Банк и клиент: на заочном отделении

20 июня 2017

Банк и клиент: на заочном отделении

Игорь Степанов
Эксперт-Сибирь

Количество операций, которые можно провести только в офисе банка, стремительно сокращается, интерфейс «банк-клиент» доступен прак­тически на всех мобильных устройствах, да и современные скорости обмена информацией уже позволяют забыть не только о проводной связи, но и о сетях wi-fi. Создается ощущение, что время работает на клиента, вскоре позволив ему забыть дорогу в банк. Однако не в меньшей степени переход в режим on-line обслуживания интересен и самим банкам. И если клиент находит в этом качественные изменения — ускорение финансовых операций, повышение собственной мобильности — то банк как финансовая организация больше заинтересован в новых путях роста прибыли. А это возможно в том числе за счет экономии на многих статьях расходов — от содержания офисов до зарплаты менеджеров.

 «Поддержание широкой филиальной сети — это определенная операционная нагрузка, существенные расходы, которые вынужден нести банк. Безусловно, ведущие игроки заинтересованы снизить такого рода затраты, и удаленная идентификация позволит это сделать», — таково мнение директора по инновациям банка «Открытие» Алексея Благирева.

Но эти возможности имеют естественное ограничение — банк обязан идентифицировать своего клиента, и пока благодаря этой разовой операции он не может рассчитывать на максимальный экономический эффект от ухода в бесконтактную цифровую среду.

«По требованиям российского законодательства для того, чтобы стать клиентом банка, необходимо пройти идентификацию. Поэтому, как правило, клиенту требуется хотя бы один раз прийти в банк», — подтверждает заместитель управляющего филиалом Абсолют Банка в Новосибирске Ирина Маркова. А исполнительный директор Управления электронного бизнеса Банка ЗЕНИТ Дмитрий Малых считая, что сегодня физические лица могут совершать прак­тически любые операции без посещения офиса банка, клиентом которого они являются, видит при этом ключевое ограничение дистанционного потребления: «Вы ограничены услугами и продуктами банка, где вы являетесь клиентом и про­шли очную идентификацию сотрудником или представителем банка, в соответствии с 115-ФЗ». 

Тему законодательных ограничений продолжает и начальник  управления развития интернет-банкинга Бинбанка Денис Лавриненко. «Возможность полного перехода на онлайн-взаимодействие с клиентом в данный момент сдерживается положениями закона 115-ФЗ и положением ЦБ 262-П, которые обязывают банк проводить очную идентификацию клиента при его первом визите в офис», информирует он, не исключая, однако — в будущем со стороны регулятора (Банк России) процесс будет упрощен. 

Существующая система, предполагающая разовую очную идентификацию, обладает и еще одним недостатком — она фактически ограничивает доступность банковских услуг для граждан России, негласно отдавая приоритет жителям крупных населенных пунктов — именно в них присутствует наибольшее количество кредитных учреждений, конкурирующих за клиента. Эту проблему видит и начальник отдела перспективных технологий Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР) Михаил Цыкарев. «Сейчас многие банки перевели свои сервисы в цифровую форму, но значительная их часть становится доступна по-прежнему только после визита в офис. И если человек находится в зоне, где у банка нет точки обслуживания, то он не сможет пользоваться цифровыми услугами», — констатирует он, делая далее вывод: это ограничивает доступ граждан к банковским услугам оптимального качества, ведь в существующей картине мира преимущество получает тот участник рынка, у которого шире офисная сеть, но не качество самих услуг.

 

Идентификация на дистанции

В последнее время вопросу расширения доступа физических лиц к финансовым продуктам и услугам уделяет повышенное внимание Банк России — это было отражено в «Основных направлениях развития финансового рынка Российской Федерации на период 2016–2018 годов». При этом одним из следствий повышения такой доступности Центральный банк видит переток средств, размещенных на банковских депозитах, на фондовый рынок. По мнению мегарегулятора, это позволит насытить экономику более дешевыми ресурсами без посредничества кредитных организаций. Возможно, именно такая политика легла в основу смелой новации Центрального банка — «пилотному» опробованию процедуры дистанционной идентификации физических лиц.

Пресс-служба Сибирского Главного Управления Банка России в ответ на запрос журнала «Эксперт-Сибирь» подтвердила: Банк России совместно с Минкомсвязи и Росфинмониторингом разработал механизм удаленной идентификации физических лиц для дистанционного получения финансовых услуг, в том числе для открытия банковских счетов. «Предполагается, что для этого физическому лицу необходимо будет один раз лично посетить офис банка, уполномоченного на проведение первичной идентификации. В рамках этой процедуры банк получит необходимые данные гражданина — паспорт, СНИЛС, номер телефона, а также биометрические данные (соответствующую фотографию и запись речи). Впоследствии они будут направлены в ЕСИА (Единую систему идентификации и аутентификации), которая сейчас обеспечивает доступ граждан к Единому порталу госуслуг. Благодаря этому гражданин будет иметь возможность в дальнейшем удаленно обращаться в любой другой банк для получения услуг. Его идентификация будет происходить удаленно через подтверждение логина и пароля в ЕСИА, сверки биометрических данных через Интернет и номер телефона по СМС», — подробно информирует пресс-служба Сибирского ГУ Банка России.

Такая инициатива была весьма позитивно воспринята не только банковским сообществом, но и всеми финансовыми рынками, которые увидели в ней перс­пективы расширения собственного бизнеса. «Подобная идентификация позволит многим гражданам получить доступ к услугам, которыми раньше они не могли воспользоваться из-за удаленности того банка или финансовой компании, которая ее предоставляет. Это увеличит конкуренцию в отрасли, что повлечет за собой улучшение условий обслуживания», — уверен аналитик Группы компаний «ФИНАМ» Богдан Зварич. Он приводит пример: если ранее в городе присутствовало два банка, обычно крупных федеральных игрока, то теперь у жителей этого города будет возможность обратиться за банковскими услугами почти в любой банк, в результате чего местным игрокам придется улучшать условия по продуктам и сервис. А исполнительный директор, начальник управления по развитию дистанционного бизнеса «Ренессанс Кредит» Алексей Грибков считает, что дистанционная идентификация — давно назревший вопрос, так как с учетом размеров нашей страны, ее отсутствие явным образом уменьшает конкуренцию, а значит, непосредственно влияет на качество предоставляемых услуг.

«Мы рассчитываем, что после изменения в законодательстве, которое сейчас обсуждается, у розничных банков появится больше возможностей по предоставлению вкладов и кредитов в отдаленных регионах, где строить физическую сеть сейчас нерентабельно. Удаленная идентификация позволит сделать равнодоступными банковские продукты абсолютно всем жителям нашей страны», — видит перспективы топ-менеджер банка.

О влиянии дистанционной идентификации на конкуренцию среди участников финансовых рынков говорит и директор по правовому сопровождению банковского бизнеса банка для предпринимателей «Точка» (финансовая группа «Открытие») Екатерина Глухарева — когда исчезнет требование личного присутствия для открытия счета, резко вырастет конкуренция между банками: люди перестанут выбирать ближайший банк — тот, у которого больше отделений, — а будут обращать больше внимания на удобство и выгоду предложений. Далее банкир разворачивает перспективы инфраструктурного характера — внедрение ЕСИА породит создание мультифункцио­нальных агрегаторов услуг: там будут и банковские услуги, и услуги связи, и госуслуги — словом, любое юридически значимое действие, для совершения которого нужно провести процедуру идентификации.

«Перспективы развития данной системы идентификации можно будет точно оценивать лишь после первых пилотных проектов, — осторожно замечает генеральный директор «СЕКВОЙЯ КРЕДИТ КОНСОЛИДЕЙШН» Алексей Терский, отмечая возможные плюсы: — Благодаря этой системе удастся снизить количество мошеннических займов, а также ускорить все процессы кредитования от одобрения до выдачи».

 

Будущее наступает

По информации Пресс-службы Сибирского ГУ Банка России, сроки запуска данного механизма зависят от сроков рассмотрения и принятия законопроекта, внесенного в Государственную Думу. По мнению директора по продажам KMS Lighthouse компании DIS Group Руслана Шагалиева, принятие «Законопроекта об удаленной идентификации», вернее проекта «О внесении изменений в Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (в части развития механизмов идентификации)», который был внесен в Госдуму 24 апреля 2017 года», ожидается в ближайшее время.

Однако Михаил Цыкарев знает, что сейчас пилотирование проекта по внедрению дистанционной идентификации населения ведется в закрытом режиме. «Задача этого тестирования состоит в том, чтобы выявить проблемные места с точки зрения технологий, а также про­анализировать проблемные зоны для госрегулирования. Планируется, что в открытом режиме тестирование начнется в сентябре», — полагает начальник отдела перспективных технологий УБРиР. Близкую оценку дает и ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман, дающий следующий прогноз: «Пилотный проект ЦБ по такой практике будет запущен во втором полугодии 2017 года, после принятия необходимых изменений в законодательство, которые уже внесены в Госдуму. «Пилот» пока будет ограничен по перечню банков, операциям, суммам. Но далее, по мере отработки технологий, станут расширяться и возможности системы».

Однако пресс-служба ВТБ дала более осторожный прогноз по срокам запуска «пилотного проекта». В нем планирует принять участие розничный бизнес банка ВТБ: «Сейчас вопрос прорабатывается, мы планируем, что пилот будет запущен в начале следующего года. Группа ВТБ работает строго в соответствии с законодательством РФ. В случае вступления в силу законопроекта об удаленной идентификации, ВТБ и ВТБ24 готовы продавать финансовые продукты и услуги полностью дистанционно».

О практическом видении текущего состояния дистанционной идентификации рассказывает главный исполнительный директор ООО «Домашние деньги» Андрей Бахвалов. «Наша компания «Домашние деньги онлайн» на данный момент тестирует систему идентификации физлиц через ЕСИА, уже по итогам первой недели стало понятно, что это эффективный инструмент, который в будущем сможем полностью поменять взгляд на эффективный скоринг кредитных организаций, во всяком случае в части определения личности клиента», — делится информацией топ-менеджер. По его мнению, уже в ближайшей перспективе ЕСИА станет инструментом не только банков, но и МФО.

 

Биометрия — наше все

Банк России дал понять — в основу идентификации предполагается положить, наряду с персо­нальными данными, «биометрические данные (соответствующую фотографию и запись речи)». Однако участники рынка и профессио­нальные эксперты в сфере безопасности имеют свои взгляды на возможную реализацию этой процедуры. Биометрическая идентификация не нова — Руслан Шагалиев знает, что в настоящее время существуют стандартные варианты идентификации, каждый из которых уже используется в том или ином виде, а именно: по отпечатку пальца, по сосудистому рисунку пальца, по голосу и лицу, по сосудистому рисунку глазного яблока, по голосу. Алексей Грибков в свою очередь считает, что наиболее удобным была бы голосовая идентификация, однако какой вид биометрии будет в итоге утвержден Правительством — покажет время.

Технический директор компании Check Point Software Technologies в России и СНГ Никита Дуров видит решение по-другому — будет продолжать набирать популярность дистанционная идентификация клиентов, которая включает биометрическую идентификацию по отпечаткам пальцев. «Мы видим, что ведущие банки и другие сервисы все чаще предоставляют пользователям такую возможность», — уверенно заявляет эксперт. А Екатерина Глухарева рассуждает о минимизации мошеннических действий. «Если мы говорим об идентификации человека по видео или голосу, у мошенников уже есть программы, подменяющие и то, и другое», — не сомневается банкир, предлагая для снижения рисков сочетать несколько параметров: например, голос и дактилоскопию, голос и сканирование сетчатки глаза. «При этом, приходя в банк, ты никогда не будешь знать, какие именно параметры будут проверять на этот раз», — уточняет технологию специалист в области банковского права.

Банки уже проводят работы по тестированию той или иной технологии. Так, Алексей Благирев рассказал, что для анализа сервиса голосовой биометрии были проанализированы записи звонков из контакт-центра. «В общей сложности более 10 тысяч звонков были пропущены через систему распознавания речи. В результате мы получили понимание того, какие факторы влияют на успешность использования той или иной технологии», — сообщил директор по инновациям банка.

Результатами исследований различных технологий биометрической идентификации поделилась и руководитель отдела развития электронного бизнеса Райффайзенбанка Наталия Масарская: «Мы протестировали все представленные на рынке технологии, и больше всего понравилось, насколько быстро считывается сетчатка глаза. При входе в отделение не требуется замедлять шаг или снимать очки. А голосовая идентификация до сих пор не показала хорошей результативности. Мы пробовали несколько разных предложений и выяснили, что для корректной идентификации человек должен говорить четким, хорошо поставленным голосом в абсолютной тишине. В противном случае шансов на точную идентификацию нет». Тем не менее, банк принимает участие в «пилотном проекте», который основан — во всяком случае, пока и отчасти — на биометрических данных речевой записи.

Серьезные опасения высказывает и руководитель направления по работе с финансовым сектором компании «Актив» Никита Нецкин. Он не сомневается, что на период пилотной эксплуатации ЕСИА физлица и банки столкнутся со значительным количеством ограничений — мало того, они однозначно столкнутся с новыми рисками мошенничества. «Идентификация по таким биометрическим показателям, как голос и контуры лица, не является надежной и может служить только дополнительным фактором аутентификации и идентификации клиента. На сегодня это модная технология, которая пока не доказала свою безопасность», — уверенно заявляет эксперт в области информационной безопасности.

«Встраивание биометрии в ЕСИА позволит кардинально расширить круг услуг. Ими смогут дистанционно пользоваться клиенты других финансовых организаций — страховых, брокерских, пенсионных, консалтинговых, МФО и пр.», — возвращается к изменениям, потенциально возможным при внедрении дистанционной идентификации, Марк Гойхман. «Все это означает радикальное удешевление и ускорение технологий, огромную экономию и прорыв в финансовой сфере и смежных отраслях», — предрекает аналитик.

 

И это только начало…

«Зачем это нужно регулятору? — задает риторический вопрос банковский аналитик Консалтинговой группы «Беспалов и партнеры» Оксана Каланчина, предлагая далее свою версию: — Вероятно, это поможет в борьбе с недобросовестным использованием персо­нальных данных физических лиц — например, несанкционированной выдачей кредитов. Но чем обернется данная затея ЦБ и Правительства для самих банков, пока сказать сложно». Аналитик осторожно подходит к идее дистанционной идентификации, однако далее позволяет себе заглянуть в будущее: «Если представить, что в дальнейшем такая процедура идентификации приобретет обязательный характер и будет распространяться и на юридические лица, то банки будут работать с исключительно «белой» клиентской базой. Кредитная история, проведенные по счетам операции будут дополняться (или будут дополнять) информацией об отношениях клиента с налоговой службой, наличием судебных производств и т.п.»

Несколько дальше смотрит Алексей Тараповский. По его экономико-футуристическому прогнозу, представление о банковской отрасли полностью изменится: банки будут выполнять лишь инфраструктурные функции, предоставляя их через платежно-информационные программные интерфейсы, а работу с клиентами будут осуществлять сторонние лицензированные посредники. «Количество банков, вероятно, сократится до очень небольшого количества, либо, что тоже вероятно, роль инфраструктуры возьмут на себя центральные банки. Достаточно сложные услуги — управление активами, анализ кредитных рисков заемщиков и пр. — останутся, но компании, которые их будут оказывать, будет сложно назвать банками», — так видит отдаленные последствия дистанционной идентификации эксперт международной финансовой компании. Схожие идеи высказывает и Дмитрий Малых, предполагая, что основная доля финансовых услуг будет развиваться небанковскими игроками. «Важны будут клиентские интерфейсы, работа с данными и скорость, а банки будут выполнять техническую функцию по ведению стандартных банковских продуктов, для которых требуется лицензия — хотя не исключена выдача лицензий на конкретные финуслуги не банковским игрокам», — рисует перспективы финансового сектора эксперт в области банковских технологий.

 

Руководитель и основатель Anderida Financial Group(AFG) Алексей Тараповский:

— Европейский союз уже начал движение в этом направлении — 13 января 2016 года вступила в силу новая редакция Платежной директивы ЕС (Directive on Payment Services II, PSD2), которая устанавливает новые требования к открытой архитектуре розничных финансовых услуг, в том числе и страховых. Директива фиксирует обязанность банков предоставлять открытые программные интерфейсы для третьих сторон.

От финансовых перспектив к трансграничным переходит Марк Гойхман — он предполагает, что для россиян появляются исключительно интересные перспективы, в частности — возможность дистанционно пользоваться услугами и иностранных банков. Правда, при условии, что биометрические данные в ЕСИА будут признаваться на международном уровне. «Важно, что в системе есть прочие идентификационные данные человека, используя которые можно подтвердить его доходы, имущество, стаж, профессио­нальный опыт, кредитную историю — это может быть необходимо для иностранных финансовых учреждений. И тогда в сочетании с биометрией станет реальным удаленный доступ к западным банкам и инвестфондам, без посещения и посредников», — не исключает финансовый аналитик.

 

Пресс-служба Сибирского ГУ Банка России:

— При проведении удаленной идентификации кредитные организации смогут также применять дополнительные меры по снижению рисков: при необходимости использовать сеансы видеосвязи и/или запрашивать иную информацию, что позволит обеспечить дополнительный уровень надежности.

 

Руководитель отдела развития электронного бизнеса Райффайзенбанка Наталия Масарская:

— Удаленная идентификация значительно упростит для клиентов переход от банка к банку, большинство банковских продуктов и услуг можно будет оформ­лять в Интернете.

Это значит, что в новых условиях единственным способом удержания клиента станет качество сервиса, набор оказываемых банком услуг и их цена. Для банков конкуренция ужесточится, но клиенты от этого только выиграют. Банки будут конкурировать не за лучшее место под новый офис, а за продукт и пользу, которую можно принести клиенту.

 

Директор по правовому сопровождению банковского бизнеса банка для предпринимателей «Точка» (финансовая группа «Открытие») Екатерина Глухарева:

— У нас появится уникальная возможность перестроить банковское сообщество.

Важно, чтобы доступ к ЕСИА был доступен всем банкам. Однако, уже 6 июня внесли законопроект о том, чтобы сделать доступ к системе платным и ограничить перечень банков, которые на старте смогут работать в ЕСИА.

 

Аналитик Группы компаний «ФИНАМ» Богдан Зварич:

— Что же касается финансового сектора, то наличие удаленной идентификации клиента также увеличит возможности граждан по использованию инвестиционных продуктов и приведет к росту конкуренции в инвестиционном бизнесе.

 

Директор по инновациям банка «Открытие» Алексей Благирев:

— Необходимо создать единую платформу для хранения эталонов биометрических факторов, к которой смогут обращаться банковские приложения при предоставлении услуги удаленной идентификации.

 

Пресс-служба ВТБ:

— Стоит отметить, что новая система будет ориентирована на активных пользователей портала госуслуг. При этом клиенты смогут легко воспользоваться не только предложениями своего банка, но и других игроков рынка. В целом нововведение ориентировано на привлечение новых клиентов, т.к. действующим клиентам кредитные организации уже предлагают доступ к своим продуктам через дистанционные каналы».

 

Директор филиала БКС Премьер Юлия Покаместова:

— Первоначальная идентификация в банке с помощью биометрических и других данных не вызывает вопросов, но вот взаимодействие через Госуслуги, подразумевает достаточно низкий уровень безопасности, учитывая отношение граждан к кибербезопасности. Поэтому, скорее всего, банкам потребуется еще одна ступень идентификации, хотя бы на уровне текущего обращения в кол-центры, с идентификацией по кодовому слову, данным паспорта и т.п.

 

Руководитель и основатель Anderida Financial Group(AFG) Алексей Тараповский:

— Необходимость присутствовать лично при открытии счета — последний атавизм, оставшийся от классических банков, эпоха которых на всех порах уходит в прошлое. Нам всем предстоит вспомнить, что банк — это всего лишь элемент инфраструктуры, который выступает посредником при размещении и получении денежных ресурсов и совершении банковских операций.

 

Исполнительный директор Управления электронного бизнеса Банка ЗЕНИТ Дмитрий Малых:

— На мой взгляд, схема, выработанная ЦБ, Минсвязи и другими участниками рынка, вполне соответствует возможностям современных технологий. Использование механизмов ЕСИА, дополненных проверкой биометрических данных клиента, должно обеспечить требуемый уровень безопасности и удобства для пользователя.

Выводить на главной: 

Похожие статьи: