Предсказуемый выбор

20 февраля 2017

Предсказуемый выбор

Александр Минаков
Эксперт-Сибирь

Сдерживающих факторов хозяйственной интеграции в Евразийском Экономическом Союзе на нынешний день пока больше, чем положительных примеров взаимодействия

ФОТО: ВЛАДИМИР ДУБРОВСКИЙ

Евразийский Экономический Союз (ЕАЭС) — объединение, которое должно помочь странам-участникам выстроить экономические связи и самое главное, формируя единое рыночное пространство, снизить негативные факторы влиянии глобального рынка. По исходным экономическим показателям у Союза очень высокий потенциал развития территории — свыше 20 млн кв. км, население — около 180 млн человек, на долю этих стран приходится более 4% мирового ВВП и более 80% ВВП стран СНГ, порядка 12% глобального сырьевого экспорта.

По данным Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) 2015 года, по сравнению с 2014 годом пропорции развития взаимной торговли стран ЕАЭС изменились следующим образом. Во взаимном экспорте вклад Российской Федерации возрос с 60,3% до 63,3%. У Республики Беларусь показатель уменьшился с 26,5% до 24,2%. У Республики Казахстан он также снизился, но незначительно: с 11,7% до 10,8%. А Кыргызстан показал пусть и незначительный, но рост — с 1% до 1,2%.

В товарной структуре взаимной торговли государств — членов ЕАЭС — наибольший удельный вес занимают минеральные продукты (33,4% объема взаимной торговли), из которых 81,7% на рынок ЕАЭС поставляет Российская Федерация. Существенны поставки машин, оборудования и транспортных средств (16,4% объема взаимной торговли), из которых 60% приходится на Российскую Федерацию и 37,1% — на Республику Беларусь. Доля продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья составляет 15,2% объема взаимной торговли, из которых 56% приходится на Республику Беларусь и 34,7% — на Российскую Федерацию.

По общему мнению экспертного сообщества, даже в существующей, далеко не идеальной, модели внутреннего взаимодействия Евразийский Союз позволил участникам пройти кризис 2014–2015 гг. намного ровней и спокойней. Но в действительности выбор для стран-участниц встал между единым рынком и суверенитетом нацио­нальных экономик. И выбор этот, по мнению экспертного сообщества, был предсказуем: пока в ЕАЭС на первом месте приоритеты развития нацио­нальных экономик, а следовательно, каждый по сути выживает, как может, и по большей части — собственными силами.

В ходе юбилейной двадцатой экспертной площадки «Сибирь-Евразия» в Сибирском институте управления (филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ — СИУ РАНХиГС) экспертное академическое сообщество России, Казахстана и Киргизии обсудило ряд актуальных вопросов и сдерживающих факторов интеграции внутри ЕАЭС.

«Союзу нужна ясная и четкая стратегия развития экономики, — говорит профессор кафедры «Менеджмент» Евразийского нацио­нального университета им. Л.Н. Гумилева (Астана, Казахстан) Николай Ювица. — Причем подходить к процессам интеграции надо глобально, не только опираясь на взаимодействие двух-трех стран». В своем докладе Николай Ювица заострил внимание на путанице экономических особенностей стран ЕАЭС. Российская экономика базируется на частном предпринимательстве, экономическая модель Беларуси основывается на государственной экономике. Это влияет на процедуру формирования цен и налогов, в результате чего взаимодействие российской и белорусской модели развития далеко не всегда проходит гладко и приводит к взаимным претензиям. Белорусская сторона говорит, что многие российские товары не торгуются на общепринятых условиях. В действительности подобная ситуация характерна не только для российских товаров, каждая страна — участница союза — сформировала отдельный пул товаров, которые не торгуются на общепринятых в союзе условиях.

В то же время, отмечает профессор Ювица, экономика Казахстана подошла к новому уровню своей трансформации, и та структурная политика, которая нужна сегодня, должна учитывать вот эту трансформацию. «Она заключается в том, что одновременно с модернизацией нацио­нального хозяйства идет создание сектора интеграционной экономики регио­нального значения и интеграция в глобальную экономику — вот три уровня, которые представляют полиориентированную экономику Казахстана», — поясняет профессор.

 

Цена интеграции

У всех перед глазами пример кризиса Европейского Союза, который тоже начинался как экономический проект, но впоследствии перешел в плоскость глобальной интеграции, с принесением в жертву суверенитета — и экономического, и политического, и нацио­нального. Во-вторых, страны-участницы Евразийского Союза не могут договориться между собой по, казалось бы, незначительным вопросам… Так, Казахстан закрыл границу для вывоза ГСМ в Киргизию, не урегулирован вопрос с ценой за прохождение транзитного транспорта из Киргизии в Россию по территории Казахстана. Единый рынок породил и такое явление, как реэкспорт санкционных товаров в Россию через территорию Беларуси. С присоединением к ЕАЭС Киргизии в полный рост встала и проблема неконтролируемого проникновения на союзный рынок товаров из Китая.

Так, в Бишкеке есть три оптовых мега-рынка, которые, по сути, являются слабо закамуфлированной частью схемы нелегального импорта из Китая. Таким образом, китайские товары как бы становятся продукцией члена ЕАЭС — и на рынке всего интеграционного объединения появляется огромный поток контрабанды из КНР. Киргизские партнеры утверждают, что наложение административного запрета на функционирование этих рынков приведет к массовой безработице, и такое решение откладывается. Но, даже несмотря на это, уже на первом этапе вступления страны в Союз отмечены положительные сдвиги в экономике республики.

«Если бы мы не вошли в ЕАЭС, у Кыргызской Республики были бы большие проб­лемы», — говорит академик Евразийской экономической академии наук (Бишкек, Кыргызстан) Жумакадыр Акенеев. — Торговля только китайскими товарами просто не позволила бы развиться собственной промышленности. У нас начался процесс восстановления легкой промышленности, в том числе и экспортные поставки ее продукции. Рост идет так стремительно, что для работы на швейных предприятиях Кыргызстана мы привлекаем работников из соседних стран».

Безусловно, слабых мест в экономике Киргизии по-прежнему немало — это и завоз дешевых товаров из соседнего Китая, сохранение модели «транзитной» экономики, высокий уровень зависимости ВВП страны от денежных переводов граждан республики, работающих в России. Хотя в миграционном вопросе республика получила значительный бонус в виде соглашения между Россией и Кыргызстаном о признании дипломов о высшем образовании: граждане Кыргызстана теперь могут трудоустроиться в России по специальности, а не на низкоквалифицированных работах, как было ранее.

 

«Больше воли»

На нынешний день субъекты бизнеса пяти стран, входящих в ЕАЭС, имеют возможность свободно перемещаться и выходить на рынки стран-участниц. Все это, по мнению экспертов, тоже по большей части пока теория, и чтобы претворить ее в реальность, необходимо решить опросы правового регулирования конкуренции, сформировать единые правила игры. Законодательные нормы стран-участниц совершенно разные, но проблема даже не в этом, считает президент Центра развития и защиты конкурентной политики (Астана, Казахстан) Алдаш Айтжанов.

«В ЕАЭС созданы инструменты борьбы с бюрократическими барьерами, в том числе антимонопольное законодательство, предусмотрены наказания за нарушения прав субъектов экономической деятельности. Главное, чего нет и что не позволяет полноценно работать, — это отсутствие реальных механизмов и полномочий контроля исполнения законодательных норм», — поясняет эксперт.

Именно недостаточная политическая воля участников Евразийского Союза сейчас, по мнению экспертного сообщества, является, наверное, главным сдерживающим фактором. «В Союзе, по сути, есть структура для разработки и проведения единой экономической политики — Евразийская экономическая комиссия, — говорит руководитель Центра исследования конкурентной политики и экономики СИУ филиала РАНХиГС Ирина Князева. — Но порой не хватает политической воли для настоящей интеграции, да и у стран-членов ЕАЭС накопились разные противоречия, которые необходимо решить в ближайшее время, а не откладывать».

На поверку оказывается, что помехи эти банальные — вроде фито- и санитарного законодательства и контроля, специфики получения разрешительных лицензий, наличия определенных квот, особенностей финансовых мер поддержки и др. Но при всей своей банальности они не дают интеграционному процессу набрать необходимую динамику. И пока страны-участницы Союза охотней защищают суверенитеты нацио­нальных экономик, а не выстраивают единое экономическое пространство.

Выводить на главной: 

Похожие статьи: