Альтернатива старым котлам

25 марта 2018

Альтернатива старым котлам

Сергей Прохоренко
Эксперт-Сибирь

С нового года вступили в действие поправки в закон о теплоснабжении и регулировании цен на теплоносители

Фото: ZR-PHOTONOMY.R

Речь идет о такой новации, которая предполагает новые правила рынка и которую назвали «альтернативной котельной». Термин кажется сугубо отраслевым, однако он полностью отражает суть нововведения. В основе методики так называемой «альтернативной котельной» лежит принцип экономической целесообразности. По сути метод стал продолжением реформы тепло­энергетического комплекса, подчеркивают аналитики и игроки рынка.

 

Кому выгодно

В середине прошлого года после нескольких лет дебатов и обсуждений были приняты поправки в федеральный закон о теплоснабжении, которые позволяют устанавливать новый порядок формирования цен на услуги теплоснабжения. Новелла предусматривает, что государство устанавливает предельные цены на тепло для конечного потребителя.

Но есть одна существенная деталь — методика может быть внедрена в конкретных регионах поэтапно. И самое главное — по инициативе самих субъектов федерации.

Основной страх перед новой методикой у экспертов и политиков до сих пор, как кажется, не «нейтрализован» — а не приведет ли новация к росту тарифов? И смогут ли потребители оплачивать услуги ТЭК по новой схеме?

В чем новации? «Альткотельная» ра­зительно отличается от «классической» модели формирования тарифа — «затраты плюс», когда все понесенные в прошлом периоде затраты конкретных участников рынка ТЭК на генерацию тепла и его транспорт становились основой для расчета регулятором — РЭК — текущего тарифа. Позднее методика была скорректирована таким образом, что, несмотря на фактически любой объем понесенных затрат, рост тарифов ограничивался запретом повышать тариф более чем на величину официального показателя инфляции. Таким образом, от роста тарифов оказывался защищен конечный потребитель — государство как бы ставило «принудительный заслон» для потенциального галопа цен на коммунальные блага.

Но тогда инвестпрограммы субъектов теплогенерации ставились под угрозы. Рост цен на оборудование и иные компоненты, услуги и работы подрядчиков и поставщиков существенно и негативно сказывались на объемах желаемой модернизации. Их приходилось корректировать в меньшую сторону. Поучалась палка о двух концах: не секрет, что износ большинства мощностей и инфраструктуры, например, в Красноярском крае нередко превышает 50 процентов. Износ сказывается на надежности и бесперебойности теплоснабжения потребителей. А где взять средства на реновацию теплопарка?

 

Видеть реальность

Красноярский политолог Юрий Москвич считает, что «методика «альтернативная котельная», прописанная в прошлом году в законе РФ, — это первая в нашей стране попытка найти реальный компромисс интересов инвесторов, потребителей и производителей тепла путем регулируемого внешним арбитром — государством — среднесрочного, приемлемого для потребителей и инвесторов, а не ежегодного, не­удобного для инвесторов, тарифа на тепло». По его мнению, это фактически означает «конец эпохи монополистов-производителей тепла и начало проекта модернизации всей сложившейся системы архаичных котелен».

Новый учет тарифов, их оценка и реакция на устойчивый рост — это и есть экономическая система под названием «альтернативная котельная», по мнению экс-вице-спикера Законодательного собрания края, ныне профессора университета Всеволода Севастьянова.

«Энергопроизводители постоянно стремятся наращивать свои доходы через ценообразование, мотивируя это тем, что, мол, растут в цене постоянно то вода, то грузоперевозки угля по железной дороге, а то и само топливо для регио­нального ТЭК подрастает в цене, и так далее. Аргументов бывает много, и они представляются справедливыми! — рассуждает профессор Севастьянов. — С другой стороны, при постройке новых объектов ТЭК возникает проблема амортизации. Например, она закладывается на 30 лет. И эти амортизационные расходы идут в расчет будущего тарифа как база для обоснования. Но по закону у владельцев объектов есть право существенно сократить сроки на амортизацию. Могут возникнуть и другие обязательства — например, по повышению экологической составляющей на тех же ТЭЦ. Куда относить затраты? Конечно же, в тариф! РЭК как регулятор ведут дискуссии, теплоэнергетики доказывают свою позицию и обосновывают затраты. Это сложный и конфликтный процесс. На территории громадного Красноярского края бывают разные случаи. Есть котельные, которые работают на разных видах источников — угля, электроэнергии, газа, мазута, есть смена собственников объектов ТЭК. Это тоже становится проблемой при тарифообразовании. И хорошо, если компания очень крупная и имеет возможность внутри своих объектов «перекрещивать» расходы и доходы и снижать тарифы для тех территорий, где тепло получается очень дорогим. А вот в случаях с мелкими компаниями или одиночными котельными, где тепло стоит очень дорого, там прямо беда… У них нет возможности маневра».

По его словам, Минэнерго страны при установлении предельных тарифов сталкивается с тем, что на разных территориях затраты на ТЭК разные. А разница между тарифами и возможностями населения по их оплате компенсируется государством, бюджетом края в данном случае.

Доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой тепловых электрических станций Политехнического института СФУ Евгений Бойко считает, что альткотельная «приведет, с одной стороны, к необходимости модернизации всего комплекса либо к уходу с рынка самых неэффективных. Это некая планка, которую надо будет достигнуть всем. С другой стороны, у эффективных собственников появится ресурс для развития».

«Лучше снять очки и видеть реальность», — говорит ученый.

Советник губернатора Красноярского края, заслуженный работник жилищно-коммунального хозяйства РФ Анатолий Матюшенко убежден, что новая методика — единственно правильный путь развития инвестиционных возможностей теплоэнергетического комплекса и его последовательной модернизации. «В целях защиты бюджета и сокращения субсидий на тарифы теплоснабжения правительством страны было принято решение о методике «альтернативной котельной». Это метод расчета одной гигакалории для каждого населенного пункта. Что это означает? Если бы на данной территории была построена новая котельная, что называется, «в чистом поле», работающая на современном оборудовании и по современном технологиям последних достижений науки и техники, то получается расчет стоимости производства единицы тепла. В Красноярском крае такие расчеты уже произведены. Для нас основой теплогенерации является сжигание бурого угля. Мы подсчитали, что стоимость гигакалории в Красноярске не должна превышать 1 700 руб­лей. Все остальные котельные, где цена тепла выше, должны просто исчезнуть с карты города, района и так далее. Или провести модернизацию. Ряд котельных старого образца не вписываются в эти параметры. Например, ТЭЦ Сибирской генерирующей компании эти параметры выдерживают. Тем более что в краевой столице в 2013 году была принята новая схема теплоснабжения, сейчас она актуализируется».

Напомним, согласно документу, в городе будут поэтапно закрываться неэффективные и неэкологичные котельные. А потребители будут переходить на мощности ТЭЦ.

 

Полегче на поворотах

Объекты теплоэнергетики на территории Красноярского края очень разнятся: ситуации в Норильске, например, в Железногорске, Минусинске, Канске, Красноярске несопоставимы. Не говоря уже о малых населенных пунктах. К тому же, альтернативная котельная коснется и тепловых сетей. И у всех объектов разные собственники, степень износа, нужды в модернизации. Далеко не везде есть система централизованного теплоснабжения. А почти все из 60 с лишним районов края являются дотационными. По мнению Всеволода Севастьянова, новая методика и сопутствующая система теплоснабжения будет хороша тогда, когда на территории края начнут вводиться в строй новые предприятия как потребители мощностей ТЭК. Тогда снижение тарифов будет происходить на фоне роста экономики.

Какие проекты, ресурсы и компетенции могут предложить российские энергохолдинги сегодня и в будущем для модернизации теплоснабжения российских городов? Какие меры должны быть приняты для наиболее эффективной и продуктивной реализации реформы в интересах потребителей? Евгений Бойко говорит так: «Новая методика формирования тарифа стремится к наведению порядка в ТЭК. Это позволит расшатать существующие подходы и заложить инструменты и механизмы для развития всей отрасли в крае. Можно дать оценку состоянию комплекса — существующим котельным, тепловым сетям, энергоисточникам. А понимая эту оценку, можно изменить стратегию развития отрасли — в какую сторону двигаться. И тогда четко формируется задача для неэффективных источников тепла. С другой стороны, методика позволит эффективным источникам получить ресурс для развития».

Ученый при этом напоминает, что угроза есть при введении любой новации. Главная из них — то, что альткотельная не отвечает на вопросы субсидирования и финансирования и нет решения наиболее актуальных задач. Нет точного понимания в крае, в каком состоянии находится оборудование ТЭК, какова система логистики по топливу, оценка себестоимости теплопродукции и система тарифообразования.

 «Альткотельная — это только та ниточка, которую надо потянуть, посмотреть на результат, а считать, что методика решит все проблемы края в этой части, наверное, нельзя! Крупный бизнес окажется в более выигрышной ситуации», — резюмировал Евгений Бойко.

Пример застарелого конфликта при действующей системе тарифов припомнил Всеволод Севастьянов. В свое время, по его словам, после захода на территорию Богучанского района КрасЭКО, ныне АО со стопроцетным участием края вместо крупной энергокомпании, установила вместо прежнего тарифа в 1 300 руб­лей за гигакалорию почти 8 тысяч руб­лей. После вмешательства ЗС края стоимость опустили до 3 тыс. руб­лей, но рост все равно получился более, чем в два раза. И это только один пример в старой системе тарифообразования.

Фото: КОТЕЛЬНАЯ1-KVEDOMOSTI.COM

 

Долго ли, коротко ли…

Что касается сроков внедрения методики в регионе, то тут эксперты единодушны во мнении. Как пояснил «Эксперту-Сибирь» вице-спикер краевого парламента Алексей Кулеш, в стенах ЗС края такое решение еще в деталях не обсуж­далось: «Скорее, это компетенции не законодательной власти, а исполнительной и самих субъектов теплоэнергетики. Разумеется, когда эта методика получит статус рабочего проекта, мы подключимся и примем участие как минимум на этапе обсуждения. Пока это документ на бумаге без приложения к реальности!»

На недостаток законодательных решений пожаловался и красноярский общественник, председатель КРООД «Народный контроль в сфере ЖКХ» Роман Казаков. Однако он полагает, что в разных районах края надо оценивать риски внедрения методики отдельно.

Всеволод Севастьянов уверен, что у главы региона есть право — принимать новую методику «альтернативной котельной» для края или нет. Тем более что не все законодательные подзаконные акты прописаны на уровне страны и края. Процедура запущена. Но у краевых властей есть право согласиться с методикой и взять на себя, то есть на бюджет, расходы. «Решение о методике спущено на уровень регионов и становится ответственностью субъекта федерации», — говорит ученый. Согласования этих решений на уровне ЗС края может и не потребоваться.

Евгений Бойко напоминает, что государство преследовало несколько целей, одна из них — повышение эффективности субъектов ТЭК: «Вопрос в том, что внедрение методики требует ресурсов и времени. Будет установлен разумный срок, разработан алгоритм».

Анатолий Матюшенко не видит пре­град для внедрения методики: «Наша задача — максимально заместить котельные в Красноярске. Такая же история в Минусинске, например. А вот на других территориях — например, в маленьком поселке Нижний Ингаш — много источников производства тепла и разная цена на него. Там стоимость гигакалорий нужно сравнивать. На тех из них, где цена на единицу тепла будет выше теоретической цены на «альткотельной», должны провести модернизацию».

«Внешне все выглядит вполне разумно, но тревога не уходит: неужели удалось в законе снять все барьеры, препятствующие сговорам и арбитров-чиновников, и инвесторов, и производителей тепла против интересов потребителей, иначе говоря, нас с вами? Неужели коррупция и неправедный суд уже исчезли в нашей стране?» — риторически завершает макроэкономические рассуждения ученый, в прошлом, кстати, полпред президента страны в Красноярском крае, на Таймыре и в Эвенкии (1991–1998 годы), позднее — экс-замминистра регио­нальной политики и замминистра по делам федерации и нацио­нальностей правительства страны Юрий Москвич.

Выводить на главной: 

Похожие статьи: