Сибирь-400: главные итоги и главные уроки

02 декабря 2016

Сибирь-400: главные итоги и главные уроки

Сергей Суровый
Эксперт-Сибирь

Сибирь как одна из главных минерально-сырьевых основ только наращивает свое значение — темпы прироста выручки крупнейших компаний Сибири стабильно высокие, объемы физического производства продукции увеличиваются

Экономика Сибири «соткана» из набора регио­нальных экономик — от Омска до Читы, — в достаточной степени разных по концентрации и численности населения, по своему промышленному, торговому, финансовому и транспортному состоянию и их потенциалам. Вместе с тем, если оценить значение Сибири более широко, то она является экономико-географическим феноменом не только российского, но и континентального значения. Этот феномен заключается в том, что Сибирь — крупнейший на планете массив суши, который в условиях сурового климата, в общем-то, низкой населенности и слабой инфраструктурной освоенности имеет значимую промышленно-сырьевую экономику. Экономику, которая способна во многом, хотя и, безусловно, не во всем, обеспечивать собственные потребности, а также быть сырьевым донором, прежде всего, за счет освоения гидроэнергетических и топливно-энергетических ресурсов, использования металлургической сырьевой и производственной базы.

К сожалению, регион получает не­справедливо малую экономическую ренту от использования, прежде всего, частными корпорациями, своих природных, энергетических, водных и земельных ресурсов, а также исторически развитой здесь промышленной базы и трудовых ресурсов. И эта тенденция, по большому счету, со временем усиливается.

Взять все — и поделить?

Позволим себе поднять вопрос перераспределения прибыли от освоения ресурсов того или иного региона, как это делают многие экономисты, заостряющие этот справедливый вопрос повышения регио­нальной природной ренты и выравнивания бюджетных доходов в сибирских областях, краях и республиках. Тем более с учетом того, что значение сибирской экономики в целом в экономике страны сквозь призму статистики, бухгалтерской и налоговой отчетности, конечно, сильно искажено. Что мы имеем в виду?

В таких формах отчетностей, а значит и в рейтингах, практически не отражаются факторы, зачастую свойственные работе крупнейших сибирских компаний, такие как занижение объемов выпускаемой промышленной продукции, равно как и части экспорта и доходов от применения толлинговых и процессинговых схем производства. Никто никогда не фиксирует механизмы трансфертных цен и не учитывает производство продукции регио­нальными филиалами интегрированных сырьевых и промышленных холдингов. Как правило, упускается из вида внутрикорпоративное распределение выручки и прибыли, использование оффшоров и прочие финансовые механизмы. Общие масштабы искажений в объеме промышленной продукции Сибири можно оценить как огромные — по некоторым оценкам они достигают 1,8–2,3 раза от официально регистрируемых значений. Определенная часть финансовых ресурсов, полученных от добычи сибирских ресурсов, от производства в промышленных центрах регионов, то есть имеющих сибирское «происхождение», не поступает в бюджетные системы самих регионов (а им возвращается доля некоторых федеральных налогов и отдаются прак­тически все регио­нальные сборы и налоги). Крупные финансовые ресурсы сразу распределяются в доходы консолидированных финансово-промышленных групп по месту регистрации, как правило, в Москве и Санкт-Петербурге.

Такое искусственное переключение финансовых потоков уже привело к сильной экономической зависимости сибирских регионов от обратных дотаций и субсидий, непропорцио­нальных по объемам «упущенных» территориями выгод. Сложившаяся ситуация снизила уровень жизни населения, привела к обострению социально-экономических проблем в регионах, в жилищно-коммунальном и транспортном хозяйстве, системах здравоохранения и образования и в других социальных сферах как крупных городов Сибири, так и в муниципальных образованиях и малых населенных пунктах.

Потенциальные инвестиционные потоки, формируемые крупными холдингами, придерживаются из-за сверхрисковой системы в российском частном бизнесе, в особенности в сфере освоения ресурсов. «Прижимистый» менталитет современных владельцев и управленцев не позволяет вкладываться в новые инвестиционные проекты с повышенным риском. Государственно-частное партнерство в существующих сейчас экономических условиях сведено к минимуму не только для сибирских регионов, но и для территорий со специальными режимами экономической деятельности, таких как территории опережающего развития и т.д.

Конечно, следует сказать, что сибирские минеральные ресурсы на многие десятилетия сохранят свое значение для поступательного социально-экономического и промышленно-технологического развития всей страны, а сырьевые регионы, вместе с тем, только усилят эту «зависимость». Результаты рейтинга крупнейших компаний Сибири во многом подтверждают этот тезис. Дело в том, что значение сырьевых отраслей в экономике сибирского макрорегиона в последние десять лет только усиливается, что видно и по данным нашего рейтинга. Так, доля промышленного сектора за три года возросла с 68% до 72%. Это означает, что нельзя принижать важность минерально-сырьевой базы и особенности сырьевого развития экономики государства, говоря о газовой, нефтяной или иной «игле» (а то и проклятии!) в российской экономике: минеральные ресурсы формируют основные финансовые потоки для бюджетной системы, позволяющие инвестировать, в том числе, в инновационную и инфраструктурную среду как в сырьевых, так и в исключительно промышленных регионах.

Без труда не вытащишь Сибирь

Сибирская экономика вновь пошла в рост: темпы прироста выручки стабильно высокие, объемы физического производства продукции увеличиваются. Общая выручка четырехсот крупнейших компаний Сибири в 2015 году возросла на 14%, практически дотянув до шести трлн руб­лей. За два года доходы крупнейших компаний возросли на один трлн руб­лей, в основном благодаря сырьевому сектору. Совокупная чистая прибыль второй год возрастает — на 34,4%, до рекордных 497,1 млрд руб­лей, а средняя рентабельность всех предприятий рейтинга возросла на 1,5 п.п., до 8,4%. Важно отметить, что только два года назад компании рейтинга показывали удручающие результаты (и снова из-за негативного фона на сырьевых секторах экономики) — тогда их суммарная выручка выросла только на 7,1%, чистая прибыль вообще снизилась (на 35%), а рентабельность составляла всего 0,06%.

Среди промышленных отраслей отрицательный результат показала только промышленность строительных материалов. Что и неудивительно, — строительный сектор в Сибири еще не вышел из легкого пике — в 2015 году объем выполненных работ в строительстве составил 548,4 млрд руб­лей, что ниже предыдущего периода на 14,6%. В то же время строительство жилых домов в макрорегионе в целом увеличилось на 5,6%, до 9,368 млн кв. метров. Все сибирские цементные заводы — «Топкинский цемент», «Искитимцемент», «Ачинский цемент», «Красноярский цементный завод», «Ангарский цементно-горный комбинат» — показали снижение выручки. В 2015 году объем производства цемента в стране, как в натуральном, так и процентном выражении снизился (на 9,9%, до 6,79 млн тонн), в то время как на протяжении последних лет производство цемента только увеличивалось. Сокращение производства цемента связано, кроме того, с отсутствием, «заморозкой» или завершением крупных инвестиционных проектов по строительству промышленных объектов в регионах Сибири.

Цветная металлургия Сибири за три года восстановила свои позиции после кризиса 2008–2009 годов, когда на фоне резкого снижения цен на алюминий, никель, медь, полиметаллы горнодобывающим и металлургическим заводам пришлось снижать и физические объемы производства. Темпы прироста выручки отрасли второй год подряд не опускаются ниже 22% (см. Таблицу 2), а суммарная чистая прибыль по крупнейшим компаниям стабильно держится на уровне 100 млрд руб­лей.

Конкурентным преимуществом сибирской металлургии является развитая сырьевая база по основным цветным металлам — никель, медь, цинк, металлы платиновой группы, что сводит к минимуму риски от зависимости поставок сырья. Такая проблема есть только по традиционному алюминиевому сырью — бокситам (у нас только низкокачественные руды), а также олову и титану, покрываемые импортом. Но в перспективе возможен поэтапный переход алюминиевых заводов на альтернативное сырье — минералы группы силлиманита, запасов которых в стране хватит на сто лет при существующем объеме производства алюминия. Одной из стратегических задач алюминиевой отрасли — представленной 
«РУСАЛом» — является увеличение внутреннего потребления алюминия до 2 млн тонн в год. Это обеспечит создание свыше 20 тыс. рабочих мест и увеличение производства алюминиевых продуктов — значительно более дорогих, чем первичный алюминий — в два раза. В Красноярском крае намечено создание инновационной промышленной территории «Алюминиевая долина», в состав которой войдут такие предприятия как Красноярский алюминиевый завод, Красноярский металлургический завод, литейно-прессовый завод «Сегал» (производство алюминиевых профилей), SKAD и КиК (производители алюминиевых автомобильных дисков). 

В 2015 году золотодобывающими предприятиями, которые работают в восьми сибирских регионах, получено 95 тонн золота. Сибирь по-прежнему является одним из крупнейших регионов по добыче драгоценного металла. Впрочем, теперь уже как минимум на десятилетие будет заметно отставать от добычи металла на Дальнем Востоке (129 тонн) — в Якутии, Магаданской области, на Чукотке золотодобыча будет значительно наращиваться благодаря затянувшейся подготовке и вводу в эксплуатацию таких крупных сложных месторождений, как, прежде всего, Нежданинское, Наталкинское и освоение других объектов Яно-Колымской золоторудной провинции. Вместе с тем, запасы и ресурсы золоторудных месторождений, как известных, так и перспективных, внедрение новых технологий в процессы переработки труднообогатимого сырья, позволят ежегодно увеличивать добычу золота в Сибири на 3–5 тонн.

Основная доля в добыче угля в России приходится на Сибирь (83,5% от общего объема добычи угля), а в крупнейшем Кузнецком угольном бассейне в 2015 году добыто 215,37 млн тонн угля. Угольная промышленность сейчас находится в непростых экономических условиях — в течение 2015 года цены на уголь и угольную продукцию продолжали снижаться, усилилась конкуренция на внешних рынках сбыта продукции, что было обусловлено замедлением роста мировой экономики и сокращением спроса на уголь.

Внутренний спрос на энергетический уголь в России вырос за счет спада в гидроэнергетике, что привело к повышенной нагрузке на угольные электростанции. В условиях непростой конъюнк­туры экспортных рынков российским поставщикам удалось увеличить объемы международных поставок в Азиатско-Тихоокеанский регион, в то время как экспорт в Атлантику несколько снизился. В целом угольные компании сохранили конкурентоспособность благодаря программам оптимизации издержек и девальвации руб­ля, хотя неизменной проблемой кузбасских угольных компаний остается удаленность от потребителей.

На бога надейся, а сам не плошай

Остается сказать, что представления о дотационности и нерентабельности сибирского макрорегиона, мягко сказать, преувеличены. Именно Сибирь в последние десятилетия и, тем более, сейчас является одним из главных источников валютных поступлений для страны. Сибирь во многом обеспечивает российскую экономику и промышленность черными, цветными и благородными металлами, нефтью, газом, углем и ураном, нефтехимическими продуктами, энергией, лесом и строительными материалами, продукцией пищевого и агропромышленного комплекса. Действие факторов удорожания производства сибирской продукции перевешивается суммой сильных конкурентных преимуществ — как правило, качественные природные ресурсы и их огромные запасы, эффект масштаба, низкая стоимость электроэнергии и так далее. Существует, конечно, и масса проблем, не решаемых в полной мере десятилетиями. Но они решатся, если регио­нальные власти в Сибири смогут правильно и своевременно оценить сложившиеся у них, на местах, условий инвестиционной деятельности и ведения бизнеса, быстро оценить реальные возможности по их улучшению. Эти условия ключевые для развития экономики сибирских регионов. И действительно, не стоит главам регионов обижаться на меры административного и кадрового характера, применяемые к ним, если их слова останутся словами.

Методика составления рейтинга

Рейтинг «400 крупнейших компаний Сибири» составлен Аналитическим центром журнала «Эксперт-Сибирь». Таблица 2 включает дополнительный список 100 компаний, выручка которых находится ниже точки отсечения основного рейтинга.

В рейтинг включались компании промышленных и непромышленных отраслей. Место определялось путем ранжирования по объему реализации продукции (работ, услуг) в 2015 году. Под этим термином понимается объем выручки от продажи продукции (товаров, работ, услуг) для занятых в сфере промышленности, телекоммуникаций, транспорта, розничной торговли, жилищно-коммунального хозяйства, строительства. Для банков — сумма процентных и комиссионных доходов (до вычета расходов).

В основной список рейтинга включаются компании, чей головной офис и основные производственные мощности находятся на территории сибирского региона, а также структурные подразделения общероссийских холдингов на территории Сибири. Источниками информации при составлении рейтинга послужили данные, полученные от «СПАРК-Интерфакс», а также опубликованные компаниями в открытых источниках.

Рейтинг 400 крупнейших компаний Сибири по объему реализации в 2015 году


Похожие статьи: