Опорно-двигательный университет

14 мая 2017

Опорно-двигательный университет

Сергей Чернышов
Эксперт-Сибирь

По итогам второго конкурса, в Сибири появилось еще четыре опорных университета. Реальное финансирование, похоже, получат только два из них, но это не самое важное: как показал годичный опыт реализации проекта в других вузах, результат зависит от желания вузовской команды что-либо менять

В середине апреля Министерство образования и науки РФ опубликовало результаты конкурса на создание в регионах опорных университетов. Конкурс был жарким: на 22 итоговых победных места претендовало более 80 университетов. Впрочем, корректнее будет сказать, что реальных победителей — еще меньше, поскольку только 8 из 22 отобранных университетов получат федеральные субсидии (опорные вузы первой категории). Остальные — некую консалтинговую поддержку и возможность финансирования из дефицитных региональных бюджетов (опорные вузы второй категории). В первый список вошли два сибирских вуза — СибГМУ (см. «Нужно быть гибче» на стр. ????) и НГТУ (см. «Мы прагматики. Сначала делаем — потом говорим» в «Эксперте-Сибирь» № 36–39 за 2016 год). Во второй — АлтГУ и КемГУ.

Впрочем, эйфория от конкурса на статус «опорного университета» за год реальной реализации первых проектов если не поутихла, так точно столкнулась с не отвеченными вопросами до сих пор вопросами о статусе и возможностях нового статуса для вуза. Поэтому эффективность работы новых членов «клуба» зависит исключительно от их возможности использовать этот статус для достижения собственных целей развития — сам по себе он ничего не даст.

 

Опыт предшественников

Итоги первого конкурса на присвоение статуса опорного университета были подведены в феврале 2016 года. Это был «конкурс без конкурса» — из 12 заявок тогда отобрали 11 победителей. Такое количество желающих было вполне объяснимым — одним из «фильтров» было требование конкурса создать опорный университет на базе не менее, чем двух вузов. То есть, кто-то должен был пожертвовать самостоятельностью. В Сибири таких смельчаков нашлось два: Сибирский государственный аэрокосмический университет (СибГАУ, к нему присоединился технологический университет) и Омский государственный технический университет (ОмГТУ, присоединил Омский университет дизайна и технологий).

С самого начала контуры проекта были размыты. С одной стороны, провозглашалось, что опорные вузы — это четвертая ступень в иерархии российских университетов: после полусамостоятельных МГУ и СпбГУ, вузов проекта «5-100», национальных исследовательских и федеральных (де-факто, равнозначные по положению в иерархии статусы). Вузы, не получившие статус «опорных», якобы лишались или ограничивались в правах на магистратуру и аспирантуру, диссертационные советы, доступ к госконтрактам и т.д. — то есть, становились этакими сильными колледжами с вузовским статусом. Усугубляло ситуацию то, что Минобрнауки провозгласило принцип «один город — один опорный университет», который лишал с десяток и более крупных вузов в регионе перспектив развития.

С тех пор прошел год. По итогам работы опорных университетов в Сибири СибГАУ получил оценку «удовлетворительно», ОмГТУ (единственный!) попал в группу аутсайдеров. Позже руководство вуза объяснило это задержкой в подаче документов. Каждый из них получил в прошлом году до 100 млн рублей, однако сложно сказать, как в отсутствие критериев оценки резюмировать какие-либо итоги работы. Так, по словам ректора ОмГТУ Анатолия Косых, вуз за год достиг успехов в интеграционных процессах, а также разработал семь проектов развития. «Были вопросы при объединении кафедр физкультуры, иностранного языка, мы их решаем, ищем компромиссные варианты. Это, как говорится, административные будни, но мы с вами говорим о другом: мы стали не просто больше, объединение вузов привнесло синергетический эффект, сильный технический вуз получил прививку креативного мышления», — говорил ректор в одном из интервью. Прорывов не произошло: «Задачи двигать образовательный рынок Сибири перед нами не ставится Министерством образования. Пока все вузы остаются в своих рыночных нишах. Образовательный рынок Омска устойчив и самодостаточен».

Подводя предварительные итоги проекта, замминистра образования и науки РФ Людмила Огородова отметила эволюцию в менталитете губернаторов и ректоров: «Отношение к университетам со стороны регионов, губернаторов изменилось. Сейчас речь идет не только и не столько о деньгах для вузов. Власти хотят, чтобы вузы включились в реализацию региональной повестки и стали, по сути, центрами реализации политики на территории − и экономической, и предпринимательской, и социальной». Строго говоря, речь идет о некоей трудно измеряемой социально-экономической активности опорного вуза на «подведомственной территории» — пока более конкретных оценок нет.

Вузы второй волны

Однако во второй раз сибирские университеты были куда активнее — на кону стояло до 200 млн рублей в год без строгих условий прошлого года (прежде всего, по объединению). В шорт-лист вошли заявки сразу 11 местных вузов: НГТУ, СибГМУ, АлтГТУ, Тувинского, Хакасского, Забайкальского и Бурятского госуниверситетов, Алтайского педуниверситета и Восточно-Сибирского университета технологий и управления (Улан-Удэ). Победителями были признаны, как уже говорилось, четыре заявки: две с федеральным финансированием, и две — без него. Кроме того, победителями стали университеты Мурманска, Нижнего Новгорода, Тулы, Череповца, Ярославля, Белгорода, Элисты, Магнитогорска, Йошкар-Олы, Сочи и т.д. Даже по названиям городов видно, что компания получалась разношерстная.

Нельзя выделить и единый подход к формированию программ вузов. Так, Мурманский арктический университет заявляет о развитии Арктики, Череповецкий госуниверситет готов специализироваться на помощи в развитии моногородов, Сочинский госуниверситет — на туризме, Тульский госуниверситет — на подготовке кадров для ОПК и так далее. Видно лишь, что среди победителей нет вузов Крыма, Дальнего Востока и Северного Кавказа — как раз тех макрорегионов, о развитии которых государство заботится особо. Кстати, сколько получит каждый вуз, пока неизвестно. Максимальная цифра — до 200 млн рублей в год, однако точные показатели утвердят только к концу лета — когда будут согласованы программы развития университетов.

На общем фоне сибирских (да и российских вузов) выделяется, конечно, НГТУ. Этот университет участвовал практически во всех федеральных конкурсах, чуть было не стал национальным исследовательским университетом, участником проекта «5-100» и так далее. В этом смысле, с одной стороны, для НГТУ — это более чем заслуженный статус, с другой — на общем фоне он выглядит «переростком», университетом, явно превосходящим полученный статус. Так он единственный среди всех сибирских университетов входит во все мировые рейтинги (ARWU, QS, THE, RUR), единственный вуз из всего федерального списка, входящий в топ-30 рейтинга «Эксперт РА» и так далее.

 

Новосибирск: реструктуризация

Кроме того, НГТУ — единственный из сибирских победителей, который уже представил весьма смелую программу действий. «Предполагаются некоторые, может быть, даже непопулярные меры, в частности, по реструктуризации университета. Мы хотим сделать институты, то есть укрупнять факультеты, посмотреть на эффективность отдельных кафедр и, может быть, где-то их переструктуризировать», — заявил первый проректор НГТУ Геннадий Расторгуев. На базе 11 факультетов будет создано, как предполагается, 5 институтов, кафедрам грозит перетряска.

Кроме того, проректор анонсировал кадровые изменения. «В научной части у нас есть заделы, мы уже являемся активными участниками программы реиндустриализации области. По части кадров мы предусмотрели вовлечение всего преподавательского состава в выполнение программы — один ректор и проректор ее не сделают, — рассказал Расторгуев. — Нужно проводить эволюционное омоложение коллектива, иначе будет стагнация. Мы будем перенастраивать управление университетом».

 

Томск: первый медицинский

Самый нетипичный из всех вузов первой и второй волны — СибГМУ. Ректор университета Ольга Кобякова в этом ничего странного не видит (см. «Нужно быть гибче» на стр. ???). «Мы говорим о следующих направлениях развития: формирование портфеля сетевых междисциплинарных образовательных программ, концентрация ресурсов на прикладных направлениях высокотехнологичной медицины, интеграция университетских клиник в распределенную систему научно-образовательного комплекса вуза, привлечение и поддержка высокопрофессиональных работников», — заявила ректор на презентации проекта программы.

Университет собирается вдвое увеличить набор, сосредоточиться на сетевых магистерских программах и подготовке специалистов «профессий будущего»: ИТ-медиков, медицинских маркетологов, биоинженеров и других. Только привлечение дополнительного количества студентов, по подсчетам ректора, принесет Томску до 2 млрд рублей ежегодно — и это тоже будет вкладом СибГМУ в региональное развитие.

 

Кемерово: фальстарт

Кемеровский госуниверситет, пожалуй, готовился к этому конкурсу дольше всех. Еще в начале 2016 года руководство региона анонсировало объединение КемГУ с местным отраслевым вузом — КемТИПП. Словно для подтверждения серьезности намерений и.о. ректора КемГУ был назначен четыре года проработавший ректором КемТИПП Александр Просеков. Амбиции КемГУ на статус опорного университета администрация региона поддерживала публично и последовательно — так, Кузбасский технический университет (который по сфере деятельности, вроде бы больше подходит на статус «опорного» для промышленного Кузбасса) не прошел в шорт-лист федерального конкурса из-за отсутствия письма поддержки региональной администрации.

Почти одновременно КемГУ получил и нового ректора — коллектив вуза избрал им Александра Просекова 21 апреля. Это, кстати, опровергло слухи о том, что Просеков «держит место» ректора будущего опорного вуза для кого-то из крупных региональных чиновников. Впрочем, и место стало не таким привлекательным — федеральных субсидий КемГУ теперь почти гарантированно не получит, более того, победа в конкурсе обязывает регион финансировать университет.

 

Алтай: надеемся на лучшее

Алтайский госуниверситет также попал во «второй эшелон» опорных вузов, однако для него регион уже опосредованно подтвердил финасирование программ развития. Как сообщили в правительстве Алтайского края, финансирование будет осуществляться в рамках мероприятий региональных программ «Экономическое развитие и инновационная экономика», «Развитие биотехнологий», «Развитие инновационного территориального кластера «АлтайБио», «Развитие малого и среднего предпринимательства», «Развитие туризма» и других — впрочем, во всех их вуз уже участвует как исполнитель научно-образовательных проектов.

По оценке ректора АлтГУ Сергея Землякова, университет дополнительно получит порядка 10-20 млн рублей в год. «Что касается дополнительного финансирования, то мы надеемся на лучшее!», — констатировал ректор. Наиболее перспективными он считает два проекта: «Агробиотехнологии и рациональное природопользование» (разработка «технологий производства и применение конкурентоспособных биологических продуктов для повышения эффективности АПК») и «Биомедицина и химико-фармацевтическая деятельность». Последний предусматривает разработку инновационных средств профилактики, диагностики и лечения социально значимых заболеваний.

 

Иркутск: ректор против губернатора

Наконец, наиболее эпичная история развернулась в Иркутске. Иркутский госуниверситет (ИГУ) — еще один региональный вуз, который в своем нынешнем статусе явно «засиделся». Возможно, именно поэтому реакция на проигрыш второго конкурса на статус «опорного университета» оказалась излишне эмоциональной.

Предыстория здесь такова. Два года назад новый губернатор региона Сергей Левченко заявил, что опорный вуз региону не нужен: объединение любой пары университетов якобы повлечет больше издержек, чем пользы. Затем был выдвинут новый тезис: опорными должны стать два университета ИГУ и Байкальский госуниверситет (бывший «нархоз»). Однако в последний момент, 15 марта губернатор написал письмо поддержки в пользу ИГУ, заявив позже буквально следующее: «вопрос с нархозом для нас остается, мы должны решить, как его финансировать, несмотря на то, что это полномочия федерации».

В итоге, когда стали известны результаты конкурса, ректор ИГУ Александр Артучинцев практически безапелляционно обвинил в случившемся региональные власти» Абсолютно ясно, что ИГУ никак не мог войти во вторую группу, так как там требуются гарантии областного финансирования. Понятно, что это сложно (…), но заинтересованные регионы эту проблему как-то решили. (…) главное — поддержка со стороны руководства региона, которая должна быть выражена в очных встречах с руководством Минобрнауки и гарантиях софинансирования со стороны региона. Смысл очной встречи или телефонных звонков — именно в этом. А письма о поддержке были у всех 80 допущенных к конкурсу вузов. Без этого заявки просто не допускались к конкурсу», — заявил ректор в своем блоге. Получив вскоре отповедь от первого вице-губернатора Владимира Дорофеева: «решение о том, станет вуз опорным или нет, принимают не министр и не глава региона, а конкурсная комиссия. (…) Я удивлен публичными высказываниями ректора ИГУ».

Таким образом, Иркутск все еще остается городом, в котором может появиться опорный университет. Правда, учитывая случившееся, а также то, что ректор конкурирующего БГУ Александр Суходолов долгое время проработал в правительстве региона, вполне вероятно, что старейший вуз Восточной Сибири (ИГУ) единственным среди сибирских вузов-лидеров так и останется без какого-либо «особого» статуса. 

Выводить на главной: 

Похожие статьи: