Отложенный рубеж

14 мая 2018

Отложенный рубеж

Андрей Мужщинский
Эксперт-Сибирь

Первого мая Россия подошла к одному из важных рубежей вводимой в стране новой системы переработки ТБО. Именно к этому сроку, по замыслу законодателей, во всех субъектах страны должны были выбрать региональных операторов

Но, констатирует исполнительный директор ассоциации операторов в сфере обращения с отходами Руслан Губайдуллин, из 85 регионов РФ в девяти работа по отбору регио­нальных операторов даже не начата. «На данный момент в стране выбрано 90 регоператоров, еще 40 конкурсов проводится», — заявил он на прошедшем Красноярском экономическом форуме. Между тем, согласно федеральному закону, новая система утилизации мусора начинает работать с 1 января 2019 года.

 

Сибирский акцент

По словам полномочного представителя президента в Сибирском федеральном округе Сергея Меняйло, во всех территориях округа, кроме четырех (речь идет о республиках Бурятия, Тыва, Красноярском крае и Томской области), утверждены территориальные схемы по обращению с отходами, а также разработаны так называемые «дорожные карты» и сформированы рабочие группы по контролю за их исполнением. Что касается работы субъектов по выбору регио­нальных операторов, то по одному регоператору определено в Республике Алтай, Забайкальском и Красноярском краях, Иркутской и Кемеровской областях. На остальных территориях конкурсные процедуры продолжаются, всего необходимо провести около 50 торгов.

Между тем, времени на раскачку у органов власти нет. Впереди еще один важный рубеж — до 1 июня 2018 года необходимо проработать вопросы по установлению единого тарифа на услугу регоператора по обращению с твердыми коммунальными отходами. «Это чувствительный для населения вопрос, и от органов исполнительной власти требуется не допустить резкого скачка тарифов на ЖКХ, проводить разъяснительную работу с населением о целях и задачах реформы», — акцентирует внимание Сергей Меняйло.

Недостаточными темпами внедряется не только новая система обращения с мусором, слабо развивается и отрасль переработки отходов. А в рамках «мусорной» реформы президент страны поставил задачу к 2030 году обеспечить поэтапное введение запрета на поступление ТКО на полигоны без предварительной обработки и утилизации. В республиках Алтай, Бурятия, Забайкальском крае, Кемеровской и Томской областях на данный момент действуют менее десяти объектов приема и сортировки мусора. На стадии ввода в эксплуатацию находятся две линии сортировки в Красноярском крае — одна в Лесосибирске, другая — в Зеленогорске. Объекты строились в рамках концессионных соглашений. В Лесосибирске в 2016 году было заключено концессионное соглашение на строительство производственного цеха и погрузочно-разгрузочной площадки между администрацией Лесосибирска и ООО «Красноярская рециклинговая компания». Комплекс предназначен для приема на сортировку отходов из Лесосибирска, Енисейска, а также Енисейского и Казачинского районов. В год он может обрабатывать до 400 тысяч кубометров макулатуры, пластика, стекла, металлов, ПЭТ-бутылок, превращая мусор во вторичное сырье. В Зеленогорске концессионное соглашение на создание и реконструкцию полигона твердых бытовых отходов подписали МУП «Комбинат благоустройства» из ЗАТО и ООО «Экоресурс». Объем финансирования со стороны концессионера — свыше 69,5 млн руб­лей, первую очередь полигона ТБО планируется ввести в 2020 году, при этом само соглашение действует до 2048-го. По концессии создавался и мусоросортировочный комплекс.

Согласно большой регио­нальной программе по обращению с ТКО, в Красноярском крае к 2035 году должно появиться пятнадцать предприятий по переработке и сортировке, а также 29 площадок временного хранения ТКО. Однако пока, констатируют эксперты, темпы борьбы с мусором цивилизованными способами значительно отстают от имеющихся потребностей.

 

Северный мусор

Согласно территориальной схеме обращения с отходами, Красноярский край поделен на 19 зон. По словам и.о. министра экологии и рацио­нального природопользования региона Владимира Часовитина, в каждой из них будет осуществлять свою деятельность регио­нальный оператор, выбранный на конкурсной основе. Он, в свою очередь, будет заключать договоры с операторами, которые занимаются перевозкой отходов, владеют полигонами для захоронения. На бумаге все выглядит хорошо, но, как говорит депутат Законодательного собрания Павел Семизоров, северные территории столкнулись с тем, что там нет желающих заниматься сбором и утилизацией мусора. Так, из-за отсутствия заявок не состоялись аукционы по отбору регоператоров в Норильске и Эвенкийском районе.

«Более того, есть вопросы к разработанной схеме обращения с отходами, — отмечает Павел Семизоров. — Жители Норильска не согласны с тем, что в ней предусмотрено захоронение отходов в Арктической зоне».

Председатель комитета Законодательного собрания Красноярского края по природным ресурсам и экологии Александр Симановский считает, что требования существующего федерального закона о создании новой системы обращения с отходами вообще мало реализуемы в северных территориях.

«Очевидно, что необходимо ослабить требования по захоронению в арктической зоне, — рассуждает он. — В том же Норильске некуда девать вторичные ресурсы. Так как там просто-напросто нет переработки. Да и объективно она там не появится, сортировать и перерабатывать мусор в северных территориях нерентабельно. Населенные пункты небольшие, а расстояние между ними иногда составляет не то что десятки, а сотни километров. Эксперты советуют в таких случаях создавать своеобразные перевалочные накопительные пункты, но это можно сделать там, где есть дороги. Во многие северные территории Красноярского края можно попасть только по воздуху».

Краевые власти признают, что проблема северных территорий стоит остро. «По северным территориям, где конкурсы не состоялись, есть позиция федерации, что для них необходимо готовить регио­нальных операторов, — комментирует ситуацию Владимир Часовитин. — Правительство края сейчас прорабатывает этот вопрос. Что касается захоронения отходов в том же Норильске, то там, согласно территориальной схеме, полигон будет работать до 2022 года. После отходы будут сжигаться, для чего преду­смотрено строительство мусоросжигательного завода»,

«Проблему отдаленности и труднодоступности северных территорий можно решить при помощи создания экотехнопарка с использованием комплекса морского базирования по сбору, сортировке и переработке отходов, — считает заместитель директора по науке НИИ «Центр Экологической промышленной политики» Андрей Недре. — Согласно проекту, места для сбора и временного хранения планируется создать вдоль Северного морского пути. Мобильный комплекс, который сможет сортировать, а частично и уничтожать мусор, будет курсировать по этим точкам и доставлять те отходы, которые можно использовать повторно, в Мурманск и Владивосток. У нас есть опыт с использованием таких комплексов морского базирования за рубежом».

 

СанПиН: перезагрузка

По мнению Руслана Губайдуллина, часть вопросов по созданию новой системы сбора и утилизации отходов в северных и удаленных территориях снимут новые нормы СанПиН. Ожидается, что обновленные Санитарные правила и нормы появятся уже в этом месяце. Согласно новой редакции документа, требования к содержанию труднодоступных территорий будут немного помягче, нежели к обычным населенным пунктам. В частности, там срок хранения несортированных отходов будет составлять до 10 дней. Также в таких территориях не надо будет вывозить мусор ежедневно. Этот график работы нереализуем не то что на Крайнем Севере, но и в некоторых точках Центральной России, где производителя мусора и место размещения отходов разделяют сотни километров.

Также в предлагаемых изменениях содержится еще одно важное нововведение. В плотнозастроенных районах расстояние от контейнерной площадки до жилых домов может быть уменьшено до 10 метров (в действующих СанПиН норматив составляет 20 метров), но при условии увеличенной кратности проведения санитарно-противоэпидемических мероприятий.

 

Байкал обязывает

На создание новой системы обращения с отходами в Республике Бурятия влияет непосредственная близость озера Байкал. В водоохранной зоне не то что никакие полигоны размещать нельзя, но и мусороперерабатывающие мощности строить не представляется возможным. Между тем, в прибрежной зоне расположено много населенных пунктов. И транспортировка мусора с берега серьезно повлияет на размер тарифа.

На Красноярском экономическом форуме представители Бурятии заявили о двух перспективных проектах по развитию инфраструктуры по мусоропереработке в республике, но когда они начнут реализовываться, пока непонятно.

Глава Бурятии Алексей Цыденов заявил, что возведение мусороперерабатывающего завода по японской технологии зависит от действия федеральных программ, по которым республика планирует получить финансирование. Но на сегодня еще не продлено действие ФЦП «Охрана озера Байкал», а приоритетный проект «Байкал: великое озеро великой страны» в стадии прохождения процедур согласования.

Министр по развитию транспорта, энергетики и дорожного хозяйства Бурятии Сергей Козлов говорит, что немецкие инвесторы готовы вложить в проект по строительству мусоросжигающего завода в республике, который станет источником тепла и электрической энергии, 1,8 миллиарда руб­лей. Но не решен вопрос высокой токсичности такого производства.

 

Дайте деньги переработчикам

По словам директора департамента металлургии и материалов Минпромторга РФ Павла Серватинского, одна из основных целей мусорной реформы — это максимальный отказ от захоронения отходов и вовлечение мусора в хозяйственный оборот. По его данным, 50% промышленных отходов сегодня так или иначе используются повторно. Если говорить о ТКО, то там этот показатель не превышает девяти процентов. Остальной мусор отправляется на свалки.

«Основным способом утилизации отходов является захоронение, — констатирует он. — На полноценную переработку тарифа не хватает. Те средства, которые платят сегодня люди за вывоз мусора, оседают в руках компаний, которые занимаются транспортировкой отходов и их захораниванием».

Павел Серватинский отмечает, что даже если тариф для населения повысить в два–три раза, то этого все равно будет недостаточно, чтобы развивать переработку. «Бизнесу неинтересно этим заниматься, — сетует он. — И перед органами власти стоит сложная задача — создать стимулы для прихода в отрасль инвесторов. Необходимо повысить норматив утилизации товаров до 90 процентов, расширить список утилизируемых товаров, повысить ставку экологического сбора, серьезно пересмотреть систему ответственности. Нужно, чтобы производитель сам утилизировал свой мусор, а не делегировал это государству».

В Минпромторге убеждены, один из самых перспективных вариантов коммерциализации мусоропереработки — сжигание ТБО и получение энергии. «Но эта тема не проработана», — констатирует Павел Серватинский. По мнению Андрея Недре, побороть мусор смогут технопарки, которые будут иметь разные специализации. Четыре из запланированных 70-ти должны появиться уже в этом году.

Эксперты согласны, что развитие мощностей по переработке — правильное направление, но где взять на это средства? Сейчас, констатирует член правления СРО Ассоциация «Лига переработчиков макулатуры» Денис Кондратьев, отрасль испытывает дефицит средств. «Загрязнители не хотят платить полную тарифную стоимость за переработку мусора и возврат его в хозоборот, — говорит он. — Товаропроизводители зачастую требуют дисконт в 50 процентов от участников рынка утилизации».

Предприниматель из Кемеровской области, пожелавший остаться анонимным, поднимает другую проблему. «Мы занимаемся переработкой ТКО и промышленных отходов и столкнулись со следующей ситуацией, — рассказывает он. — Есть полигон или свалка, на которой годами скапливаются определенные виды отходов, и никому до них дела нет. Появляются новые методы переработки, мы их внедряем, выходим с инициативой по ликвидации многолетних залежей мусора, и в этот самый момент откуда ни возьмись появляется владелец отходов и начинает требовать с нас баснословные деньги».

Инвестпроекты можно реализовывать при участии финансовых организаций. Но, акцентирует внимание Руслан Губайдуллин, банки, оценивая риски тех же регио­нальных операторов, не торопятся заключать какие бы то ни было договоры о намерениях.

Генеральный директор крупнейшей в стране концессионной компании АО «Управление отходами» (эта организация стала регио­нальным оператором в нескольких регионах страны) Павел Бесшапов уверен, что в сложившейся ситуации источником инвестиций для проектов по созданию инфраструктуры переработки мусора могут стать негосударственные пенсионные фонды «Мы активно пользуемся этим источником, — говорит он. — Эти деньги самые «длинные» и «дешевые», кроме того, они хорошо контролируются».

 

И на концессию найдется проруха

Выборы регио­нального оператора, который займется сбором и утилизацией мусора в Новосибирске, споткнулись о концессию. Как и положено по закону, власти области объявили конкурс по отбору регоператора, на него поступили заявки от трех компаний: ООО «Магнит», ООО «Экология–Новосибирск» (входит в ГК «Вис») и АО «Экооператор» (100% акций у Новосибирской области). На данный момент ФАС приостановило торги. Камнем преткновения стала заявка одного из претендентов. Дело в том, что в документах, поданных компанией «Экология–Новосибирск», содержится концессионное соглашение с правительством Новосибирской области о строительстве двух мусороперерабатывающих комплексов и двух полигонов для захоронения отходов.

По мнению депутата Законодательного собрания Новосибирской области Вадима Агеенко, который написал открытое обращение к врио губернатора Андрею Травникову, концессионное соглашение необходимо расторгнуть по причине неисполнения одной из сторон взятых на себя обязательств (сейчас этот документ находится в приостановленном, но юридически действующем состоянии). Дело в том, что ни один из заявленных объектов не то, что не построен, а возведение даже не начиналось. Между тем, как выяснилось 25 апреля при вскрытии конвертов с заявками претендентов на получение статуса регоператора, компания «Экология–Новосибирск» включила в пакет документов это концессионное соглашение, что, безусловно, даст ей дополнительные баллы при оценке заявки. «Ни о каком честном и открытом конкурсе по выбору регио­нального оператора при такой конкурсной документации в Новосибирской области не может быть и речи», — пишет в обращении Вадим Агеенко.

Самое интересное, что некоторые запланированные в концессионном соглашении объекты уже и не появятся. Вокруг строительства завода в «Раздольном» развернулся большой и затяжной скандал, жители окрестных территорий выступили против соседства с крупным мусороперерабатывающим предприятием. Эксперты и общественники также высказались о том, что подписанное соглашение не отвечает интересам людей. Ведь если объекты будут недоза­гружены, то регион взял на себя обязанность по возвращению недополученных доходов. Кроме того, при реализации соглашения потребовался бы кратный рост тарифа.

По мнению президента фонда защиты природы «Зеленый стандарт» Елены Шулеповой, сложившийся в Новосибирской области мусорный кризис стал следствием халатной работы ответственных структур. «При подписании концессии многие акценты не прорабатывались, — констатирует она. — Более того: принимаемые решения не то, что не обсуждались с общественностью, но просто до нее не доводились». Между тем, уверена эксперт, новые объекты по обращению с отходами региону жизненно необходимы. Существующие полигоны давно нужно закрыть, но прекратить их эксплуатацию невозможно из-за отсутствия альтернативных площадок. «Ситуация и с проведением конкурса по отбору регоператора, и с заключением концессионных соглашений в сфере обращения с отходами рано или поздно урегулируется, — считает Елена Шулепова. — Но в конечном счете от промедления проиграют все стороны».

Не исключено, что негладко пройдет отбор регоператора и в другом крупном сибирском городе — в Красноярске. Согласно схеме территориального планирования, в столице Красноярского региона будут выбираться два регоператора — один на правом берегу, другой на левом. Но на последней сессии Законодательного собрания Красноярского края, отвечая на вопрос депутата Елены Пензиной, сколько регио­нальных операторов по обращению с мусором появится в Красноярске, Владимир Часовитин не исключил, что их может будет не два, а один. «От конкурентной борьбы никто не застрахован», — акцентировал внимание и.о. министра. Как и в Новосибирске, в Красноярске боятся, что на рынке может появиться монополист, который начнет диктовать свои условия.

Красноярцев так же, как и жителей других городов, волнует перспектива роста тарифов. По словам Елены Пензиной, в некоторых территориях плата за обращение с ТКО может возрасти в 37–40 раз.

«Окончательный расчет тарифа может произойти только тогда, когда будут выбраны все регио­нальные операторы, — говорит Владимир Часовитин. — Каждый из них обязан предоставить производственную и инвестиционную программу, и только после этого станет понятен размер платы за обращение с ТКО в каждой технологической зоне. Например, практика состоявшегося конкурса по определению регио­нального оператора в Зеленогорской зоне привела к снижению стоимости».

 

О муниципалитетах замолвите слово

Несмотря на то, что создание новой системы обращения с отходами — это, по большому счету, компетенция регио­нальных властей, часть полномочий в этом вопросе законодатель переложил на плечи муниципалитетов.

«Принимаемые на уровне субъектов федерации законы об обращении с отходами не регулируют тему сбора мусора, — констатирует председатель Законодательного Собрания Красноярского края Алексей Кулеш. — А между тем, организация мусорных стоянок — одна из важных составляющих мусорной реформы. В связи с этим у муниципалитетов возникнут значительные расходы в миллионы руб­лей».

Александр Симановский добавляет, что действующая в Красноярском крае программа предусматривает на цели организации площадок и сбору мусора всего 10 миллионов руб­лей.

В администрации Красноярска говорят, что механизм реализации новых полномочий федеральным законом «Об отходах производства и потребления» не раскрывается. Для этого правительством Российской Федерации должны быть утверждены новые нормативные правовые акты, определяющие порядок создания схемы размещения площадок для накопления ТКО, а также правила их обустройства. На данный момент такие документы отсутствуют, в связи с чем сложно сказать, из каких источников и в каком объеме должны расходоваться средства на выполнение указанных мероприятий.

«Следует отметить, что на территориях многоквартирных жилых домов Красноярска, не оборудованных мусоропроводами, накопление ТКО осуществляется на контейнерных площадках, содержание которых по закону обеспечивается УК и ТСЖ, — говорит начальник отдела по охране окружающей среды департамента городского хозяйства администрации Красноярска Наталия Орлова. — В настоящее время районными администрациями проводится сбор информации о существующем парке контейнерных площадок, расположенных как на территориях многоквартирного жилого фонда Красноярска, так и частной жилой застройки. Изучается потребность создания новых мест накопления ТКО. Не исключено, что в некоторых случаях для жителей частного сектора будет более приемлем бесконтейнерный способ сбора отходов в специальные мешки, что не запрещено законодательством».

По словам Орловой, предварительная оценка существующего положения показывает, что в Красноярске, как и в других российских городах, контейнерные площадки в большинстве случаев размещены не на придомовых территориях МКД, а на землях неразграниченной государственной собственности и землях муниципалитета.

«При этом все мы понимаем, что контейнерные площадки созданы под нужды жителей конкретных домов и, по логике вещей, должны быть зоной ответственности собственников образованных отходов, — акцентирует внимание Наталия Орлова. — В данный момент нет понимания, как действовать в подобных ситуациях, положительный опыт и пути решения этой проблемы также ищут члены Ассоциации сибирских и дальневосточных городов, о чем свидетельствуют обращения коллег. По нашему мнению, для реализации новых полномочий необходимо первоначально урегулировать земельный вопрос».

Елена Шулепова убеждена, что контейнерные площадки, организуемые около жилых домов, должны обязательно пре­дусматривать возможность раздельного сбора. «От практики, которую мы наблюдаем сейчас, когда все отходы сваливаются в одну кучу, необходимо уходить», — уверена она.

 

Скорректировать планы

О том, что сроки реализации мусорной реформы в Сибири сорваны практически во всех регионах, стало понятно на окружном совещании, которое прошло в Новосибирске под руководством полномочного представителя президента РФ в Сибирском федеральном округе.

«Переход на новую систему обращения с отходами показал, что в регионах Сибири нет ни согласованности, ни системного подхода в этом вопросе, — констатирует Сергей Меняйло. — Нужен единый орган, который будет курировать «мусорный вопрос». Пока им занимаются все и сразу, ответственность не несет никто».

Полпред поручил сибирским регионам составить предложения по корректировке федеральной программы по внедрению новой системы обращения с отходами. По словам полпреда, все полученные идеи будут систематизированы и направлены в Москву для принятия конкретных решений по изменению дорожной карты реформы системы утилизации отходов.

ФОТО:  WWW.VSLUH.RU

Выводить на главной: 

Похожие статьи:




Спецпроекты: