Дорогой тариф

01 ноября 2016

Дорогой тариф

Глеб Девятов
Татьяна Бородина
Эксперт-Сибирь

В Бурятии сложилась странная ситуация с ценами на электроэнергию. Стоимость электричества в этом регионе в два–три раза выше, чем в соседних областях. По этому параметру республика заметно выделяется и на фоне других субъектов страны.

Представители общественных организаций Улан-Удэ и депутаты Горсовета неоднократно пытались разобраться в причинах происходящего. К сожалению, ситуация не меняется к лучшему. Цена за электричество была снижена, но буквально на копейки, лишь после визитов и обращений члена центрального штаба ОНФ, руководителя Центра мониторинга исполнения указов президента Николая Николаева. Но даже сейчас тарифы остаются очень высокими. И есть все основания считать управление республикой и местным филиалом «МРСК Сибири» неэффективным. 

«Тема цены на электричество для Бурятии парадоксальная, — говорит Николай Николаев. — Сколько уже копий сломано, сколько было решений, обсуждений, а воз и ныне там».

Появились подозрения и в коррупционной составляющей тарифной политики в Бурятии. Николай Петрович подчеркивает, что, видимо, причиной является то, что у такого формирования цены есть свои «интересанты». С ним трудно не согласиться. Ведь власти региона и филиал «МРСК Сибири» стойко сопротивляются, не желая понижать тариф даже после поручения президента РФ Владимира Путина.

Напомним, весной 2016 года по поручению главы государства была создана рабочая группа при Минэнерго. Она установила для Бурятии оптимальный тариф в 2,31 рубля за кВт/час. Владимир Путин поручил зампреду правительства России Аркадию Дворковичу помочь во включении региона в перечень особых зон оптового рынка электроэнергии. Но оказалось, что правительству республики это не нужно. По крайней мере, заместитель председателя регионального правительства проигнорировал важные встречи и не предоставил нужные отчеты о предпринятых мерах. Собственно, и мер, похоже, никаких не было. Как это объяснить?

Очень просто, считает Владимир Самойлов, директор московского института прикладной политики. И поясняет: так происходит потому, что первый заместитель правительства Бурятии господин Зубарев отвечает за энергетику, а его родной сын является заместителем директора «Бурятэнерго», которое и продает электроэнергию населению. Понятно, что тут в противоречие вступают интересы населения Бурятии и интересы родного сына. «И как вы думаете, чью сторону займет папа? Папа занимает сторону сына и делает все для того, чтобы заработки «Бурятэнерго» позволяли всем жить безбедно. Как живет население, его, видимо, интересует мало. До недавнего времени даже какие-то попытки снизить тарифы не предпринимались. И пока существует эта аффилированность, ничего не изменится», — убежден политолог.

Владимир Александрович рассказывает, что больше месяца назад в Улан-Удэ проходило совместное заседание «Народного фронта» и «Партии Роста». И лидер бурятского отделения «Партии Роста» Сергей Иванов как раз все это афишировал.

«Это была бомба, которую все СМИ Бурятии опубликовали. Видимо, после этого уже совсем ничего не делать было нельзя, и правительство снизило тариф для населения аж на 18 копеек! Но при этом переложило эту финансовую нагрузку на бизнес. Причем, приписало заслугу себе, хотя понятно, что если бы не это совещание и не публичный скандал, то ничего бы не поменялось, — рассказывает Владимир Самойлов.

По мнению Сергея Иванова, без первых лиц, отвечающих за энергетику в правительстве республики, и первых лиц «МРСК Сибири» такая коррупция была бы невозможна. «Однозначно, у нас сегодня чрезвычайно высокие тарифы на энергоносители. Не обращать внимания на этот факт, не анализировать причины роста тарифов просто невозможно, — говорит депутат. — У нас были большие надежды на снижение цены на покупку электроэнергии. И оно произошло — почти на рубль, по сведениям РСТ Республики Бурятия. Однако тариф для населения, пусть и на три копейки, но вырос».

Корень зла, по словам Сергея Иванова, в том, что в Бурятии сбытовая составляющая в тарифе — всего четверть от тарифа, а три четверти — услуги сетевых компаний. Львиную долю этих услуг — более 70 процентов — предоставляет сетевая компания «МРСК Сибири». Она включает в тариф не­обоснованные расходы и потери, отсюда и высокие тарифы. «Это необоснованно завышенная выручка монополиста. Превышение равно как минимум одному миллиарду рублей», — добавляет парламентарий.

Он уверен, что попытки обвинить в баснословных тарифах мелких сетевиков — это абсурд. Ведь доля этих компаний в сетевом хозяйстве и в общей выручке сетевых компаний не превышает 10 процентов. В то время как выручка «МРСК Сибири» составляет 77 процентов в общем котле. Если отсюда отнять выручку таких крупных компаний, как «Улан-Удэ Энерго» и «Оборон­энерго», то доля мелких сетевых компаний оказывается совершенно несущественной.

Депутат отмечает, что энергетика Бурятии нуждается в модернизации, внедрении современных энергосберегающих технологий и оборудования, направленных на повышение эффективности и качества, снижение тарифов на предоставляемые населению услуги. И подчеркивает, что сложившаяся ситуация в региональной энергетике — следствие неэффективной работы региональных властей.

Удивительное дело, но официальные лица при этом продолжают заверять, что с тарифами в республике все хорошо. Нам об этом рассказал первый заместитель руководителя Республиканской службы по тарифам Бурятии Евгений Белов. «Для населения у нас тарифы на среднем уровне, даже ниже среднего по стране. Для прочих тарифы достаточно высокие, но они сопоставимы с тарифами в соседних регионах, есть еще выше», — заверил чиновник. Впрочем, он добавил, что снижать тарифы, конечно, нужно. И работа уже ведется. В результате цена на оптовом рынке электроэнергии тоже снижается.

«В феврале 2016 года она достигала 2,5 рубля, а сейчас 1,6 рубля составляет за один киловатт-час. Плюс работа ведется по снижению сетевой составляющей тарифа. Снижения можно добиться путем консолидации сетей», — пояснил Евгений Белов.

Президент Торгово-промышленной палаты Республики Бурятия Игорь Зураев напомнил, что высокие тарифы на электроэнергию были установлены еще в начале двухтысячных.

«С тех пор для Бурятии это очень наболевший вопрос. Огромная разница в тарифах на территории соседних регионов является совершенно недопустимым явлением. Этот фактор не позволяет товаропроизводителям выдерживать конкуренцию на рынке, что отрицательно сказывается на социально-экономическом развитии респуб­лики», — говорит президент республиканской ТПП.

Игорь Зураев тоже рассказал о снижении тарифа для оптовиков. И подосадовал, что для населения снижение стало незначительным — всего на 18 копеек вместо 30 ожидаемых. Темпы снижения цены он также признает недостаточными.

Начальник отдела защиты прав потребителей региональной общественной организации «Бурятская ассоциация потребителей» член Общественной палаты Бурятии Надежда Жарникова рассказала, что уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Борис Титов во время своего визита в республику также интересовался, почему в регионе такой высокий тариф, если не аномальный, то близкий к этому.

Ответственный секретарь Межотраслевого совета потребителей по вопросам деятельности субъектов естественных монополий при главе Республики Бурятия На­дежда Тармаева видит причины высоких тарифов в отсутствии собственных генерирующих мощностей (90 процентов электроэнергии в республике покупается), в большом количестве сетевых организаций, а следовательно, и в больших затратах на сетевую составляющую.

«Повысить энергоэффективность работы региональной энергосистемы можно путем сокращения «сетевиков», тогда снизятся затраты на содержание аппарата и повысится квалификация персонала», — считает она.

Дело в том, что никто не желает этим вопросом заняться, кроме народных избранников, говорит депутат горсовета Улан-Удэ Александр Калашников: «Мы предполагаем, что тариф завышен в связи с тем, что завышена сетевая составляющая. Мы выступали с предложением провести экспертизу, посмотреть, как он формируется, но все уходят от этого вопроса, считают, что все нормально, все прекрасно. Руководитель РСТ говорит, что тариф основан на обоснованных расходах. Никто не желает проверять. И мы говорим уже фактически о коррупционной составляющей».

По словам депутата, в горсовете была создана рабочая группа, которая занимается тарифными вопросами. «Если мы хотим, чтобы у нас была развитая экономика, нужна конкурентность. А как мы можем конкурировать с теми же Иркутской областью и Забайкальским краем, если у них тарифы что на электроэнергию, что на тепло — ниже? У нас в 2009–2011 годах тариф на электрическую энергию подскочил, в итоге сетевая составляющая «МРСК Сибири» поднялась за два–три года процентов на 60. Это выручка, можно сказать, себе. Надо относиться ко всем сетевым организациям одинаково, а у нас почему-то монополист — «МРСК Сибири». Это такая организация, которую нельзя задевать, нельзя трогать. А там же все основные средства проходят, расходы — обоснованные, необоснованные — тоже вопрос», — возмущается Александр Калашников.

В заключение добавим, что член центрального штаба ОНФ, руководитель Центра мониторинга исполнения указов президента Николай Николаев прекрасно осведомлен о родственных связях и об игнорировании совещаний представителями правительства Бурятии.

«Складывается впечатление, что жители Бурятии просто не понимают своего счастья, — иронизирует Николаев. — Кое-кому нужно понимать, что государство — не коммерческая лавочка. И основная его задача — это решение социальных проблем. У государства нет и не может быть задач получения сверхприбыли. Чаще всего такие задачи перед собой ставят отдельные личности и отдельные чиновники. Оттуда у нас появляются и коррупция, и злоупотребления».

Член центрального штаба ОНФ отметил, что проблема уже поднята на федеральном уровне.


Похожие статьи: