Топ-100: стабильность как симптом

17 октября 2017

Топ-100: стабильность как симптом

Наталья Кобец
Эксперт-Сибирь

Успехи малого бизнеса в Красноярском крае во многом зависят от темпов развития крупных компаний. Однако качество управления может вывести предприятия МСБ в лидеры

Список крупнейших компаний Красноярского края не меняется год от года: традиционно первые строчки рейтинга занимают предприятия, принадлежащие крупным финансово-промышленным группам. Основное изменение последних лет — это появление в десятке лидеров предприятий «Роснефти»: Ванкор работает на полную мощность, в прошлом году началось промышленное освоение Сузунского месторождения, так что можно смело называть Красноярский край нефтяной столицей Сибирского федерального округа.

С формальной точки зрения, «Ванкорнефть» показывает снижение объемов реализации, однако одновременно с этим в рейтинге появились новые компании, входящие в «Роснефть», и их совокупные показатели выравнивают ситуацию. Если вчитаться в рейтинг внимательно, изменения, связанные с регистрацией и перерегистрацией юрлиц и перераспределением финансовых потоков между ними, происходят во всех финансово-промышленных группах, но, по мнению директора Красноярского филиала международной аудиторско-консалтинговой компании КПМГ Виталия Крылова, это технические изменения.

— Федеральные финансово-промышленные группы как были основой экономики края, так и остались, в этом смысле стабильность налицо, — говорит Крылов. — Другое дело, что в самих группах происходят внутренние изменения, которые влияют на показатели отдельных предприятий и во многом обусловлены стратегиями развития холдингов и предприятий на территории края. К слову о стратегиях: формально индекс промышленного производства, который складывается из трех пунктов — добыча полезных ископаемых, обрабатывающие производства и энергетика, — по итогам 2016 года составил 98%, но фактически как снижение в правительстве края это не оценивают. Показатель абсолютно ожидаемый и связан с реализацией стратегии модернизации производственных мощностей ГМК «Норильский никель». Два последних года компания закрыла часть устаревших предприятий в Норильском промышленном районе, часть перевела на новые, более эффективные технологии, и по итогам 2017 года «Норникель» должен как минимум выйти на прежние показатели производства.

 

Цветмет в порядке

Среди рекордсменов добывающей отрасли — «Полюс Золото» Михаила Прохорова: крупнейший по объемам добычи оператор планомерно модернизирует свои обогатительные мощности, внедряет новые технологии, позволяющие повысить коэффициент извлечения золота. Задача — добиться 90% — уже не кажется невыполнимой.

На этом фоне 70-процентное падение выручки Красцветмета — одного из крупнейших в России аффинажных предприятий кажется практически катастрофой. Но нет, ситуация в какой-то мере плановая, абсолютно рыночная, и ни о каком кризисе на Цветмете говорить нельзя.

— Существует две схемы работы с сырьем, передающимся в аффинаж: первая — это когда право на сырье остается за добытчиками, — рассказывает генеральный директор красцветмета Михаил Дягилев, — вторая — это когда предприятие его покупает. Если говорить о минеральном сырье, а это первично добытый металл, то практика передачи в толлинг — она повсеместная. Вот вторичное сырье — ювелирный лом — мы можем покупать. Выручка предприятия зависит от соотношения сырья. За все время существования Красцветмета, а это без малого 75 лет, доля сырья, передающегося в собственность, не превышала 10–11% даже в лучшие для нас годы — это 2014–2015-е, когда мы показывали хорошую выручку. 2016 год был для нас с точки зрения приобретения ювелирного лома неудачным: сейчас в России лом продается выше международной цены Лондонской биржи цветных металлов, поэтому крупные предприятия перестали покупать лом за деньги: зачем нести убытки? Если говорить об объемах переработки, то в прошлом году Красцветмет установил свой исторический рекорд: 170 тонн золота переработано из минерального сырья. Наше ювелирное подраз­деление выпустило в полтора раза больше продукции, чем в прошлом году. Конечно, мы бы хотели увеличить выручку, но рыночная ситуация складывается так, как есть.

 

АПК на подъеме

Пожалуй, самые удивительные результаты рейтинга — это появление двух предприятий Сибирской аграрной группы с весьма убедительными абсолютными и относительными показателями: свинокомплекс «Красноярский» показал выручку в полтора раза больше, чем в 2015 году, а другие предприятия группы приросли аж на 500%, их выручка составила более 4 миллиардов руб­лей.

— Действительно, сельское хозяйство является выгодоприобретателем последних изменений в экономике, тех самых санкций, — говорит Виталий Крылов. — В том числе и в результате конкретных мер поддержки агропромышленного комплекса со стороны государства. До 1 января 2017 года это были субсидии на компенсацию финансовых расходов по кредитам — государство компенсировало всем заявившимся в программу проценты по кредитам, это достаточно эффективная и важная мера, потому что сельское хозяйство серьезно закредитовано. Правда, в законе была оговорка: «при наличии достаточных средств в бюджете». С 1 января нынешнего года условия программы изменились: теперь аграриям не возвращают деньги из бюджета, а дают возможность получить кредит на льготных условиях в одном из аккредитованных банков. Это тоже вполне рабочая схема, стимулирующая инвестиции в АПК.

По итогам 2015 года Красноярский край стал вторым в Сибирском федеральном округе по объему производства зерна, опередив всех по урожайности — 22 центнера с гектара. В очередной раз первым по урожаю картошки и четвертым по овощам. В регио­нальный АПК были влиты существенные средства: 3,5 миллиарда руб­лей на поддержку сельхозпредприятий администрация края получила из федеральной казны, еще 1,8 миллиардов было распределено в рамках собственных программ.

Планируется создание и других производств, в частности, крупного тепличного комплекса в Шарыповском районе, инвестором которого выступает энергетическая компания E.on (сейчас «Юнипро»), которая владеет Березовской ГРЭС. Единственное направление, в котором край откровенно проваливается, — это птицеводство: банкротство «Сибирской губернии» окончательно подкосило отрасль. Краевому минсельхозу была поставлена задача перепрофилировать Шушенскую и Боготольскую птицефабрики с производства яиц на производство куриного мяса, восстановить фабрику «Индюшкино» (входила в состав «Сибирской губернии» и построить новый многопрофильный комплекс в Шарыповском районе.

 

Технологии обеспечат рывок

Хороший рост показывает лесная промышленность: планово наращивает мощность Приангарский ЛПК, построенный с нуля несколько лет назад, новый импульс к развитию получил Лесосибирский ЛДК — крупнейшее в крае предприятие с богатой историей. В прошлом году он вошел в состав «Сегежа групп» — компании с выстроенным полным циклом лесозаготовки, что, конечно, позволило красноярской площадке, имеющей хорошую сырьевую базу и налаженные каналы сбыта, влиться в структуру и улучшить свои показатели.

— На мой взгляд, при хорошем потенциале лесоперерабатывающей отрасли в Красноярском крае одной из проблем ее развития являлось то, что, в отличие от металлургии, эта сфера экономики не была консолидирована в крае и усилий отдельных предприятий было недостаточно для того, чтобы обеспечить планомерное и системное развитие, — считает Виталий Крылов.

Одна из задач — развить производство продукции высоких переделов, причем не только в лесопереработке, а во всех отраслях сырьевой промышленности. Развитие технологий должно стать флагманской идеей экономики края. Эту тенденцию одной из первых уловила и начала реализовывать алюминиевая отрасль. Благодаря выходу на проектную мощность Богучанского алюминиевого завода в крае на 15% выросло производство первичного алюминия, но главный вызов — все же увеличить объемы переработки сырья на территории края, предлагая рынку продукцию с высокой добавленной стоимостью. Эту задачу должен решить проект Технологической долины, соглашение о ее создании подписано еще в прошлом году на Петербургском экономическом форуме. Суть проекта — в запуске цепочки глубокой переработки сырья на уже имеющихся в регионе предприятиях, производящих колесные диски, алюминиевые профили, оконную фурнитуру и другие полезные вещи. Предприятия, которые должны стать основой «долины» — СКАД, «Сегал», К&К, КраМЗ, постепенно наращивают мощности.

Алюминиевая промышленность — не единственный объект развития инноваций: в 2016 году официально начал работу промышленный парк в Железногорске, на площадях которого можно отработать технологии производства. Железногорск должен стать территорией опережающего социально-экономического развития, что предусматривает определенные преференции для резидентов.

Поисками новых технологий занят и Красцветмет: завод запустил собсвтенный бизнес-инкубатор, куда приглашает авторов оригинальных разработок со всего мира и предлагает им довести свои идеи до ума и запустить опытное производство в реальных условиях большого комбината.

Стоит отметить, что благодаря планомерной работе по развитию науки и инноваций Красноярский край вошел в число десяти регионов, где будет внедряться Национальная технологическая инициатива. Для региона, который долгое время воспринимался только как источник сырья, это серьезный прорыв и хороший задел на будущее.

 

Операция «Кооперация»

Тезис о том, что благополучие предприятий малого и среднего бизнеса во многом зависит от развития крупной промышленности, находит свое подтверждение в рейтинге. Традиционно высокие показатели — у компаний, оказывающих сервисные услуги тем же «Роснефти» и «РУСАЛу». Кроме того, в последние два года край планомерно стремился «подружить» крупный и мелкий бизнес, стремясь обеспечить их кооперацию и мультипликационный эффект: когда одно рабочее место в структуре крупного холдинга влечет за собой создание обслуживающей инфраструктуры. Проводились «дни открытых дверей», где представители крупных компании объясняли свою закупочную политику, консультировали по подготовке документации — занимались в большей степени просветительской работой. Тем не менее, статистика такова: в 2016 году объем закупок товаров и услуг у краевых предприятий составил более 53 миллиардов руб­лей (прирост за год на 10%).

Вероятнее всего, укрепление позиций авиакомпании в рейтинге ста лучших тоже обусловлено растущими объемами производства крупных ФПГ на севере края. Если «КатэкАвиа» сменила профиль деятельности, став чартерным перевозчиком под брендом AzurAir, то рост выручки краевых авиакомпаний «Красавиа», «Икар» и «Нордстар» увязан с объемами выполняемых ими перевозок внутри края и в соседние регионы. Безусловно, в этом есть и заслуга государства, частично субсидирующего тарифы на регио­нальные перевозки по некоторым маршрутам.

— Я бы обратил внимание на такой фактор, как объем перевозок, — насколько он вырос, — говорит Виталий Крылов. — Есть еще такой показатель, как платежеспособность населения. Говоря о перспективах регио­нальных перевозчиков, надо учитывать, что все же, как ни крути, спрос внутри регионов ограничен. Это серьезный фактор, тормозящий развитие всех предприятий малого и среднего бизнеса, «заточенных» под потребности региона: в крае живет около трех миллионов человек, и этот показатель не меняется годами — кратного прироста ждать неоткуда.

 

Ближе к дому

Десятку крупных добывающих, металлургических и энергетических компаний удачно разбавляет «Командор»: за прошедший год компания приросла в выручке на 30%. Отчасти это рост инфляционный, отчасти (и, наверное, в большей степени) — управленческий. Топ-менедж­мент «Командора» умеет улавливать тренды и своевременно их воплощать, будь то формат гипермаркетов, дискаунтеров или магазинов «у дома».

— Мы много и хорошо считаем, — объяснял «Эксперту-Сибирь» глава компании Олег Сипетый, — я считаю, что сейчас у нас и у других компаний, ведущих бизнес осознанно, появилось гораздо больше возможностей. Те, кто работает более технологично, получают преимущество. На рынке существуют не только коллеги-ритейлеры, но и покупатели, сотрудники, банки, государство, производители, со всеми надо взаимодействовать. И те, кто научился договариваться, будут развиваться быстрее.

Последние достижения ритейлера — выход в Иркутскую область и попадание в топ-500 компаний России. Уверенно чувствует себя и один из основных конкурентов — сеть «Красный яр»: она стабильно попадает в рейтинг крупнейших компаний края, а разрыв в местах объясняется особенностью статучета по юрлицам. В целом складывается впечатление, что, несмотря на экспансию федеральных сетей, местный ритейл может спать спокойно.

— Вопрос конкуренции регио­нальных ритейлеров и федеральных торговых сетей стоит очень остро, и единого мнения о перспективах развития у специалистов нет, — рассуждает Виталий Крылов. — Существует мнение, что если кто-то из федеральных игроков захочет «выжечь рынок», он сможет сделать это за год, потому что располагает рычагами влияния на поставщиков и серьезной возможностью снижать цены. Другие полагают, что рынка хватит на всех и нужно занимать правильные ниши. По-моему, правда находится где-то посередине: федералы понимают, что потенциал роста находится в регионах, и ведут активную экспансию. Но влияние этого будет разным на разные ниши рынка. Магазины формата «у дома» могут стать «полем битвы»: в какой-то момент потребителю становится все равно, куда идти за хлебом и за молоком, бренд и сервис теряют значение. Так что интерес к региону со стороны условного «Магнита» может стать серьезным вызовом для местных игроков рынка.

Выводить на главной: 

Похожие статьи: