АПК: время не ждет

15 июня 2016

АПК: время не ждет

Аналитический центр
Эксперт-Сибирь

Полноценное и эффективное импортозамещение в агропродовольственном комплексе Сибири ресурсами отечественных производителей возможно только в средне- и долгосрочной перспективе

Продукция агропромышленного комплекса в целом по стране в денежном выражении в 2015 году составляла 5,037 трлн руб­лей (в 2014–м — 4,319 трлн руб­лей) — то есть можно отметить вполне заметный — на 14,3% — прирост доходов в этой отрасли. Из них на Сибирь приходится 626,1 млрд руб­лей (годом ранее — 543,9 млрд руб­лей, соответственно прирост выручки — на 13,1%). Доля сибирского агропромышленного комплекса составляет 12,4%. Рост потребления продуктов питания отечественного производства связан с сохранившейся тенденцией домохозяйств к привычному нормальному и полноценному ежедневному рациону, существенную часть которого представляют как раз российские, зачастую местные, продовольственные товары. Волей-неволей экономить получается в основном на импортном продуктовом наборе, представленном на полках торговых сетей.

Обузданный рост

В общем объеме агропромышленного производства в десятке лидирующих регионов находятся Белгородская и Воронежская области (218,1 и 200,2 млрд руб­лей, соответственно), Краснодарский и Ставропольский края (333,6 и 175,7 млрд), Ростовская область (229,3 млрд руб­лей), а также Татарстан (213,7 млрд руб­лей) и Башкортостан (152,1 млрд руб­лей), Тамбовская и Волгоградская области (124,2 и 125,2 млрд руб­лей). В Сибири крупнейшим агропромышленным регионом остается Алтайский край — в 2015 году объем производства отрасли в нем составил 140,4 млрд руб­лей (прирост на 19,2%). Их позиции практически не меняются — в эти регионы, обладающие отличными по российским меркам сельскохозяйственными условиями, практически равномерно направляются инвестиции. Они вкладываются в расширение существующих агропромышленных комплексов в области растениеводства и животноводства и переработки их продукции и хранения ее, в создание новых мощностей. В этих регионах до 25% экономически активного населения занято на всех уровнях сельского хозяйства территорий.

Пищевая промышленность и агропромышленный комплекс как раз и стали направлениями, на которые пришелся перенос заметной части спроса населения регионов на продукты питания с импортной продукции (причем не только попавшей под российские контрсанкции, типа моллюсков и сыра с плесенью) на отечественную. Так, по производству основных видов импортозамещающих пищевых продуктов ситуация следующая.

В 2015 году рост объемов производства мяса крупного рогатого скота составил от 8% до 12% в зависимости от типа мяса (это статистика в целом по стране). При этом рынок мяса крупного рогатого скота в России в значительной степени занят мясом из Латинской Америки. А таких особо востребованных видов мяса среди основной массы населения со средними или низкими доходами, как охлажденная свинина и мясо птицы, — 12,7% и 13,8% соответственно. Молочные продукты являются важной составляющей потребительской корзины: производство цельномолочной продукции возросло на 3,9%, сыров на 1,5%, а выпуск сливочного масла, наоборот, показал снижение на 3,4%. Молочное производство — сегодня одно из самых низкорентабельных направлений в сельском хозяйстве, и существенная часть его производится личными подсобными хозяйствами, что в перспективе — исключительно из социально-демографических условий — приведет к снижению выпуска молока на 3–4% в год.

Сложные экономические условия, а также засуха, наводнения и пожары в отдельных регионах, произошедшие в 2015 году, в том числе и в Сибири, все же не помешали собрать высокий урожай основных сельскохозяйственных культур. Валовой сбор зерновых и зернобобовых культур в целом по стране составил 104,3 млн тонн зерна в весе после доработки, что на 23,1% выше среднего уровня за предыдущих пять лет при урожайности с убранной площади 23,6 центнера с гектара (а в 2014 году — 24,1 центнера), в том числе пшеницы — 61,8 млн тонн.

 

Также можно отметить рекордный валовой сбор кукурузы на зерно — 12,7 млн тонн, что на 11% больше 2014 года и риса — 1,11 млн тонн. Более того, в количестве, достаточном для полного обеспечения внутреннего потребления, произведена гречиха: ее намолочено 860 тыс. тонн (годом ранее — 662 тыс. тонн). Собрано 37,6 млн тонн сахарной свеклы — из этого объема выработано более 5 млн тонн свекловичного сахара. Сегодня производство сахарной свеклы из-за таможенных пошлин на кубинский сахарный сырец становится привлекательной отраслью. Также намолочено 9,2 млн тонн масла семян подсолнечника (в 2014 году — 8,5 млн тонн).

В производстве мяса сохраняется положительная динамика, рост производства обеспечивается в основном за счет свиноводства и птицеводства. Производство скота и птицы составило 13,5 млн тонн (на 4,6% выше 2014 года), при этом производство свиней увеличилось на 4,5%, птицы — на 8,0%, овец и коз — на 0,2%, а производство крупного рогатого скота сократилось на 1%.

Сохраняется положительная динамика производства в пищевой и перерабатывающей промышленности, хотя и с меньшей интенсивностью: индекс производства пищевых продуктов за 2015 год составил 101,9% против 103,6% за соответствующий период 2014 год, в том числе мяса и мясопродуктов — 105,1%, молочных продуктов — 102,1%, продуктов мукомольно-крупяной промышленности, крахмалов и крахмалопродуктов — 102,5%.

Прирост производства скота и птицы на убой и молока в сельскохозяйственных организациях, являющихся основными поставщиками сырья для предприятий переработки, оказывает положительное влияние на их работу. По сравнению с 2014 годом выросло производство мяса и субпродуктов (на 11,1%), мясных полуфабрикатов (5,2%), масла сливочного (3,3%), сыров и сырных продуктов (19,7%). Сохраняются высокие темпы производства плодоовощной продукции замороженной (12,6%), картофеля переработанного и консервированного (8,3%), маргариновой продукции (4,4%), макаронных изделий (6,2%), муки (2,1%), сахара-песка (5%). Практически на прежнем уровне остается производство хлеба и хлебобулочных изделий, продуктов молочных сгущенных и кондитерских изделий. Отмечено снижение объемов выработки колбасных изделий (на 1,7%), консервов мясных (на 9,3%), круп (на 4,2%), плодоовощных консервов (на 6,8%), майонеза и соусов (на 4,4%), масла растительного (на 6,9%), минеральной воды (на 3,8%). Причины снижения объемов производства в этих группах много­гранны — от переизбытка поставленных в торговые сети ранее круп, консервной и майонезной продукции до плавно изменяемых потребительских предпочтений к определенным товарам и снижения потребления дорогостоящих продуктов (например, колбасных изделий высшего и премиум-качества). Но самым важным фактором, по мнению экспертов рынка, стала конкуренция на российском рынке с аналогичной продукцией, поставляемой из стран Евразийского экономического союза, прежде всего, из Беларуси и Казахстана.

Конечно, в агропромышленном комплексе остается огромное количество нерешенных проблем и уязвимых мест. Достаточно сказать, что в сельском хозяйстве регионов Сибири все еще недостаточно высокие темпы технической и структурно-технологической модернизации агропрома, высокая зависимость от зарубежной сельскохозяйственной техники, оборудования и запасных частей к ним. А именно: техника создает основу для эффективного функционирования всего агрокомплекса — без создания мягких финансовых условий для приобретения техники в регионах Сибири, и без того низкоплодородных, сельское хозяйство не перевести на новый технологический цикл развития. Кроме того, между отечественными агропромышленниками и крупными торговыми сетями все еще существует напряженность в экономических интересах, свойственная периоду «всеизобилия» импортных продуктов на полках гипермаркетов. Такой дисбаланс и неразвитость бизнес-отношений между «теми, кто хочет продать, и теми, кто дает такую возможность на своих торговых площадях» ведет к удорожанию продукции уже для конечного потребителя. Не стоит также забывать и о факторе недостаточного бюджетного субсидирования затрат производителей, который также оказывает значительное давление на развитие отрасли.

Вместе с тем российское продовольственное эмбарго освободило значительную часть продовольственного рынка (в части фруктов, овощей, молочной, мясной и рыбной продукции и т.д.) для отечественных производителей продовольствия. В 2015 году объем импорта сельскохозяйственной продукции снизился почти на 40%. Девальвация руб­ля сделала импортную продукцию еще менее конкурентоспособной по отношению к местной. Значительные сложности испытывали продуктовые сети, которым в связи с резким снижением поставок «запрещенных» импортных пищевых товаров пришлось перестраивать логистику, ассортиментную политику, искать новые источники поставок зарубежной, разрешенной к ввозу, и местной продукции АПК.

Можно напомнить, что 11 лет назад стартовал нацио­нальный проект по развитию агропромышленного комплекса. Именно с того периода начался подъем в сельском хозяйстве большинства российских регионов. Благодаря реализации этого проекта, а затем и госпрограммы по поддержке агропромышленного комплекса, и развитию сельскохозяйственных рынков обеспечена полная, и даже с профицитом, продовольственная безо­пасность по многим видам товаров: зерну, растительному маслу, картофелю, сахару, овощам открытого типа, а также в значительной мере — по свинине, мясу птицы и так далее.

В списках значился

В рейтинге крупнейших компаний пищевой промышленности и агропромышленного комплекса Сибири представлено 100 предприятий. В 2014 году компании показали прирост выручки 21,3% (годом ранее — только 5%), их совокупная выручка составила 328 млрд руб­лей, а чистая прибыль — 14,4 млрд руб­лей.

Продукции «Алкогольной Сибирской Группы» (Омская область) в непростом для российского водочного рынка 2014 году удалось не только сохранить свои сильные позиции, но и существенно нарастить долю в общем объеме продаж водки в России. Доля продукции омского алкогольного предприятия на российском рынке в денежном выражении увеличилась почти на четверть и составила в 2015 году 7,4%. Одним из основных факторов роста доли «Алкогольной Сибирской Группы» стало существенное увеличение продаж сибирской водки «Хаски», на рынок была выведена новая марка водки — «Тельняшка». В 2014 году ее выручка составила 19,087 млрд руб­лей, чистая прибыль — 2 782,3 млрд.

«Новосибирский жировой комбинат» (выручка в 2014 году — 1 412,2 млрд руб­лей; 12% прироста доходов) — одно из крупнейших предприятий масложировой отрасли России, работающее на рынке Новосибирска и развивающее свои продажи в городах Западной и Восточной Сибири, Дальнего Востока и Казахстана. По показателям известности торговые марки «НЖК» лидируют на рынке масложировой продукции в столице Сибири, доминируя над всеми федеральными марками с большим отрывом — так, известность некоторых марок новосибирского майонеза среди потребителей достигает 80% (в совокупности занимает около 69% рынка майонезов).

«Омская макаронная фабрика» (в 2015 году объем выручки составил 1,372 млрд руб­лей, что на 4% выше предыдущего года) — крупный производитель макаронных изделий торговой марки «Добродея». Кроме производства макаронных изделий предприятие ведет переработку зерна и вырабатывает муку высшего и первого сортов не только в Омской области, но и в других регионах страны. Продукция продается по всей территории страны — от Санкт-Петербурга до Южно-Сахалинска, а также в Казахстан, Монголию, Китай. За 2015 год выработано макаронных изделий — 19,3 тыс. тонн (на 4,3 тыс. тонн меньше, чем в 2014 году), — их доля составляет 58,6% от всей выручки предприятия.

«Сибирская Аграрная Группа» (Томская область) — один из крупнейших российских производителей мясной продукции и самый крупный в Сибири. Выручка холдинга в 2015 году увеличилась на 23% — до 17 млрд руб­лей по сравнению с предыдущим годом (в 2014 году — 14 167,8 млрд руб­лей).

Валовое производство свинины выросло на 21,7% — до 109,1 тыс. тонн. Показатель среднего поголовья вырос на 11,7% — до 494 тыс. свиней. Основной прирост произошел за счет Красноярского свинокомплекса, первая очередь которого была введена в 2014 году. Тем самым холдинг перевыполнил планы по реализации на 17% (планировалось сбыть 91 тыс. тонн свинины). Глубокая переработка мяса увеличилась на 6,3% — до 40,88 тыс. тонн. В связи с ростом цен на импортное сырье — оболочку для колбас, специи и другие — не произошло большого прироста прибыли по мясокомбинатам. Сейчас «Сибирская Аграрная Группа» реализует несколько инвестиционных проектов: завершение строительства агрокомплекса в Красноярске (окончание — 2017 год), обновление свинокомплекса «Томский» (выход на производственные мощности в 2017 году), строительство селекционно-генетического центра в Тюмени (окончание — через два года).

Характерной чертой мясных рынков всех регионов Сибири является их самостоятельность. Местный рынок мясопереработки достаточно консервативный, тенденции его развития диктует потребитель, который выбирает в основном продукцию производителей своего региона или производителей из соседних регионов. В результате растет конкуренция не столько между производителями из дальних регионов (Московская, Белгородская, Тамбовская области), сколько среди местных предприятий. Так, мясокомбинат «Иркутский» (обороты в 2014 году — 1,053 млрд руб­лей, снижение на 8,4%) — в списке его изделий различные виды вареных и копченых колбас, копченостей, сосиски, сардельки, пельмени, различные полуфабрикаты — за 2014 год выработал колбасных изделий 3,2 тыс. тонн, полуфабрикатов 1,3 тыс. тонн, что ниже предыдущего периода на 10,4% и 24,2% соответственно. По всем группам колбасных изделий наблюдалось снижение от 7,2% до 23,5%.

В 2014 году, несмотря на сложившуюся неблагоприятную ситуацию на российском и регио­нальном пивном рынке, «Барнаульскому пивоваренному заводу» (выручка в 2014 году — 1,795 млрд руб­лей, рост на 9,6%) удалось показать прирост фактических объемов производства пива на 2%. Сегодня доля алтайского завода составляет 1,2% в целом по стране, а по Сибири — 7,4%. В структуре выпуска пива рост произошел в каждом из видов тары — кеги, стеклобутылка и ПЭТ-бутылка; начался розлив пива в алюминиевую банку.

Собраться за стол

Сложившаяся в сибирском агропромышленном комплексе ситуация создает возможность для реализации стратегии ускоренного подъема отечественного производства и более агрессивного импортозамещения при государственной поддержке. Но реализация импортозамещения в агропищевой промышленности возможна только в средне- и долгосрочной перспективе. Здесь произошло достаточно быстрое изменение географической структуры импортных поставок продовольствия, а импортозамещение охватило лишь малое число относительно небольших по масштабу секторов, хотя и потенциал импортозамещения очень велик. Если регио­нальным и местным агропромышленным и пищевым предприятиям предоставить все условия для эффективного развития, то подавляющая часть стола средней сибирской семьи, кроме особых ценителей еды и ресторанного бизнеса, будет представлена качественными и недорогими продуктами.

Генеральный директор «Сибирской Аграрной Группы» Андрей Тютюшев

— Что, по вашему мнению, является главным вызовом для предприятий отрасли в 2016 году?

— Свинины в России стало слишком много: спрос ниже, чем предложение. Оптовая цена, как следствие, падает, а себестоимость мяса из-за курса валют — растет. Многие предприятия отрасли — в первую очередь технологически отсталые — терпят убытки и, по нашей оценке, 10–15 процентов из них могут не дожить до следующего года. Тогда мяса на рынке станет меньше и цена его, я надеюсь, отрегулируется. В России она и так сегодня самая дешевая в мире: мясо в Китае и Индии в 2,5 раза дороже, в Европе — в два раза дороже.

— Как была скорректирована стратегия развития вашей компании с учетом всех экономических вызовов последних лет?

— Раньше стратегия холдинга была простая: как можно быстрее построить и как можно больше произвести.  Причем я знал, что время у нас будет ограничено, поэтому мы всегда шли на пике кредитного портфеля. Сейчас наступил момент, когда мы должны сделать остановку и работать уже над себестоимостью, то есть оптимизировать внутренние процессы. Планируем расширять переработку. Например, настало время подумать, как выгоднее продавать, допустим, ухо — с мочкой или без? Китайцы вот потребляют только ушную раковину, она стоит там больших денег.  Свиные хвостики, куриные языки — на всем, что мы раньше утилизировали, можно зарабатывать, и мы научимся! Просчитываем производство желатина пищевого, рассматриваем возможность переработки крови.  В общем, появляется много интересных направлений деятельности, на которые мы раньше не обращали внимания. С прежним курсом валют проще было купить все за границей, но теперь это экономически целесообразно делать самим.

Можно сказать, что кризис стал ледяным душем, который помог взбодриться. Любое предприятие, также как и любой человек, иногда нуждается в такой встряске.

— Какие приоритетные задачи в развитии будут стоять перед вашей компанией в 2016 году — удержание доли рынка в регионе или экспансия в соседние регионы и выход на экспорт?

— В Тюмени будет построен селекционно-генетический центр на 2 тыс. свиноматок, который нацелен на производство племенного поголовья. Когда на максимальную производственную мощность выйдут «Томский» и «Красноярский», потенциал комплексов «Аграрной Группы» будет порядка 140 тыс. тонн свинины в год (для сравнения — в прошлом году мы произвели 100 тыс. тонн). Для обеспечения этого объема нужно около 50 тыс. свиноматок хороших гибридных пород. Их родители выращиваются на племенных фермах. Это валютный товар, который можно приобрести только за границей, но из-за санкций это стало почти невозможным. Так что ситуация вынудила нас и здесь заняться импортозамещением.

Предприниматель Константин Томилин — об опыте организации собственного производства мягких сыров

— Константин, почему решили заняться производством сыра в столь непростое для экономики страны время, связано ли это с курсом властей на импортозамещение?

— В 2014 году, после объявления продуктового эмбарго, российские СМИ были переполнены информацией с заявлениями российских производителей о том, что они готовы вместо исчезнувших с полки продуктов предоставить аналогичные, а то и лучшего качества, причем по более низкой цене. Я, как человек «подсевший» на сыры, пребывал в эйфории и терпеливо ждал, когда наконец на полках наших магазинов появятся российские камамберы, голубые сыры, а может, даже и пармезан. В это же время многие компании, занимающиеся продажей ингредиентов и технологий переработки молока (направление DuPont) начали активное распространение их на российский рынок. Проводились встречи, семинары, в том числе много внимания уделялось сырам, но все это касалось только стабилизированных мягких сыров. Это связано с тем, что у таких сыров более короткий срок изготовления, стандартная органолептика и большие сроки хранения. Следовательно, сыры на полке появились, в том числе и мягкие, но, к сожалению, только стабилизированные. Соответственно вкус совсем не тот! Мне же с самого начала хотелось получить настоящий сыр. Поэтому решил пробовать запустить производство сам.

— Каковы сейчас показатели компании, планируете ли наращивать объем производства?

— Сейчас перерабатывается около 1 500 литров молока в месяц. Это очень немного.

К концу года планируем удвоить перерабатываемый объем за счет расширения ассортимента

— Каковы основные этапы развития вашей компании, можно ли говорить о том, что был ключевой переломный момент, который определил дальнейшее развитии? 

— У меня было несколько как успешных, так и неудачных стартапов. Вначале я хотел пойти по стандартной схеме: инвестиции-оборудование-помещение-персонал и т.д. Но потом что-то меня остановило. Появились смутные сомнения, что не все так просто. Ведь современные технологии стабилизированных сыров описаны, понятны и предсказуемы, а вот по классической нормандской технологии было не все так просто. Выяснилось, что я принял верное решение. Дело в том, что хотя технология классических мягких сыров известна, нюансы их изготовления спрятаны в литературе между строк, и добиться идеального вкуса можно только через эксперименты. В мае 2015 года я приобрел камеры для сыра, изготовил формы, дренажные решетки, подкупил необходимый инвентарь, закваски и начал эксперименты. На это ушел примерно год и несколько тонн испорченного молока, пока не стал получаться тот сыр, каким я его себе представлял. Все технологию я прорабатывал сам, лично посещал фермы в Нормандии, изучал специальную литературу, как современную, так и XIX века, штудировал диссертации, в том числе на арабском языке. Все противоречия старался устранить с помощью сопоставления самых разных источников.

— Каков объем инвестиций, вложенных в создание и запуск предприятия? 

— У меня пока небольшое помещение сыр я произвожу исключительно сам, супруга помогает. Все инвестиции – собственные средства. Это порядка 150–200 тыс. рублей на оборудование и инвентарь. Сюда нужно, конечно, добавить испорченное сырье, которого было достаточно много на первых этапах.

— Кто является поставщиком сырья для производства продукции?

— Для правильного созревания сыра нужно чистое, богатое белком молоко. Коровы должны быть здоровыми. Большие хозяйства, дабы избежать болезней стада, регулярно проводят вакцинацию антибиотиками. Это вроде неплохо, только такое молоко для вызревающих сыров не подходит. Частники, которые держат три–четыре коровы «для себя» и продают излишки на рынке, тоже сомнительны: ручная дойка и нерегулярные медицинские осмотры животных не позволяют гарантировать чистоту молока. Остаются мелкие фермерские хозяйства с поголовьем 20–30 коров, которые успевают следить за состоянием животного, не злоупотребляют вакцинацией и обеспечивают луговой выпас в летний сезон и качественные корма в зимний. Именно у такого хозяйства, находящегося в районе с. Ярково в Новосибирской области, я ежедневно покупаю от 50 до 200 литров молока. Закваски и штаммы плесени — французские, компания Danisco DuPont, которая имеет представительство в Новосибирске.

— Насколько тяжело было выходить на новосибирский рынок, какие сложности возникали? Планируете ли реализовывать свою продукцию через торговые сети?

— Потребители достаточно живо реагируют на новые предложения на рынке. Большую помощь оказали соцсети, отзывы покупателей, «сарафанное радио». В продуктовые сети пока что не выходим. Сейчас собираем документы на декларирование продукции. Однако есть большие сомнения в организации поставок в сети. У нас «живой» сыр, не подлежащий длительному хранению, и мне кажется, его место — на рынках, а не на прилавках супермаркетов.

 — Не планируете ли в ближайшее время запустить производство новых сыров?

— Да. Сейчас зреет голубой сыр и планируем поставить слизневые.

— Как вы оцениваете инвестиционную привлекательность отрасли пищевой промышленности в целом, можно ли говорить о недофинансированности отрасли?

— Я не знаю, насколько готовы инвесторы участвовать в долгосрочных инвестициях, так как традиции сыроделия, сыровяления, и в том числе виноделия подразумевают отсроченную прибыль. В любом случае такие вложения рискованны, зато положительный результат, безусловно, принесет свои дивиденды. Кто предоставит такие «длинные» деньги — государство или частник — не так уж важно. Главное, чтобы и инвестор, и производитель понимали, какой продукт они в итоге хотят получить.  

Генеральный директор агропромышленной Группы «ПРОДО» Петр Илюхин

— Какие факторы оказали решающее значение на развитие отрасли в 2015 году?

— Курс руб­ля, укрепив свои позиции весной 2015 года, потом все же начал падать. А колебания курсов валют — крайне негативный фактор для отрасли. Падение покупательной способности населения вызвало явное смещение массового спроса в сторону куриного мяса и свинины. Это поддержало игроков рынка в намерении инвестировать в эти направления.

— Если в 2014–2015 годах основной доктриной для пищевой промышленности было «импортозамещение», то в какой доктрине работает отрасль в 2016 году?

— «Импортозамещение» по сути — это развитие производства и повышение качества и конкурентоспособности российской продукции. В этом ключе отрасль работает и сегодня, и надо сказать, здесь есть к чему стремиться.

Правда, подобные цели требуют значительных финансовых вливаний. Поэтому вопросы поиска дешевого финансирования будут актуальны для отрасли и в 2016 году.

Очень хотелось бы, чтобы 2016 год прошел для отрасли под знаком стабильности. Так как только в такой ситуации можно строить реальные планы долгосрочного развития.

— Что, по вашему мнению, является главным вызовом для предприятий отрасли в 2016 году?

— В условиях экономического спада и снижения платежеспособного спроса очень важно сохранить качество продукции, не снижая при этом эффективности работы. Когда невозможно поддерживать объем продаж за счет снижения цены (что само по себе в долгосрочной перспективе не эффективно), на первый план выходит маркетинг. Выгодное позиционирование продукции, грамотное продвижение. Как вариант — освоение новых территорий. Или тщательная работа с ассортиментом (выпуск востребованных новинок, оптимизация ассортимента и проч.). Это все непростые задачи. Но все же никакой маркетинг не сможет «спасти» неэффективное производство.

— Как вы оцениваете инвестиционную привлекательность отрасли, можно ли говорить о недофинансированности отрасли?

— Если говорить о рынках присутствия Группы «ПРОДО» — производстве мяса птицы, свинины и мясопереработке, то крупные и давно присутствующие на рынке игроки уже находятся в процессе реализации своих инвестпрограмм. Если у компании уже есть опыт работы в нашей стране, есть доля рынка, то, безусловно, ей необходимо инвестировать в модернизацию, расширение мощностей. Развиваться же с нуля в нынешних условиях будет довольно сложно.  

Учредитель «СибХПП» («Сибирское Хлебоприемное предприятие»)  Владимир Арбатский

— Какие основные процессы происходили на рынке зерна в 2015 году, какая складывается ситуация сейчас и каких итогов можно ожидать по результатам 2016 года?

— Если анализировать 2015 год, для рынка зерна он сложился очень удачно, поскольку урожай в целом по стране был порядка 105 млн тонн, в СФО при этом было выращено около 14 млн тонн. Закупочные интервенции проводились по высокой цене — 10,9 тыс. руб­лей за тонну. Соответственно по России в целом был очень хороший экспорт. Цифры по экспорту зерна сейчас колеблются от 33 до 34 млн тонн. За последние годы это максимальные показатели в России. Для Сибири в этом году характерно — кроме отправок в Новороссийск были отправки в Монголию. Там был неурожай, поэтому туда был отправлен большой объем зерна — около 600 тысяч кг. Получается, 2015 год был удачным абсолютно для всех участников рынка.

Что нас ожидает по итогам 2016 года, пока говорить очень рано, но ведущие аналитики зернового рынка прогнозируют в целом по России, так же, как и в прошлом году, хороший урожай, ориентировочно свыше 100 млн тонн. Однако при этом в Сибири очень сложная ситуация с погодой, уже сейчас видно, что спрогнозировать объем урожая будет проблематично. Пока что погода категорически не хочет, чтобы у нас был хороший урожай, будем надеяться, дожди пройдут в ближайшее время.

— Как отразилась на зерновом рынке текущая экономическая ситуация, а также введение санкций?

— В первую очередь, это повышение процентной ставки по кредитам. Я думаю, это больно ударило по многим отраслям промышленности. Мы никогда не будем эффективно развиваться при таких ставках, в тех странах, где руководство страны заинтересовано в развитии промышленности и бизнеса, ставка по кредиту составляет один–два процента. Построить бизнес и отдать его банку, думаю, неинтересно никому. Реальная статистика такова — идет активное сокращение не только расходной части населения, но и сокращение объема производства во многих отраслях промышленности.

Вторая злободневная проблема — крайне частые проверки контролирующих организаций. Было выступление Владимира Путина, в котором он ясно заявил, что нужно оставить сектор МСБ в покое, дать ему нормально работать и минимизировать проверки. Видимо, проверяющие организации интерпретировали это на свой манер и только усилили свои действия для того, чтобы задавить еще больше компаний. В нашей компании за последний год прошло около 15 масштабных проверок. В итоге все это отнимает огромное количество времени и средств. Сегодня происходит реальное удушение бизнеса, и это огромная проблема.

Отраслевая проблема рынка зерна — отмена возврата НДС по экспорту. Пять крупнейших компаний уже ушло с рынка. Экспорт зерна находится на втором месте после экспорта вооружения, и если ситуация с НДС не изменится, мы придем к удручающей картине: меньше экспортируем, зерна в стране становится больше, соответственно цена провалится, а колхозник недополучит то, что потратил, и так по нарастающей.

Еще важная проблема — повышение тарифов на перевозку зерна. За последние несколько лет тариф увеличился в четыре–пять раз. Например, сейчас довести зерно до Новороссийска — порядка 4 тыс. руб­лей на тонну, до городов Дальнего Востока — около 5 тыс. руб­лей за тонну. Реформа, которая была затеяна в РЖД, на мой взгляд, провалилась, потому что мы видим, что творится на трассах: фуры идут друг за другом, паровозы у нас теперь на трассах, а не на железной дороге.

— Как в этой ситуации бизнесу выполнять курс на импортозамещение?

— Исходя из перечисленной мной проблематики, на сегодня курс на импортозамещение сами чиновники и блокируют. Они эту программу родили, но реальному бизнесу они не дают этим заниматься, делая все наоборот. Простой пример: полки молочной продукции заполонили белорусские продукты, а наших производителей стало не намного больше. На рынке мяса ситуация лучше, но тоже есть нюансы. Если я в небольшом фермерском хозяйстве покупаю вырезку примерно за 180 руб­лей, то большинство продуктовых сетей такое же мясо продают с накруткой примерно в 2,5 раза. Для нормального ценообразования нужен четкий механизм, инициированный правительством. В то же время я считаю, что установка на импортозамещение должна оставаться на 2016 год, потому что этот курс, по крайней мере, дал представление, куда нужно двигаться дальше. Я уверен, что в дальнейшем мы достигнем в этом успеха и в том числе научимся делать хорошие сыры. Однако все это реально, если к бизнесу у чиновников сложится принципиально иное отношение, нежели сейчас. Пока что члены правительства занимаются только тем, что ждут повышения цены на нефть, но большая часть бизнес-процессов в пищевой промышленности от этого совершенно не зависит.

— Если говорить о дальнейшем развитии экспорта зерна, какие направления для России более перспективны и относится ли к таким странам Китай?

— Сегодня мука начинает потребляться Сингапуром, Тайванем, Таиландом, Южной Кореей. В этих странах начали есть булочки, связано это с ростом благосостояния этих стран. Однако наше государство никак не способствует экспорту зерна в эти страны, вместо этого активно пытается продать наше зерно Китаю, которому, на мой взгляд, оно совершенно не нужно. Китай самодостаточен, он имеет двойной годовой запас зерна, для сравнения — в России стратегический запас порядка 3,5 млн тонн при потреблении страны 70 млн тонн в год, тогда как в Китае хранится двухгодовой запас при примерно таком же потреблении. А мы пытаемся им продать зерно и муку. Не нужно им наше зерно, это очевидно. Я оцениваю результативность переговоров по экспорту зерна в Китай как минимальную.

Сегодня мы пытаемся самостоятельно наладить торговые отношения с Сингапуром и Тайванем, но при отсутствии помощи в этом направлении со стороны правительства сделать это будет очень сложно. Должна быть слаженная политика.

 


Похожие статьи: