Медицина на расстоянии

12 сентября 2017

Медицина на расстоянии

Елена Игнатова
Эксперт-Сибирь

Несмотря на то, что узаконивания телемедицины ждали давно, без решения очевидных проблем инициатива может оказаться провальной

Телемедицина — это направление медицины, которое использует современные коммуникационные технологии для обмена медицинской информацией и удаленное оказание медицинской помощи. По сути, есть два вида телемедицины: первый — это «врач-врач» (врачебные консилиумы, операции под руководством на расстоянии, которые практикуются уже много лет); второй — врач-пациент, форма более молодая, но также активно развивающаяся, несмотря на то, что до июля 2017 года считалась незаконной.

Во всем мире телемедицина переживает бурный рост. Где-то причины сугубо экономические, где-то — географические. Мировой рынок телемедицины, согласно отчету Allied Market Research, оценивается в 10,5 млрд долларов (данные 2014 г.). Ожидается, что в 2015–2020 гг. отрасль будет развиваться усиленными темпами и вырастет на 33,5%. В свою очередь потенциал российского рынка телемедицины, по оценкам компании «Мобильные медицинские технологии», составляет 18 млрд руб­лей. Причем основное количество запросов на возможность дистанционного консультирования поступает из регионов — на их долю приходится около 85%.

 

Степень законности

Напомним, закон о телемедицине (точнее поправки к закону № 323) был одобрен Советом Федерации в конце июля этого года и должен вступить в силу с 1 января 2018 года. На текущий момент врачам разрешено консультировать пациентов дистанционно посредством разных средств связи, проводить консилиумы с другими врачами, в том числе из других стран, а также наблюдать пациентов с хроническими болезнями, корректируя лечение. А с 2019 года планируется разрешить выдачу рецептов и справок в электронном виде. Предполагается, что в обозримом будущем российская телемедицина должна обрести следующий принцип работы: если пациент обращается к врачу в формате телеконсультации впервые, то ему должны определить профильного врача и назначить время очной встречи. Только после встречи со специалистом, постановки диагноза и назначения лечения пациент может обращаться к нему с дополнительными вопросами уже в заочной форме. При необходимости лечащий врач пациента сможет выписать ему как обычный, так и электронный рецепт — в том числе и на препараты, содержащие наркотические или психотропные вещества, а также справку. По мнению министра здравоохранения Новосибирской области Олега Иванинского, информатизация системы здравоохранения нацелена, прежде всего, на повышение доступности медицинской помощи: для того, чтобы было проще записаться на прием, проще получить консультацию того или иного специалиста, например, в отдаленном населенном пункте, а также для упрощения получения рецепта на льготный препарат.

Планируется, что государственная телемедицина будет работать на единой информационной системе. Поддержание и развитие этой системы с 2018 г. потребует порядка 750 млн руб­лей из средств федерального бюджета ежегодно. Об этом сообщал ранее статс-секретарь, замминистра здравоохранения Дмитрий Костенников. Он добавил также, что объем денежных средств для каждого региона будет определяться индивидуально. В тоже время по оценке директора департамента информационных технологий и связи Минздрава России Елены Бойко, в среднем каждому субъекту на сопровождение и поддержание новых информационных систем потребуется от 100 млн до 300 млн руб­лей.

 

Врачи не готовы?

Как показал опрос, проведенный исследовательской компанией Mar Consult в 50 регионах России, 35% врачей настороженно относятся к телемедицине. 69% из них считают, что вырастет риск врачебных ошибок, 12% отмечают, что лично им такой формат неудобен. 3% врачей считают, что пациенты не будут доверять подобного рода дистанционным приемам. Еще одно опасение, которое высказывают многие врачи, — как изменится загрузка специалистов, ведь невозможно, чтобы врач принимал звонки и отвечал на электронные запросы круглосуточно семь дней в неделю. На законодательном уровне это еще никак не решено и только предстоит прописать в подзаконных документах. Тем временем Минздрав РФ заявляет, что уже прорабатывается план мероприятий по обучению медицинских работников и пациентов правилам взаимодействия при применении телемедицинских технологий. Врачей будут обучать методикам дистанционной диагностики и ведения пациентов, и для этого сейчас разрабатывается программа для образовательных учреждений «Электронное здравоохранение».

«В настоящее время главное, что требуется для развития этой сферы, — понимание общества, для чего и когда нужна телемедицина. И вот этого понимания пока нет: телемедицину либо переоценивают, позиционируют чуть ли ни как замену «живой» медицинской помощи, либо наоборот отвергают, — рассказывает руководитель группы заочной консультации и телемедицины НМИЦ им. акад. Е.Н. Мешалкина Ирина Беспаленко. — Принятый закон — большой шаг для достижения верного понимания функций этого направления, однако важно найти наиболее четкое определение оснований для оказания телемедицинских услуг. Сейчас уровень осведомленности о возможностях телемедицины, к сожалению, остается низким не только среди пациентов, но и среди врачей».

«Любая инновация внедряется всегда тяжело, т.к. проходит несколько этапов становления: сначала на уровне государства, а потом еще и на уровне каждой организации, и это неизбежно, — считает исполнительный директор Клиники восстановления здоровья ЦНМТ Екатерина Консевич. — Однако, на мой взгляд, удаленный способ консультаций с учетом экономии времени может сделать лечение более точным, адресным. Не секрет, что в нынешней ситуации вечной нехватки времени люди редко ходят корректировать курс лечения, даже если препарат не совсем подошел или результат лечения не соответствует ожиданиям».

Несмотря на статистику, отражающую настороженность врачей к внедрению телемедицины, некоторые медучреждения давно развивают это направление, например, в краевом перинатальном центре «ДАР» (Алтайский край) разработана и внедрена в практику методика дистанционного консультирования и мониторинга. «Благодаря видеосвязи, специалисты перинатального центра в онлайн-режиме проводят консультации по ведению беременных с коллегами из районных больниц, а в консультативно-диагностическом отделении за восемь месяцев работы уже было осуществлено 21 190 дистанционных консультации», — делится опытом главный врач Алтайского краевого клинического перинатального центра «ДАР» Ирина Молчанова.

 

Не для всех

Пациенты в свою очередь, с одной стороны, одобряют нововведение и готовы пользоваться возможностями телемедицины, с другой стороны, демонстрируют высокий уровень скепсиса.

«Запрос на быстрый контакт с врачом, на оперативность получения информации однозначно есть, особенно среди молодых людей. Однако ожидания пока превышают существующие возможности, — рассказывает управляющий поликлиники «Смитра» Петр Смиренко. — При этом не вижу в этом ничего плохого, так как это подтолкнет к развитию технологии мобильной диагностики, передачи информации и т.п.».

 «В целом нововведение нужное, значительно сокращающее время на посещение врачей. Однако есть сомнения, что на уровне государственных поликлиник и больниц это будет работать, — сомневается директор ООО «Крокус» Эллада Нелюбова. — Реальность такова, что даже сервис «электронная очередь» до сих пор не отлажен, записаться через Интернет к врачу практически невозможно, особенно к узкому специалисту, что уж говорить об адекватной работе более сложных систем».

Ирина Беспаленко уточняет: «Основные трудности, с которыми мы сталкиваемся, кроме непонимания задач и функций телемедицины, — плохая техническая оснащенность. Также бывают ситуации, когда трудности связаны с низким уровнем технической подготовки специалистов при наличии отличной дорогостоящей техники для осуществления телеконсультаций».

По задумке, с введением телемедицины помощь врача должна стать доступнее. Особенно нововведение актуально для хронических больных, инвалидов, пожилых и малоподвижных пациентов, а также для жителей отдаленных районов. Им не нужно будет регулярно сидеть в очереди, чтобы, к примеру, скорректировать лечение или получить рецепт на лекарство. Однако если разобраться, ни для одной из этих социальных групп появление телемедицины не поможет. Если брать пожилых людей, они зачастую невосприимчивы к новым технологиям. А для отдаленных населенных пунктов нововведение и вовсе может быть бесполезно. С одной стороны, ни для кого не секрет, что во многих деревнях просто нет врачей, и чтобы поставить диагноз, нужно будет в любом случае ехать за много километров. Вот, казалось бы, потом можно пользоваться благами телемедицины, но нет! Нынешний уровень Интернет-покрытия, компьютеризации и уровень компьютерной грамотности в селах и деревнях делают телемедицину просто пустым звуком.

«Без решения вопросов повышения уровня медицинской помощи в отдаленных районах, а именно — на местах — должны находиться квалифицированные медицинские работники, и повышения интернет- и телефонной связи, телемедицина не сможет выполнить поставленные перед ней задачи, и для отдаленных районов нововведение, к сожалению, будет абсолютно бесполезно», — считает директор ООО «Центр медико-страхового права» Юлия Стибикина.

 

Право знать

Как уже говорилось, с развитием телемедицины все больницы, поликлиники органы управления здравоохранения страны будут связаны в Единую государственную информационную систему в сфере здравоохранения. Система должна будет охватывать все аспекты взаимодействия врача и пациента — электронная запись к врачу, консультирование, выписка рецептов и многое другое. Все это предполагает, что у каждого пациента будет постепенно сформирована электронная история болезни, к которой будет доступ независимо от того, куда пациент попал на лечение. С одной стороны, это отличная перспектива, например, в экстренных случаях можно оперативно изучить историю болезни человека и назначить лечение, учитывая все особенности хода болезни. С другой — возникают большие опасения по поводу безопасности данных и, соответственно, соблюдения врачебной тайны.

«Для развития направления телемедицины в нашей стране нужно совершенствовать взаимодействие внутри системы здравоохранения, отлаживать технологии хранения и передачи информации, которые бы позволяли, с одной стороны, оперативно получать информацию о состоянии здоровья человека, с другой — надежно ее защитить», — считает Петр Смиренко. «В любом случае телемедицина должна соответствовать медицинским стандартам, и на информацию, полученную в ходе таких консультаций, распространяется врачебная тайна и законы о персо­нальных данных. Первичный прием необходим еще и для того, чтобы получить разрешение на обработку и хранение личных данных», — дополняет Екатерина Консевич.

В свою очередь Юлия Стибикина считает, что создание единой информационной базы с историями болезней пациентов — очень полезная инициатива. «Сейчас у нас нет преемственности между лечебными учреждениями, и в некоторых случаях это очень плохо, так как иногда нет возможности быстро собрать анализы и информацию о пациенте для того, чтобы оказать помощь быстро и наиболее компетентно, единая база поможет получить быстро нужные сведения, так как в некоторых случаях каждая секунда на счету, — говорит эксперт. — Что касается утечек, они и сейчас есть. Думаю, с внедрением единой базы ситуация не усугубится».

Как рассказал Олег Иванинский, в Новосибирской области на сегодня уже реализованы элементы телемедицинских решений, которые предстоит развивать, создавая целую систему. Однако для достижения этой цели еще предстоит сформировать нормативно-правовую базу: урегулирование вопросов защиты персо­нальных данных пациентов при использовании телемедицинских технологий, формирование стандарта оказания консультации, протоколирования ее результатов, а также разработка тарифа на оплату консультации.

Выводить на главной: 

Похожие статьи: