Спокойствие, только спокойствие

28 ноября 2017

Спокойствие, только спокойствие

Аналитический центр
Эксперт-Сибирь

Экономика Сибири растет значительно меньшими темпами, чем ожидалось. Но результат есть

Рассчитанные темпы прироста выручки 500 крупнейших компаний Сибири, составившие в 2016 году 5,7%, оказались значительно ниже ожидаемых по окончании отчетного года (они ожидались в интервале 10–12%). Дело в том, что ситуация как во внутренней экономике страны, так и на мировой экономической арене, к которым плотно привязаны сибирские сырьевые отрасли и предприятия, отнюдь не сопровождалась какими-то экономическими стрессами: резким снижением экономической активности или ухудшающейся ценовой конъюнктурой на сырьевых, да и на несырьевых рынках. Ни годом ранее, ни сейчас — нет бюджетного кризиса, нет срыва в инфляционную спираль, нет длительного падения руб­ля, нет продолжительного и глубокого спада производства и экспорта, нет скачка безработицы и так далее. Имеем то, что имеем. С одной стороны, низкие темпы прироста выручки, находящиеся на уровне инфляции. С другой стороны, этим темпам не свойственны резкие скачки и резкие падения, что говорит о том, что макрорегион стабилен и способен к демпфированию экономических ударов различной силы и целей поражения: легких по силе джебов, средних кроссов, тяжелых хуков и свингов.

 

Нефть, цветная металлургия и уголь

Прежде всего, следует отметить, что на нефтяную и нефтеперерабатывающую промышленность ценовая конъюнктура в 2016 году оказала негативное влияние: рублевая цена на нефть марки «Юралс» по году снизилась на 10% (2,82 тыс. руб­лей за баррель против 3,14 тыс. руб­лей), на нафту на 7,1%, газойль на 11,5%, мазут на 11,7%. Ряд крупных предприятий, таких как «Ванкорнефть», «Верхнечонскнефтегаз», «Томскнефть ВНК», снизили не только объемы добычи (в целом российская отрасль нарастила добычу), но и выручку от реализации углеводородного сырья. В основной таблице рейтинга видно, насколько заметно снизилась выручка у этих, да и у других небольших регио­нальных нефтяных компаний («ВТК», «Томская нефть» и др.). Отраслевая таблица показывает, что средние темпы прироста «нефтяной» выручки снизились на 6,7%, ее доля в совокупной выручке — 13,3%.

Тем не менее, понятно, что перспективы нефтяных компаний, работающих в Сибири, и их сибирских проектов связываются с поиском, геологоразведкой и развитием новых объектов, а значит, с ростом добычи на новых месторождениях. Так, «Роснефть» на Сузунском месторождении (север Красноярского края, входит в Ванкорский блок) выполнила апробирование объектов добычи, подготовки и транспорта нефти, инфраструктурно обустроила месторождение. Добыча нефти составила 1,4 млн тонн, план по добыче на 2017-й — 4,5 млн тонн. В свою очередь сдерживание естественного падения добычи на зрелых месторож­дениях в Красноярском крае, Томской и Иркутской областях так же остро стоит на повестке дня. Оно ведется за счет новых программ бурения и применения современных геолого-технических мероприятий, которые дают свои результаты: строительство горизонтальных и многоствольных скважин, гидроразрывы пластов, физико-химические методы воздействия, вывод скважин из бездействия и др. Так, уже более 30% нефти в России добывается с помощью технологии повышения нефтеотдачи пластов. И если принять во внимание поддержку нефтяной отрасли периодическими институцио­нальными инструментами — такими, как обнуление налоговых ставок для мелких месторождений или преференции для добычи трудноизвлекаемой нефти, — то сибирские нефтяные регионы как минимум сохранят свои нефтяные дивиденды.

Вместе с тем, в нефтяную промышленность Сибири входят и зарубежные инвесторы. Та же «Роснефть» лихо продала пакеты акций «Ванкорнефти» консорциуму индийских компаний, закрыла сделку по продаже 20% акций «Верхнечонскнефтегаз» китайской корпорации Beijing Gas, уступила крупную долю в Юрубчено-Тахомском и Тагульском месторождениях. В результате привлечение партнеров в нефтяные проекты на стадии подготовки к добыче или же на активной стадии ведения добычи дают возможность разделять риски, получать дополнительное зарубежное финансирование и обмен технологиями, а также создавать выходы на перспективные экспортные рынки, в частности, на газовый рынок Китая (с учетом, например, перевода электрогенерации с угля на газ и ускоренный переход автотранспорта Китая на газомоторное топливо). В конце 2016 года «Транснефтью» введен в эксплуатацию магистральный нефтепровод для приема нефти новых месторождений Красноярского края — Куюмбинского («НК «Роснефть» и «Газпром нефть»), а также Юрубчено-Тохомского («НК «Роснефть») для дальнейшей поставки на российские нефтеперерабатывающие заводы и на экспорт.

Цветная металлургия Сибири за последние четыре года продемонстрировала новый виток инвестиционного и технологического развития. Экономические показатели отрасли по результатам рейтинга также отражают положительные темпы развития. Отраслевая таблица показывает, что средние темпы прироста выручки компаний цветной металлургии возросли на 7,5%. Ее доля в совокупной выручке рейтинга сопоставима с нефтяной — также 13,3%. Это связано как с гринфилд-проектами по добыче комплексной и полиметаллической руды в Забайкальском крае и Республике Тыва («Лунсин» запустил два года назад Кызыл-Таштыгский ГОК), так и с созданием новых технологических линий по выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью на алюминиевых предприятиях «РУСАЛа» в Сибири.

Строительство Быстринского горно-обогатительного комбината в Забайкалье стало крупнейшим гринфилд-проектом в металлургической отрасли России. «Норильский никель» ведет строительство комбината с 2013 года («Эксперт-Сибирь» систематически отслеживал развитие ситуации в своих публикациях), суммарный объем инвестиций — 90 млрд руб­лей. В течение полугода комбинат находится в режиме пуско-наладки, а полноценная работа начнется в середине 2018 года с последующим выходом на полную проектную мощность. «Мы гордимся тем, что сумели всего за четыре года осуществить строительство «с нуля» комбината, сопоставимого по своему масштабу со стройками периода индустриализации, — комментирует событие президент «Норникеля» Владимир Потанин. — Для нас это не просто новый актив, но и возможность на прак­тике применить самые передовые технологии, как производственные, так и в сфере социальной политики, экологии и управления человеческим капиталом». Кстати, своей очереди ожидает другое месторождение забайкальского кластера — Бугдаинское, содержащее запасы молибдена (основной компонент), свинец, золото и серебро. Из-за плохой конъюнктуры на молибден (цена снизилась примерно в три раза из-за переизбытка на глобальном рынке) разработка объекта «Норильским никелем» приостановлена и перспективы его пока окончательно не определены.

Если современный российский бизнес способен осуществлять проекты подобного масштаба в Сибири, осваивая запасы ее полезных ископаемых даже в условиях непростой ценовой конъюнктуры, то в определенной мере это и показатель устойчивости нацио­нальной экономики, ее способности создавать новые добывающие производства, участвующие как в экспортных потоках, так и во внутреннем потреблении, и развивать инфраструктуру страны. В цветную металлургию также привлекаются зарубежные инвесторы — в ГРК «Быстринское» войдут иностранные партнеры (в том числе, китайская Highland Fund) с долей в проекте 39,32%.

Динамика выручки компаний рейтинга 400+100 в 2015—2016 гг.

Потребности в новых материалах развивающихся и развитых стран мира серьезно изменилась. Сегодня самым востребованным продуктом на рынке потребления алюминия являются алюминиевые сплавы, позволяющие создавать продукт, инновационные свойства которого подходят конечному потребителю — например, электротехнической (производство сплавов алюминия с редкоземельными и переходными металлами) или автомобильной промышленности (см. сайт www.aluminiumleader.ru).

Децильное распределение выручки рейтинга 400+100

Поэтому сегодня «РУСАЛ» в Сибири активно развивает литейное производство и создает инновационные виды сплавов и изделий на их основе, стоимость которых превышает стоимость первичного алюминия на десятки и сотни процентов. Техническая политика алюминиевого лидера предусматривает увеличение их доли в общем объеме своего производства до 75% (!). Сплавы алюминия с другими металлами усиливают его свойства и расширяют область его применения в различных промышленных отраслях. Например, автомобилестроительная отрасль — один из крупнейших потребителей алюминия, легкость и прочность которого позволяют создавать быстрый, безопасный и энергоэффективный транспорт. Благодаря уникальному сочетанию свойств алюминия уровень его содержания в различных компонентах автомобилей постоянно растет.

Децильное распределение выручки рейтинга 400+100

Еще одна отрасль экономики Сибири, имеющая вес в структуре рейтинга выше 10% (см. отраслевую таблицу), — угольная промышленность. После нескольких лет падения доходов угольных компаний (см. предыдущие рейтинги, в которых более подробно изложена ситуация на мировом угольном рынке и в угольной отрасли Сибири), предприятия наконец вышли из затяжного пике. Темпы прироста выручки у компаний рейтинга также заметно выше средних по рейтингу — 11,8%. Тем не менее, на мировом рынке угля и в 2016 году наблюдалась волатильность цен — главной причиной колебаний стали реформы, проводимые китайским правительством для регулирования внутреннего рынка угля, а это повлияло на весь глобальный рынок. Положительное «давление» на конъюнктуру оказали и другие импортирующие уголь страны АТР — Япония, Южная Корея, Вьетнам, Таиланд — цены на уголь значительно возросли и превысили 100 долларов за тонну. Европейские страны оказывали негативное влияние — их спрос резко снизился, в том числе из-за закрытия угольных ТЭЦ в Англии и Голландии, а средиземноморские и скандинавские страны компенсировали ростом потреб­ления. Ряд сибирских угольных компаний на фоне роста цен «выровняли» свои балансы и перешли к политике сдерживания роста своих издержек, к повышению эффективности производственных процессов и техническому переоснащению на всех стадиях, а для ряда угольных компаний, — к продолжению развития портовых угольных терминалов и мощностей. Лидеры отрасли показали прирост выручку от реализации угля не менее 5–15%, но заметны и экстремумы — СУЭК-Кузбасс прирастил выручку практически в полтора раза, бурятский «Разрез Тугнуйский» — на 38%, кемеровские «Сибуглемет» и «Стройсервис» — на 12,2% и 22,7% соответственно. Снижение выручки у ряда компаний («Кузбассразрезуголь», «Южный Кузбасс» «Белон», «Шахта Заречная») обусловлена как внутренними обстоятельствами компаний (невыполнение планов добычи по техническим причинам), так и сохраняющимися проблемами самой угольной отрасли: высокие затраты на транспортировку до внутреннего потребителя или мест отгрузки, рост доли подземной добычи угля, неразвитость инфраструктуры в новых районах добычи и т. д. Тем не менее, угольная промышленность Сибири привлекает новые инвестиции в новые проекты, — так, самый значимый в 2016 году запуск нового предприятия выполнила компания «Межегейуголь» (Евраз Групп) — на Межегейском месторождении в Республике Тыва начата промышленная добыча угля. Угледобывающий комплекс представляет собой один из самых современных российских угольных предприятий, здесь используются современная импортная и российская техника и применяются безопасные и эффективные технологии открытой добычи угля.

 

Осторожный оптимизм

Новая экономика сибирского региона (субъектами которой принято считать созданные или модернизированные технологичные предприятия и компании по разработке и выпуску особого типа инновационной или IT-продукции) все еще не прошла точку бифуркации (или, если угодно, конвертации), а значит не перешла к стадии быстрого роста, позволяющий перейти в разряд крупнейших компаний Сибири. Детальный анализ компаний рейтинга, при котором видны процессы роста и появления в строчках новых компаний-участников, дает в этом практически полную уверенность. Среди таких новых предприятий большинство так или иначе относится к привычным традиционным отраслям — строительство, электроника и машиностроение, химическая и нефтехимическая промышленность, угледобыча, лесная промышленность. Вместе с тем, темпы роста годовой выручки этих предприятий впечатляющие: иркутское «СП СЭЛ-Тайрику» (258,9%), выполняющее лесопиление тонкомерного лесного сырья, новосибирский НИИ электронных приборов (13,1%), работающий в сфере «интеллектуализации боеприпасов», красноярский «Химико-металлургический завод» (220,4%) благодаря загрузке мощностей по производству гидроксида лития и расширения его поставок на экспорт (91,2% экспортируется). Основными потребителями высокотехнологичного редкого металла являются нефтеперерабатывающие предприятия, производители электролита, источников тока, консистентных смазок, стекольные и керамические предприятия, компании радиотехнической и электронной отрасли. Примечательно, что по итогам текущего года производство лития вырастет еще на 35%, а в предстоящие несколько лет спрос на такой высокотехнологичный металл в мире будет только расти.

Структура, потребности и динамика развивающихся и развитых стран, да и российской экономики, заметно изменились за последние десять лет. Значит, и Сибирь, как и другие макрорегионы страны, стремится к адаптации к новой экономической реальности, в которой с каждым годом все меньше места первичным сырьевым продуктам и продуктам с низкой степенью переработки. Даже премьер-министр Правительства РФ Дмитрий Медведев вполне четко и без излишнего оптимизма отметил в своем выступлении на недавнем ноябрьском саммите АСЕАН в филиппинской Маниле: «Нам удалось несколько оздоровить нацио­нальную экономику, слегка изменив ее текущее развитие и избавив ее от чрезмерной зависимости от сырьевого экспорта. Положительные сдвиги появились в прошлом и в этом году. У нас происходит неплохой восстановительный рост».

От осторожного противника ускоренного развития нацио­нальной экономики (см., например, его статью «Социально-экономическое развитие России: обретение новой реальности» в журнале «Вопросы экономики», 2016, № 10) сложно было бы ожидать стремления к опережающему и бурному росту. Тем не менее, очевидно, что сформированная сейчас структура российской экономики для этого слишком инертна и сложно перестраиваема, хотя и явно не больше, чем, скажем, нашего восточного соседа — Китая, а машина управления ее и инструменты ее регулирования чрезмерно загромож­дены. Но самые важные уроки из кризисного или послекризисного развития внутренней экономики страны все же были получены — сырьевая рента перестала быть безусловной максимой, развиваются новые сектора экономики, производственные и непроизводственные, как в рамках действующих предприятий, так и в рамках новых индустриальных проектов в регионах, а в целом становится очевидным, что экономическая модель может работать без сверхдоходов и в совершенно иных новых экономически более сложных и технологически более ответственных условиях, чем пять–десять лет назад.

Остается сказать, что схожие тренды наблюдаются в представленном рейтинге крупнейших компаний сибирского макрорегиона.

Таблица:

Рейтинг 400+100 крупнейших компаний Сибири в 2016 году

20 наиболее динамичных компаний (по темпам прироста доходов)

20 наиболее рентабельных компаний

 

Методика составления рейтинга

Рейтинг 500 крупнейших компаний Сибири (Омская, Томская, Новосибирская, Кемеровская, Иркутская области, Красноярский, Алтайский, Забайкальский края, республики Бурятия, Алтай, Тыва, Хакасия) составлен аналитическим центром «Эксперт-Сибирь». Рейтинг представлен двумя таблицами, содержащими данные по 400 и отдельно по следующим по объему выручке 100 компаний Сибири.

Участие в рейтинге не имеет ограничений отраслевого характера: в рейтинге представлены компании практически всех основных сфер сибирской экономики. Место компаний в рейтинге определяется путем их ранжирования по объему реализации продукции (работ, услуг) в 2016 году. В случаях, когда этот показатель не может быть применен в силу специфики деятельности компаний (например, для банков), используются данные финансовой отчетности, максимально близкие к нему по экономическому смыслу. В зависимости от профиля деятельности конкретной компании под этим термином понимается:

— для компаний, занятых в сфере промышленности, АПК, телекоммуникаций, транспорта, торговли, жилищно-коммунального хозяйства, строительства — объем выручки от продажи продукции (товаров, работ, услуг за минусом НДС, акцизов и аналогичных обязательных платежей);

— для банков — сумма процентных и комиссионных доходов (до вычета расходов). Источником этих данных являлась бухгалтерская отчетность банков, подготовленная по стандарту МСФО. Для полноты картины указаны и другие характеристики: объем реализации продукции и чистая прибыль за 2015 год, рентабельность и темпы прироста выручки в 2016 году. По сибирским холдингам приведены консолидированные данные. В холдинговой принадлежности указывается та группа, которой компания принадлежала большую часть года.

Для подготовки рейтинга использована информация Системы профессио нального анализа рынков и компаний (СПАРК) агентства «Интерфакс», данные, полученные в результате анкетирования и данные корпоративных сайтов.

 

График 1

Динамика выручки компаний рейтинга 400+100 в 2015—2016 гг.

График 2

Децильное распределение выручки рейтинга 400+100

График 3

Децильное распределение выручки рейтинга 400+100

Таблица 2

20 наиболее динамичных компаний (по темпам прироста доходов)

Таблица 3

20 наиболее рентабельных компаний 

Выводить на главной: 

Похожие статьи: