МСБ: тормозим, не разогнавшись?

12 декабря 2017

МСБ: тормозим, не разогнавшись?

Игорь Степанов
Эксперт-Сибирь

За последние годы в России произошло немало перемен, в той или иной степени тормозящих и отбрасывающих назад ее экономику. Однако 2017 год по ряду показателей до сих пор уверенно претендовал на начало восстановления

Экономико-исторический отчет новейшего времени России принято исчислять с 2014 года — до падения цен на нефть, введения санкций и ответа на них. Однако замедление экономического развития началось заметно раньше — уже в течение 2013 года неоднократно пересматривались в меньшую сторону прогнозы по ВВП, который в итоге вырос всего на 1,3% — почти в три раза меньше планируемого (3,6%). И это при абсолютно стабильной внешнеполитической ситуации в условиях стоимости «черного золота» свыше 100 долларов за баррель.

Нелишним будет вспомнить реакцию главы государства четырехлетней давности. В декабре 2013 года Владимир Путин признал, что замедление экономического роста в России связано в первую очередь не с внешними факторами, а с внутренними, и констатировал — пока в России сохраняются множественные административные барьеры.

За прошедшие годы в России произошло немало перемен, в той или иной степени тормозящих и отбрасывающих назад ее экономику. Однако последний, 2017 год, уже претендовал на период начала восстановления — понесший потери бизнес адаптировался к новым реалиям, поредевший финансовый сектор восстановил свою ликвидность. И если итоговая годовая статистика будет доступна еще не скоро, то оценить поквартальную динамику трех четвертей года по различным индикаторам деловой активности можно уже сейчас.

Один из них — Индекс RSBI, совместный продукт «Опоры России» и Промсвязьбанка. По словам председателя Новосибирского областного отделения «Опора России» Сергея Соколова, он основывается на результатах опроса представителей малого и среднего бизнеса разных регионов по теме самочувствия бизнеса — динамика товарооборота, ситуация с кадрами, движение выручки, изменение дебиторской задолженности, и т.д. В результате рассчитывается композитный индикатор, значения которого при превышении уровня 50 единиц говорят о росте деловой активности. По предварительной оценке, индекс RSBI в III квартале 2017 года не показал заметных изменений, составив 52,9 п. (против 52,8 п. во II квартале 2017 года), обновив, тем не менее, абсолютный максимум — правда, с конца 2014 года.

 

Рисунок RSBI

Интерпретация этих значений достаточно проста — бизнес жив, он пытается расти, но ускориться не может. Сам индекс имеет недостаточно длительную историю расчета, и пока не совсем понятно, каких максимумов в принципе он может достигать и как качественно оценить превышение в 2,9 п. над уровнем застоя. Однако можно вспомнить, что в IV квартале 2015 года он опустился до 38,2 п. — следовательно, кризис двухлетней давности по своему модулю кратно превосходит достижения нынешнего дня.

Трудно не согласится с Сергеем Соколовым, который считает — по результатам III квартала 2017 года индекс RSBI показывает ситуацию вблизи области стагнации — впрочем, и это может считаться достижением после падения индикатора в I квартале 2017 года до уровня 48,8 п.

«Я как предприниматель вижу объективные причины такого поведения индикатора в снижении покупательской способности — это особенно видно в ритейле по тому, как уменьшается средний чек покупателя, — комментирует председатель Новосибирского областного отделения «Опора России», добавляя далее: — Но в целом волнообразность характерна для развития любого бизнеса. В среднем все неплохо — где-то просадка, но где-то и рост. Два шага вперед, шаг назад — нормальная тактика развития для сегодняшней ситуации».

Близких оценок придерживается и другой сибирский предприниматель — директор IT Construct Роман Петров, компания которого работает со всеми сегментами рынка — от микробизнеса до государственных корпораций. «В течение 2017 года мы видели, что у малого бизнеса были затруднения с финансированием новых проектов, поэтому был очень востребован формат поэтапного финансирования — клиенты все чаще разбивают большой проект на этапы и реализуют следующий этап только после получения отдачи от предыдущего, — делится своими наблюдениями руководитель IT-компании. — Предполагаю, что это свидетельствует о стагнации и спаде в ряде отраслей».

Оценки представителей бизнес-сообщества совпадают с показаниями одного из частных индексов — «RSBI Продажи». В отличие от композитного показателя индикатор продаж впервые за всю историю наблюдения смог преодолеть отметку в 50 п. — до уровня 50,9 п., зафиксировав минимальный рост на уровне все той же стагнации.

Тему продаж как производной потребительского спроса продолжает ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман. «Малый и средний бизнес исключительно зависим от факторов развития потребительского сектора — это связано с самой спецификой МСБ, который ориентирован прежде всего на покупателей в конце потребительской цепочки производства товаров и услуг», — рассуждает аналитик, иллюстрируя свои слова примером Сибирского региона: реальные доходы населения в Сибирском ФО уменьшились на 2,1% за первое полугодие 2017 г. и на 2,8%, за девять месяцев 2017 г. в годовом исчислении, причем по России в целом данное сокращение составило соответственно «лишь» 1,1% и 0,8% — тенденции Сибири заметно противоречат федеральным. «В этом — один из важнейших факторов отставания развития малого и среднего бизнеса в Сибири», — уверен Марк Гойхман, использовавший данные Росстата.

«Уменьшение темпов роста располагаемых доходов, а во многих регионах даже и определенное падение, привело к снижению как темпов прироста ВВП, так и уровня деловой активности в МСБ», — подтверждает представитель ИК «ФИНАМ» в Новосибирске Алексей Страгис.

Солидарен с оценкой влияния потребительского спроса на активность малого и среднего бизнеса и еще один эксперт — заместитель гендиректора по развитию бизнеса «ГК Финансовые услуги», член НАПКА Григорий Галицких, утверждающий: платежеспособность населения прямым образом отображается на рентабельности данного бизнеса.

Но руководитель корпоративного бизнеса ВТБ в Новосибирске Вячеслав Брюханов все же видит в текущей ситуации перспективы роста — правда, не для всех компаний. «Когда нет устойчивого длительного тренда к росту, то для бизнеса становится важным успеть определить раньше других открывающееся окно потенциального спроса и попасть в него», — таково видение топ-менеджера кредитной организации. Он не сомневается — предприниматели, которые чувствуют и угадывают этот момент, заслуживают доверия потребителей и тем самым могут пролонгировать этот благоприятный период.

 

Инвестиции мимо Сибири

Некоторым откровением исследователей индекса RSBI стало признание основного вклада в значение композитного индикатора инвестиционной компоненты. Ее значение (57,9 п.) свидетельствует, по мнению авторов, о росте инвестиционной активности, а динамика — об ускорении этих темпов. Эта, безусловно, позитивная информация не может не радовать — если бы не одно «но». Схожие параметры Росстата в федеральном масштабе подтверждают правоту RSBI — инвестиции в основной капитал в целом по стране за девять месяцев 2017 года выросли по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом на 4,2%. Однако по Сибирскому федеральному округу картина прямо противоположная — инвестиционная активность снизилась на 3,1%, почти самый худший результат среди всех округов. И это, в совокупности с выше­упомянутым понижательным трендом в части реальных доходов сибиряков, начинает напоминать картину дрейфа Сибири в сторону, противоположную даже минимальному развитию.

Безусловно, у исследований RSBI и Росстата различные базы и методики — но совпадения на федеральном уровне дают основания предполагать и схожие регио­нальные тенденции. Заместитель генерального директора Банка «Левобережный» Людмила Глушкова подтверж­дает: инвестиционная активность компаний МСБ остается невысокой. По ее мнению, одна из причин — осторожность МСБ в части запуска долгосрочных инвестиционных проектов. Так, риски кредитования на 10 лет остаются высокими в части предсказуемости условий кредитования, при этом объемы государственных программ льготного кредитования имеют ограниченный ресурс и, соответственно — лимиты кредитования. «Расширение объемов государственных программ льготного кредитования с фиксированными ставками, сроками до 10 лет, и долгосрочная предсказуемость государственного регулирования позволили бы увеличить инвестиционную активность МСБ в существенных объемах», — считает топ-менеджер регио­нального банка.

А директор ООО «Лидер аудит», председатель Совета Сибирского регио­нального отделения саморегулируемой организации аудиторов «Российский Союз аудиторов» (Ассоциация) Екатерина Алабужева высказывает свое профессио­нальное мнение — одной из причин сложившейся неблагоприятной ситуации на рынке инвестиций является низкая степень информационной прозрачности предприятий. «Для пользователей финансовой отчетности малых и средних предприятий — собственников, инвесторов, кредиторов, деловых партнеров и других лиц, в ситуации, требующей принятия решения, мнение независимого аудитора о финансовой отчетности является дополнительной гарантией ее достоверности», — уверена профессио­нальный аудитор.

 

Кредитные ресурсы — желанные и недоступные

Зато динамика следующего частного индекса RSBI во многом совпадает с оценкой ситуации сибирским бизнесом — индекс доступности финансирования в III квартале 2017 г. снизился. Он по-прежнему находится на уровне выше 50 п., что дает основание авторам исследования для некоторого оптимизма: «Это в целом свидетельствует о неплохой ситуации с кредитованием, основным трендом здесь является смещение оценок предпринимателей с позитивных на нейтральные».

Статистика Банка России в целом подтверждает рост объемов кредитов, предоставленных российским субъектам МСБ в 2017 году — по состоянию на 01.11.2017 г. он достиг 4 917 млрд руб­лей, заметно превысив прошлогодний показатель (на 01.11.2016 г. — 4 221 млрд руб­лей). Цифры по СФО также подтверж­дают позитивную динамику — предпринимателям выдано 480 млрд руб­лей на начало ноября текущего года против 414 млрд руб­лей годом ранее.

 

Тем не менее, Екатерина Алабужева выделяет труднодоступность кредитных ресурсов в качестве проблемы, препятствующей развитию малого бизнеса.

«Доступность финансовых ресурсов сейчас невысокая, даже при всех декларируемых мерах и низких ставках. Повысились требования банков к залогам, к самому бизнесу. Отсутствуют длинные и недорогие деньги, — так видит ситуацию Сергей Соколов, понимающий и обратную сторону: у банков растет просрочка, им приходится балансировать на острие иглы. — Надо и деньги сохранить — не свои же они вкладывают в кредиты — и экономику развивать. При этом количество денег на корсчетах банков зашкаливает — эти деньги могли бы быть инвестированы в развитие бизнеса, но этого не происходит». Однако он же видит и выход из этой ситуации — в ра­зумном балансе интересов. «Государство должно продолжать мотивацию банков кредитовать бизнес, предпринимать меры для сближения позиций бизнеса и банков. Необходим постоянный диалог банков и бизнеса», — уверен Соколов в возможности разрешения ситуации.

 

В стране невыученных уроков?

Сегодня, пройдя через несколько кризисных лет, хочется рассчитывать на рост российского бизнеса — в том числе и МСБ не только за счет отложенного спроса на развитие и неувядаемой предпринимательской инициативы. Четыре года, прошедшие после констатации Президентом наличия «множественных административных барьеров» — немалый срок для того, чтобы максимально расчистить дорогу перед отечественным бизнесом, который сквозь тернии все же тянется к своим звездам.

Но Екатерина Алабужева и сегодня видит — действующая система налогообложения является одним из основных источников пессимистических настроений среди предпринимателей. «Я могу судить об этом исходя из того, насколько востребованным в предпринимательской среде малого бизнеса является налоговое консультирование», — подтверждает Екатерина Алабужева свои слова практическим знанием. А Алексей Страгис уверен — в настоящее время чрезмерное «огосударствление» экономики существенно тормозит развитие предприятия МСБ.

Однако Сергей Соколов все же оставляет надежду: «Думаю, что модели и дорожные карты — а многие из них направлены на разрегулирование бизнеса, — которые внедряются в регионах корпорацией МСП, Агентством стратегических инициатив, вскоре начнут давать практические результаты».

Председатель Новосибирского областного отделения «Опора России» Сергей Соколов

— Беспокоит ситуация в сфере закупок у МСБ государственными и муниципальными органами — реально растет дебиторская задолженность перед предпринимателями.

За 2017 год получилась нехорошая динамика этого показателя — настолько, что даже при Генеральной Прокуратуре создана горячая линия для отслеживания и оперативного воздействия на такие ситуации. Очень бы хотелось, чтобы в 2018 году ситуация этой сфере изменилась к лучшему.

Директор компании IT Construct Роман Петров

— Объем наших услуг по внедрению CRM и систем коллективной работы показывает рост, что говорит о желании бизнеса выжать максимум из имеющегося ресурса и убрать потери.

Ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман

— В IV квартале 2017 года ожидается увеличение продаж в МСБ в связи с сезонным ростом спроса и замедлением уменьшения доходов населения. Соответственно, можно предположить, что в 2018 году, после вероятного прекращения падения реальных доходов населения, малый и средний бизнес получит дополнительные стимулы к росту.

Директор ООО «Лидер аудит», председатель Совета Сибирского регио­нального отделения саморегулируемой организации аудиторов «Российский Союз аудиторов» (Ассоциация) Екатерина Алабужева

— Быстрая окупаемость вложенных средств и стабильный потребительский спрос обуславливают привлекательность для предпринимателей непроизводственной сферы: торговли, общественного питания, сферы услуг. Думаю, что предпочтение значительной доли субъектов малого предпринимательства в пользу соответствующих видов экономической деятельности будет сохраняться.

Главный аналитик Промсвязьбанка Игорь Нуждин

— Для компаний МСБ ЦФО, ЮФО и СЗФО в период кризиса были две проблемы: падение спроса и давление крупных сетей, для МСБ СФО основным было падение спроса. В тоже время о своих целях расширить свое присутствие в регионе заявили многие федеральные сети, это может усложнить ситуацию для МСБ.

Однако качественные регио­нальные сетевые компании округа смогут выйти по хорошей цене, т.к. федеральные игроки будут совершать экспансию через покупки — для них важна логистика.

Заместитель гендиректора по развитию бизнеса «ГК Финансовые услуги», член НАПКА Григорий Галицких

— Частная ситуация в Сибирском федеральном округе в принципе схожа с общей в целом по стране. По итогам года объем кредитования снизится на 11% и составит 370 млрд руб­лей. В СФО просрочка в сегменте МСБ по итогам 2017 году будет составлять более 50 млрд руб­лей, рост — около 5%. Доля просроченной задолженности ниже среднего показателя по стране на 10% и не превышает 14%.

Представитель ИК «ФИНАМ» Алексей Коренев

— Мы полагаем, что расти такими же темпами, как в первой половине 2017-го, экономика пока не сможет. Основными препятствиями мы видим как возможное снижение цен на нефть, так и возможное введение новых пакетов санкций, которые неизбежно скажутся на финансовом секторе и весьма значительной части высокотехнологического сектора. А это, в свою очередь, способно приостановить рост доходов, что повлияет на внутренний спрос.

Заместитель генерального директора Банка «Левобережный» Людмила Глушкова

— В настоящее время государство поддерживает, в первую очередь, экспортно ориентированные отрасли и сельскохозяйственное производство, отдельные регионы и моногорода — и даже для этих направлений недостаточно ресурсов льготного кредитования. До регионов Сибири доходят минимальные лимиты льготного кредитования по государственным программам, основные объемы льготного кредитования в настоящее время сосредоточены в центральной части России и на Дальнем Востоке. По­этому увеличение лимитов в регионах уже дало бы ощутимый результат в развитии МСБ.

Руководитель корпоративного бизнеса ВТБ в Новосибирске Вячеслав Брюханов

— Региональная экономика значительно окрепла, и мы ожидаем увеличения числа инвестиционных инициатив бизнеса в Новосибирской области. Регион накопил потенциал для качественного рывка в этом направлении. Этому способствует диверсифицированная структура экономики, активное использование программ господдержки.

Заместитель начальника департамента промышленности, инноваций и предпринимательства мэрии города Новосибирска — начальник управления предпринимательства и инвестиционной политики Максим Останин:

— Говоря о Сибири, важно констатировать, что динамика развития малого и среднего бизнеса сегодня находится на уровне слабого плюса и в таком состоянии пребудет до конца 2017 года. В дальнейшем, начиная с 2018 года, можно прогнозировать продолжение позитивных тенденций, их стабилизацию и усиление, поскольку в настоящий момент происходит снижение инфляции, ключевой ставки, а с ней и ставки на кредитование, достаточно стабильно ведет себя валюта. Поэтому следует рассчитывать на то, что потребительский спрос будет расти, и бизнес выйдет на новые этапы развития.

Выводить на главной: 

Похожие статьи: