4.0 в вашу пользу?

11 сентября 2017

4.0 в вашу пользу?

Юлия Гребенкина
Эксперт-Сибирь

Встав на путь индустриальной революции в XVIII веке, человечество медленно, но верно совершенствует и упрощает рабочий процесс

Прогнозируя революционные преобразования в сфере занятости человека в цифровую эпоху, эксперты все чаще оперируют конкретными датами. И имеют все основания полагать, что перемены ожидают не только рынок труда, но и сферу образования, а также представления человека об отдыхе, учебе и самореализации.

 

Вкалывают роботы, счастлив человек?

В ближайшие двадцать лет автоматизация промышленности приведет к сокращению примерно 40% рабочих мест. А бум в сфере программирования, построения IT-инфраструктуры, робототехники, искусственного интеллекта уже к 2020–2022 годам серьезно сместит запросы работодателей на рынке в сторону инновационных профессий. Такие прогнозы были озвучены и обсуждались первыми лицами страны и экономики на панельной сессии, посвященной рынку труда будущего, в ходе последнего Петербургского международного экономического форума.

Глобализация экономик, автоматизация производственных систем, цифровые технологии — все это не просто вытесняет труд самой разнообразной квалификации, но и одновременно требует от человека новых знаний.

«Тренд диджитализации только в последние год-два набирает обороты. Но если раньше он касался очень узких сфер — мы говорили о внедрении новых технологий на производстве, в IT-сфере, — то сейчас это касается всего и массово, — говорит Екатерина Дегтярева, эксперт в области обучения и развития персонала, руководитель HR-проектов; директор «HeadHunter Сибирь». — Один из последних примеров: компания «Эконика» запускает систему, которая автоматически планирует даже график работы продавцов. То есть, технологии, с которыми раньше напрямую сталкивались только специалисты из области информационных технологий, так или иначе, уже вышли на широкий рынок. В России мы амбассадоры HR-Digital и видим, что управление персоналом все больше происходит на основании цифр, а не на эфемерных понятиях. Эта тема не нова. Бизнес все больше требует четкого прогнозирования в сфере управления персоналом. Последние лет 10 над эффективностью производства работают предприятия в самых разно­образных отраслях. И если раньше это было связано с увеличением условного КПД, то сейчас уже говорят о роботизации».

Говоря о переходе к Индустрии 4.0, который не за горами, представители HR-отрасли, власть и бизнес задаются вопросами: повлечет ли это безработицу и как тотально изменит структуру рынка труда? По мнению экспертов в области использования человеческих ресурсов, все не столь драматично. Уже потому, что мир роботов тоже нужно обслуживать.

«Нет никаких достоверных данных о том, что технологии сделают людей лишними на рынке труда. Роботы — это замена рутинных трудовых функций, а не рабочих мест, — говорит заместитель генерального директора холдинга АНКОР Татьяна Баскина, — Автоматизация, сокращая рабочие места низкоквалифицированных работников, одновременно создает новые рабочие места для более квалифицированных. Для роботов нужно писать программы, их необходимо ремонтировать, обслуживать, обучать — для этого нужны навыки и умения совсем другого качества».

По словам топ-менеджера крупнейшего кадрового холдинга, в мире уже заговорили о новом тренде — поляризации рабочих мест. Поляризация рынка труда — рост доли высокооплачиваемых и низкооплачиваемых рабочих мест за счет рабочих мест со средней заработной платой, часто упоминается как «исчезновение среднего класса». Но россиян это пока не слишком беспокоит. В исследовании Randstad Award-2017 с участием более 14 тыс. человек больше половины респондентов — 52% — полагают, что автоматизация облегчит их труд, 37% считают, что она никак не отразится на их работе, и лишь 7% выразили беспокойство тем, что в результате автоматизации они могут остаться безработными. Любопытно, что наибольшие опасения лишиться работы вследствие автоматизации характерны для молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет: среди этой группы респондентов доля выбравших ответ «Автоматизация лишит меня работы» составляет 10%, рассказала Татьяна Баскина.

 

Век живи — век учись

По данным исследований европейских агентств, уже сегодня семи из десяти работников в разных сферах необходимы знания в области информатики и цифровых технологий. При этом каждый третий не имеет этих знаний. И каждому четвертому в ближайшем будущем предстоит столкнуться с видоизменением своей профессии под влиянием инноваций. Насколько участники рынка труда — как работник, так и работодатель — готовы к учебе и изменениям? И как в этих условиях меняющихся потребностей специалистам кадровых агентств удается закрывать вакансии?

«Системы оценки изменились. Сегодня все больше говорят не о биографических интервью, а о структурированных системах оценки, — рассказывает Екатерина Дегтярева. — На «HeadHunter», например, появилась функция «Оценка талантов», когда человек проходит этапы оценивания еще до момента общения с компанией. Тесты до собеседования выявляют его возможности обрабатывать вербальную, числовую информацию, говорят о его качествах профессионала. Уже с прошлого года все отклики на вашу вакансию на «HeadHunter» показываются в зависимости от своей релевантности. То есть, система машинного обучения, изучив вакансию и массив откликов на нее, в первых рядах покажет вам наиболее подходящие. Мы заранее можем предположить, кто будет наиболее эффективен и подойдет для той или иной вакансии».

Оформить свои желания в объявление о вакансии — для компании задача не менее простая, чем поиск работы соискателем. Ситуация усугубляется тем, что в мире, стремительно уходящем в «онлайн», бизнес, чья деятельность напрямую не связана с цифровыми технологиями, просто не понимает, специалист с какими компетенциями ему необходим. Отсюда в описаниях вакансий зачастую появляются самые смелые и широкие списки пожеланий для вчерашнего офис-менеджера — от умения вести переписку в социальных сетях до программирования среднего уровня.

«Отказ от «цифры» — это равносильно отказу от грамотности в ситуации, когда большинство в мире умет читать и писать. Такой отказ может сделать компанию, университет и человека неконкурентными в современной ситуации», — убежден доцент кафедры информационных технологий в креативных и культурных индустриях, проректор по учебной работе СФУ Максим Румянцев.

По его мнению, готовясь к эпохе Индустрии 4.0, вузы, компании и соискатели должны активно использовать цифровые технологии там, где это повышает эффективность деятельности. «Для университета — это критически важно. Университет должен опережать сложившуюся ситуацию на 5–10 лет, тогда он станет площадкой, на которой не просто используются, но уже «живут» технологии будущего. Университет тоже должен быть «электронным» — это электронный документооборот, цифровые учебники и методические материалы, цифровые online-курсы, цифровая логистика образовательного процесса и др. «Цифра» не может заменить формирование профессио­нального мышления, но может существенно снизить издержки образовательного процесса», — поясняет представитель СФУ.

Постоянно учиться требуется всем участникам рынка, соглашается Татьяна Баскина и добавляет, что необходимо приглашать в вузы как можно больше практиков: «Например, рекрутмент в вузах преподают теоретики, не закрывшие в своей жизни ни одной вакансии, а почтенные профессора, рассуждающие о теориях управления персоналом, о массовых увольнениях и переговорах с проф­союзами знают исключительно из прессы. О каком качестве образования можно говорить? Одним из критериев эффективности вузов служит количество научных работ. Было бы замечательно, если бы в их основу легла практика. Ведь студентов отправляют на стажировку в реальный мир для написания курсовых и дипломных работ. Преподаватели должны быть подготовлены никак не хуже».

Ключевая компетенция будущего — умение самостоятельно учиться, осваивать новые знания и использовать их в своей практике, сходятся во мнении эксперты образования и рынка труда. «В ближайшем будущем важными будут компетенции, связанные с самоопределением, постановкой и удержанием целей, самоорганизацией человека. Цифровой мир создает больше возможностей и свобод, но для этого нужно удерживать себя в нужном направлении, организовывать себя на продвижение и получения результата. Если раньше это делали «социальные машины», то теперь это должен делать сам человек», — говорит Максим Румянцев.

Получить два или три высших образования, окончить несколько курсов в разных областях знаний, сменить в жизни несколько профессий и заняться наконец тем, к чему лежит душа и позволяют многочисленные навыки — вполне реальный сценарий пути рядового соискателя на рынке труда будущего, считают эксперты.

«Получить диплом онлайн, также как прикрепить разные сертификаты о своих достижениях и успехах к резюме на сайте, уже давно возможно, — говорит руководитель «HeadHunter Сибирь». — Более того, в сфере разработки определенных программных продуктов у работодателей есть возможность настроить поиск на «HeadHunter» по определенным, заслуживающим доверия, сертификатам. С точки зрения IT это уже давно востребовано, а значит, скоро будет востребовано и в других отраслях. В этом смысле IT — первопроходец».

По словам Екатерины Дегтяревой, задумываясь о поиске специалиста с определенным набором компетенций, работодатели сами все чаще прибегают к формату онлайн-образования: «Раньше для повышения квалификации нужно было отправлять сотрудника далеко и надолго, а сейчас на это требуется все меньше денег и времени. Это на рынок влияет очень позитивно. Разумные сочетания онлайн- и оффлайн-инструментов позволяют держать баланс».

 

Профессии будущего

По прогнозам крупнейших HR-компаний России, в перспективе 10–20 лет будут востребованы инженеры, био- и нанотехнологи, экологи, химики, медики и фармацевты. Продолжится бум в сфере программирования, построения IT-инфраструктуры, робототехники, искусственного интеллекта. Перспективными направлениями останутся высокие технологии и инновационные материалы. Отдельный перспективный сегмент — товары и услуги для пожилых, ведь стремительное старение населения создает не только риски, но и бизнес-возможности.

«В нашей стране первые ростки инновационных профессий появляются в виде запросов на специалистов для НИИ, центров разработки, технопарков и лабораторий. Например, АНКОР уже сейчас подбирает кандидатов в области создания «зрения» автомобилей, интеллектуальных систем прогнозирования и т.п. Люди от управления самолетами, автомобилями и производственными линиями начнут переходить к управлению умными машинами», — рассказывает Татьяна Баскина.

 

Уже сегодня в промышленности занята не очень большая группа населения, поэтому роботизация и автоматизация там изменят общую ситуацию не критическим образом, считает Максим Румянцев. Конвейерные массовые производства будут автоматизированы и роботизированы (производство деталей и сборка миллионов автомобилей), но изготовление, например, самолетов, кораб­лей, поездов партиями по 300–1 000 экз. будет просто невыгодно роботизировать. Роботизация не очень сильно проявит себя и в добывающей, и перерабатывающей промышленности. Значительно сильнее появление интеллектуальных роботов повлияет на рынок услуг. «Сегодня на биржах значительная часть торгов осуществляется с помощью программных алгоритмов (интеллектуальных роботов). Появление технологии блокчейн и ее легитимация может существенным образом сократить число банковских служащих, нотариусов и др. Уже сейчас мы активно используем цифровые технологии при получении государственных услуг (различные справки и другие документы), при покупке товаров в интернет-магазинах — дальше это станет повсеместным», — уверен доцент кафедры информационных технологий.

 

По мнению Екатерины Дегтяревой, узкие специалисты «тяжелых», промышленных отраслей никуда не денутся. «Есть определенный пласт профессионалов, которые не уйдут. Например, сварщики по трубе — таких мало, других технических специальностей. Или разнорабочие — они уйдут на производство поменьше, каких будет больше: сейчас есть тренд на открытие мелкого и среднего бизнеса, в том числе и производственного. Думаю, что этот тренд сохранится и будет только расти, потому что глобализация — лишь один из путей, а рост мелкого или среднего бизнеса мы видим уже сейчас, исходя из статистики нашего сайта. Есть тренд на самозанятость, хенд-мейд, эксклюзивность, и главное — самореализацию».

Выводить на главной: 

Похожие статьи: