Раскачать собственные амбиции

24 апреля 2018

Раскачать собственные амбиции

Александр Дыжин
Эксперт-Сибирь

Новые подходы в подготовке кадрового ресурса для науки обсуждали в ходе круглого стола «Развитие кадрового потенциала науки» в рамках КЭФ-2018

В ближайшие пять лет отечественной науке для реализации Стратегии научно-технологического развития нужно 50 тысяч новых сотрудников, и в нынешних условиях это серьезный вызов для системы высшего образования

В условиях разворачивания в мире новой технологической революции выдвигаются новые требования к качеству человеческого капитала. Для успешной конкуренции в глобальной экономике все более важным становится развитие современных инновационно-технологических и научных компетенций. Актуальные вопросы подготовки кадрового потенциала для науки обсудили в ходе круглого стола «Развитие кадрового потенциала науки: ставка на таланты», прошедшего в рамках Красноярского экономического форума. По общему мнению участников дискуссии, вызовы перед экономикой России, а, следовательно, и перед наукой и высшей школой, стоят серьезные. И вопрос уже не в том, кто готов их принять — вопрос, за счет каких инициатив эти вызовы будут отрабатываться.

На сегодняшний момент в России в рамках достижения целей, поставленных Стратегией научно-технологического развития Российской Федерации, распоряжение о реализации которой подписано в июле 2017 года, запущен ряд программ формирования кадрового потенциала науки. Эдуард Галажинский, ректор Томского государственного университета, представил участникам круглого стола проект «Школа ключевых исследователей», который реализуется совместно с администрацией Томской области в рамках инициативы по созданию опорного региона Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации (СНТР).

Ключевой целью Школы является подготовка исследователей мирового уровня. Молодых ученых будут обучать ориентироваться в актуальной научной повестке, развивать внешние связи, обеспечивать продуктивность и трансфер технологий в индустрию и многому другому. По сути, будут готовить специалистов, способных научные исследования довести до применения в реальном секторе экономики.

Старт Школы состоялся в феврале нынешнего года. В проекте обучаются молодые исследователи (не старше 39 лет), работающие в области физики, химии, математики, биологии и биомедицины, информационных технологий. Программа обучения в Школе формируется из трех блоков, учитывающих личностные характеристики, социальные навыки и профессио­нальные компетенции участников. В финале сессии будут созданы группы для работы над проектами вместе с компаниями и технологическими предпринимателями. На сегодня в планах Школы выпускать порядка 200 человек ежегодно и сократить срок подготовки руководителей научных групп и научных организаций до четырех–семи лет. Уже сейчас этот проект является одним из тех, на которые делается ставка на самом высшем уровне.

«В Томске очень серьезное представительство академической науки, очень сильные университеты и очень сильные связи университетов и академических институтов, плюс к этому активное партнерское участие администрации Томской области в проектах научно-технологической кооперации», — комментирует Михаил Котюков, руководитель Федерального агентства научных организаций.

Участники дискуссии отметили, что этот проект имеет два серьезных контекста для всей системы высшей школы. Первый связан с тем, что университеты нуждаются в научных лидерах, которые могут заходить в новые сложные научные отрасли и пространства, второе — формирование команд под новые задачи и вывод разработок на рынок.

Эдуард Галажинский, ректор ТГУ, приветствует Шломо Вебера, ректора Российской экономической школы

«Мы понимаем, что сегодня конкурируют не научные организации, а экосистемы организаций, — поясняет, ректор Томского государственного университета Эдуард Галажинский. — По сути, то, что мы делаем — это складываем экосистему поддерж­ки и формирования такого рода лидеров. Ведь один из ключевых запросов и от бизнеса, и от власти, и от самих научных организаций — это кадры, специалисты новой формации. То есть, власть, бизнес, университеты — каждый свой интерес вкладывает в общую конструкцию».

У проекта сейчас четыре ключевых участника: Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), Центр стратегических разработок «Северо-Запад», администрация Томской области и непосредственно Томский государственный университет. Это в значительной мере упрощает поиск ресурсов — как финансовых, так и организационных, и кадровых.

Стоит отметить и то, что Томский госуниверситет уже обладает рядом компетенций в выращивании «талантов» и формировании новых подходов в научной деятельности, которые уже дают свои результаты — университет со своим достаточно скромным бюджетом в 5 млрд руб­лей ежегодно поднимается в мировых рейтингах университетов и конкурирует с мировыми вузами, чье финансирование в разы больше. Бюджетами отечественные вузы конкурировать вряд ли смогут, поэтому необходимо раскрывать внутренний потенциал.

Вопрос, вокруг которого в ходе круглого стола разгорелись серьезные споры, заключался в том, есть ли время на эксперименты в образовательных проектах и на формирование рабочих механизмов, которые помогут коммерциализировать научные разработки. В ходе обсуждения сошлись в одном: за экспериментами не стоит забывать о конечном результате. Сложившаяся конъюнктура на глобальных рынках вносит существенные корректировки в сроки, которые можно отвести на поиск рабочей модели подготовки кадрового ресурса. Прогнозируемая специалистами ФАНО потребность в научных кадрах в ближайшие пять лет составит порядка 50 тысяч человек.

Цифра, безусловно, большая, но, по словам Эдуарда Галажинского, важно понимать, под какие задачи эта цифра рассчитывается. По мнению ректора, это, в первую очередь, вопрос производительности труда и научной эффективности. В этом смысле новые классы задач можно решать уже коман­дами не из тридцати человек, а из пяти, применяя новые технологии: такие, как машинное обучение, анализ больших данных и другие — и добавив к этому современные организационные форматы взаимодействия. Именно на этом будут концентрироваться организаторы проекта «Школа ключевых исследователей».

«Будущее рождается в экспериментах, и если мы хотим что-то делать, мы все равно должны эксперименты продолжать, — рассуждает ректор ТГУ. — Никто не знает, какой способ лучше. Мы для себя определились: для нас этот проект — эксперимент. Это связано еще и с тем, что мы исчерпали факторы нелинейного роста. Вариантов осталось немного: либо брать с рынка великих ученых, но стоимость одной состоявшейся группы мирового класса равна всему бюджету развития университета. Либо другой вариант — раскачать амбиции у молодежи».

В активе Томского государственного университета уже есть успешный пример построения функцио­нальной команды — первый, к слову сказать, в истории современной России случай коммерческой реализации разработанной в вузе технологии на зарубежном исследовательском рынке. Коман­да лаборатории функцио­нальной электроники ТГУ разработала полупроводниковые детекторы ионизирующих излучений на основе арсенида галлия, и в мире нет аналогов подобной разработки. Сейчас эту технологию используют в ЦЕРНе (CERN) на Большом адронном коллайдере, а также в ряде других ведущих научных центров. И относительно недавно швейцарская компания Dectris приобрела у ТГУ две лицензии на производство структур и детекторов из арсенида галлия.

Главная сложность, с которой столкнулись в ходе реализации проекта, по словам Эдуарда Галажинского, — это мышление людей. По его признанию, даже молодые люди, формируясь в старых организационных системах, научных коллективах, начинают разговор с вопроса: сколько у вас денег на зарплату. «Самое сложное — это «перечиповать», сменить парадигму мышления. Деньги найдутся, их много — и у компаний есть средства, и в фондах есть. Сейчас крайне острая нехватка людей и компетенций», — резюмирует ректор Томского государственного университета.

«Эти ребята должны получить возможность экспериментировать, соответственно, способ принятия решений для поддерж­ки таких поисковых проектов должен быть другим. Поэтому мы сейчас нащупываем эти инструменты, механизмы, — рассуждает Галажинский. — В подобных проектах необходимо участие компаний и власти. Уже сейчас понятно, что под этот проект нужно изменить некоторые организационные моменты, связанные с регио­нальной инфраструктурой. Один из вариантов — это создание научного фонда. И с точки зрения развития инновационных компаний малого бизнеса необходимы дополнительные механизмы и инструменты поддержки. Пока все это идет в ручном режиме».

Несмотря на все сложности и условия неопределенности, проект «Школа ключевых исследователей» получил одобрение экспертов круглого стола.

«К томскому проекту относимся сейчас аккуратно — это для нас первый опыт, и мы не хотим его загонять в какие-то жесткие рамки, — прокомментировал руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков. — В том, что проект будем развивать, сомнений нет. Как это можно делать и как будем делать мы — сейчас как раз ищем рецепты».

Фото: ЭДУАРД КАРПЕЙКИН

Выводить на главной: 

Похожие статьи: