Контрафакт: выйти из тени!

27 марта 2017

Контрафакт: выйти из тени!

Наталья Кобец
Эксперт-Сибирь

Правительство утвердило стратегию борьбы с контрафактом, но еще не разработало тактику

В конце прошлого года в стране появилась еще одна стратегия — по борьбе с незаконным оборотом промышленной продукции. Документ на 24 страницы утвержден премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым 5 декабря 2016 года. Согласно ему, к 2025 году Россия должна почти полностью победить контрафакт.

 

Плюс-минус, пол-потолок

По данным Дмитрия Медведева, которые он огласил на одном из заседаний правительства страны, «оценить масштабы бедствия в точных цифрах довольно сложно, поскольку незаконный оборот находится в теневом секторе экономики. Тем не менее, по различным оценкам, в ряде отраслей доля такой продукции может быть очень большой — до 50%». Бюджет недополучает налоги, россияне рискуют здоровьем и иногда жизнью: буквально в первые дни года по Сибири прокатилась волна алкогольных отравлений контрафактной продукцией, а осенний «рекорд» Красноярска, где около 20 человек отравились фальшивым виски, побил Иркутск: количество жертв перевалило за семь десятков.

Казалось бы, с контрафактом мы уже боролись и даже довольно успешно, по крайней мере, «Абибасы» и «Сумсанги» практически исчезли. Но, похоже, снова «что-то пошло не так». Правительство называет следующие факторы, стимулирующие появление нелегальной продукции: низкий уровень предпринимательской этики, отсутствие эффективного общественного контроля, коррупционные риски, негативная динамика доходов населения. Последний, пожалуй, можно считать наиболее весомым и наиболее ярко проявившим себя в 2014–2015 годах: пострадавший от кризиса потребитель голосует рублем, даже порой в ущерб собственному здоровью и благополучию.

Глава Минпромторга Денис Мантуров оценивает ситуацию более оптимистично, чем глава правительства. По данным, которые он привел, выступая на форуме «Антиконтрафакт», доля незаконного оборота товаров в некоторых секторах экономики России достигает 30%. Это лучше, чем названные Медведевым 50%, но насколько достоверна оценка?

По некоторым данным, мировой оборот контрафактной продукции составляет от 200 до 360 млрд долларов в год.

Говоря о контрафакте, наверное, стоит разделять подделки, безакцизные товары и фальсификаты. В первом случае страдает преимущественно правообладатель, чью торговую марку или технологию незаконно использовали. В случае безакцизной продажи главным «пострадавшим» становится бюджет, теряющий налоги. И третий случай — фальсифицированные товары, опасные для конечного потребителя. Думается, что и стратегия борьбы с этими явлениями должна быть разной. Однако в самом документе каких-то конкретных мероприятий или целевых показателей не прописано — 24 страницы текста имеют описательный характер и обозначают некие генеральные линии. Детальный план стратегии должен быть разработан примерно к лету.

Разбудите регионы!

Бороться с контрафактом должны специальные комиссии при Минпромторге, созданные во всех регионах страны задолго до принятия стратегии — в основном, в 2015 году. Но, судя по размещенным на сайте министерства отчетам, борьба ведется ни шатко, ни валко: в составе комиссий до сих пор указаны чиновники, давно сменившие место работы: например, комиссию Забайкальского края до сих пор возглавляет губернатор Константин Ильковский, хотя самим регионом уже более полугода руководит Наталья Жданова, а в красноярской сборной числятся бывший министр экономразвития Виктор Зубарев и бывший глава ГУВД Вадим Антонов. При этом самая активная комиссия — в Омской области, она собиралась аж три раза. А самая дальновидная — в Новосибирской: здесь сразу приняли долгосрочный план работы до конца 2017 года. В частности, сейчас ГУВД и Роскомнадзор должны бороться с нарушением авторских прав. А в следующем полугодии внимание будет уделяться фальсификации масложировой продукции растительного и животного происхождения, а также контролю качества ГСМ.

Раз нет единой стратегии, значит, каждый решает свои проблемы в силу своих компетенций: кто-то проводит совещания с соседями по границе, кто-то концентрируется на работе внутри региона. Думается, когда Минпромторг предложит какой-то более или менее детальный план, борьба с контрафактом пойдет активнее и системнее.

Пока же одна из основных проблем — это недопонимание внутри Евразийского экономического союза: его участники слишком доверяют другу и недостаточно контролируют соблюдение налогового и таможенного законодательств.

— Нам нужно выстроить единую систему противодействия, работающую на всем пространстве ЕАЭС, — объяснял министр промышленности и торговли Денис Мантуров. — Важным условием сокращения нелегальной продукции является применение на всей территории ЕАЭС единых технических регламентов и межнацио­нальных стандартов. За последние два года при непосредственном участии ЕЭК мы ощутимо продвинулись в этом направлении, и сейчас действуют 35 регламентов, оценку соответствия которым в наших странах в совокупности осуществляют больше тысячи органов сертификации и почти 2,5 тысячи испытательных лабораторий.

 

Учет и контроль

Одну из методик взаимодействия отработали на пилотном проекте по маркировке меховых изделий, благодаря которому удалось увидеть реальные масштабы рынка, его структуру и особенности бизнес-процессов. До внедрения системы считалось, что объем рынка в России — не более 300 тысяч изделий в год (по итогам 2015 года). Однако в течение 2016-го года было изготовлено почти 6 миллионов марок на меховые изделия — это в 20 раз больше официальных данных по обороту!

Теперь «меховой» проект предполагается распространить на все государства ЕАЭС. А в России с 1 февраля запустился эксперимент по маркировке отдельных видов лекарственных средств. В качестве участника может заявиться любое фармпредприятие, его продукция будет специальным образом промаркирована, благодаря чему можно будет отследить каналы дистрибуции лекарств, объемы закупок, качество работы самой информационной системы и другие параметры. В первую очередь промаркируют лекарственные средства для больных гемофилией, муковисцидозом, онкопрепараты — в общем, дорогостоящие жизненно необходимые лекарства.

Срок окончания пилотного проекта — декабрь 2017 года, с февраля 2018 маркировка лекарств в России станет обязательной: таким образом будет отслеживаться порядка шести миллиардов упаковок в год!

Совершенствуется и законодательство: например, в авиастроении готова концепция законодательного регулирования использования «неаутентичных» комплектующих. Разрабатывается специальная маркировка для авиакомпонентов, ценных пород древесины и товаров легкой промышленности.

Применительно к легкой промышленности разработан упрощенный порядок уничтожения товаров, изъятых из незаконного оборота. Законодатели ужесточили и меры ответственности за нарушение прав потребителей в сфере интернет-торговли — значительная часть фальсифицированных и непромаркированных лекарств продается через интернет-аптеки, виртуальные магазины являются и одним из основных источников контрафактной одежды и обуви.

Но, подчеркивает Денис Мантуров, усилия должны предприниматься всеми странами ЕАЭС. Кроме России, где задачи борьбы с контрафактом возложены на межведомственную Госкомиссию, аналогичная структура создана в Казахстане и формируется в Беларуси.

Мантуров видит задачу не только и не столько в ужесточении наказания за незаконный оборот продукции, но и в создании таких условий, при которых ведение нелегальной деятельности станет невыгодным. Целевой показатель — к 2020 году снизить объемы контрафакта в рамках ЕАЭС в два раза.

 

Акценты расставлены

С чем же мы будем бороться? Госкомиссия по противодействию незаконному обороту промышленной продукции определила следующие направления:

— пищевая промышленность: здесь есть высокая степень риска для здоровья потребителей — это и фальсификаты, и несоблюдение техрегламентов легальными производителями;

— легкая промышленность: здесь эксперты отмечают в большей степени нарушение интеллектуальных прав;

— фармацевтическая промышленность: и здесь речь идет об опасных для здоровья фальсификатах, в первую очередь, дорогостоящих онкопрепаратов, противовирусных и антигистаминных средств, препаратов для лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта и почечной недостаточности;

— медицинская промышленность: изделия имеют поддельные регистрационные и сопровождающие документы, не соответствуют требованиям качества и безопасности;

— автомобильная промышленность: есть проблема контрафактных запчастей, что несет угрозу безо­пасности;

— авиационная промышленность: те же самые контрафактные запчасти;

— сельскохозяйственное машиностроение: существует проблема ввоза комбайнов в частично разобранном некомплектном виде в обход действующих квот в отношении зерноуборочных комбайнов и их модулей;

— топливная промышленность: имеется в виду борьба с врезками в нефтепроводы и кустарно произведенным бензином;

— химическая промышленность: фальсифицированная косметика и парфюмерия, а также удобрения, не соответствующе требованиям безопасности;

— электронная промышленность: фальсификация электроосветительной арматуры и электрических ламп;

— кабельно-проводниковая промышленность: несоблюдение производителями обязательных требований к безопасности продукции;

— производство строительных материалов: незаконный оборот цементов и сухих смесей;

— индустрия детских товаров: здесь внимание предлагается обращать и на соблюдение авторских прав, и на безопасность продукции;

— машиностроение: особенное внимание предполагается уделить производству и поставке оборудования и компонентов для опасных производственных объектов.

Выводить на главной: 

Похожие статьи: