Макроуровень микрофинансов

09 июля 2018

Макроуровень микрофинансов

Игорь Степанов
Эксперт-Сибирь

Отечественный рынок микрофинансирования, как и многие другие секторы российской экономики, за короткое время прошел путь от стихийности до упорядоченной системы, выдержав наибольший объем негатива, всегда присутствующий в сфере займов частным лицам. Сегодня выстраивание «правил игры» продолжается. Об этом рассказывают представители регулятора — Банка России — и практики рынка

Макроуровень микрофинансов

Начало эпохи микрофинансирования принято относить к середине семидесятых годов прошлого века, когда будущий Нобелевский лауреат, профессор Мухаммад Юнус на свой страх и риск начал выдавать практически нищим крестьянам Бангладеш небольшие суммы денег под малые проценты. Причем без какого-либо залога, лишь с несколькими условиями: займы должны погашаться малыми долями каждую неделю, и их нельзя просто «проедать» — можно лишь приобрести то, что в дальнейшем поддержит самого заемщика, от сельскохозяйственных животных до инвентаря. Фактически это была реализация известного афоризма о рыбе и удочке, возведенной в ранг успешной финансовой модели, претендовавшей на установление новой справедливой экономики.

Однако, как гласит другой афоризм, «все течет и все меняется» — так и опыт, воплощенный в «Грамин-банке» Мухаммада Юнуса, не став примером для массового подражания, все же породил целый ряд направлений коммерческого кредитования. При этом их цели и задачи существенно отличаются как друг от друга, так и от праидеи. Так, развитие рыночной экономики в России привело к двум превалирующим тенденциям микрофинансирования: фондами поддержки малого бизнеса регио­нального уровня, и компаниями, ориентированным на предоставление займов гражданам. И если фонды поддержки еще могут как-то претендовать на генетическую преемственность принципов финансирования Мухаммада Юнуса, то большая часть микрофинансовых компаний прочно заняла коммерческую нишу, в которую не рискуют заходить кредитные организации — беззалоговое краткосрочное кредитование.

Именно это направление получило наибольше развитие в последнее годы, после принятия «под надзор» Банка России и принятия в 2010 году закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Надо признать — это способствовало стабилизации уже начавшегося складываться стихийного рынка и снижению уровня негатива на нем, причем в основном за счет мер убеждения и разъяснения, а не принуждения и наказания.

«2 июля закону о микрофинансовой деятельности исполнилось восемь лет», — напоминает первый заместитель начальника Сибирского ГУ Банка России Марина Асаралиева. По ее мнению, за это время рынок микрофинансирования принципиально поменялся — Банк России ввел пропорцио­нальное регулирование, изменил нормативные требования к процедуре выдачи займов, порядку начисления процентов с тем, чтобы ограничить долговую нагрузку на клиентов. «Сегодня микрофинансовый рынок Сибири, как и в целом по стране, — это самостоятельный сегмент финансового рынка наравне с банковским. На нем действуют понятные всем правила работы, введен институт саморегулирования, что является показателем «зрелости» рынка», — считает она. Такую оценку поддерживает заместитель директора СРО МиР Андрей Паранич — по его словам, СРО конт­ролируют деятельность МФК, в первую очередь, соблюдение стандартов. «Кроме того, мы оказываем поддержку: консультируем, отвечаем на вопросы, проводим образовательные мероприятия, организуем конференции — всячески участвуем в развитии рынка», — продолжил топ-менеджер саморегулируемой организации.

По мнению замруководителя территориального учреждения Центробанка, следующим этапом развития стали базовые стандарты работы для МФО: с апреля этого года действует базовый стандарт совершения МФО операций на финансовом рынке, а с июня прошлого года — базовый стандарт защиты прав и интересов клиентов МФО.

У практиков рынка свое видение нынешнего и завтрашнего дня. «Рынок МФО будущего — это, в первую очередь, высокотехнологичные решения по оценке заемщиков, что продиктовано необходимостью более качественной фильтрации клиентов при меньшей себестоимости», — считает генеральный директор ООО МФК «СМСФИНАНС» Иван Меринов. Он не исключает, что в будущем выживут как раз наиболее высокотехнологичные компании, которые за счет активного применения технологий искусственного интеллекта создадут максимально комфортные условия для заемщиков: в компаниях заем можно будет получить максимально быстро при минимальном портфеле документов.

CDN.WI-FI.RU

 

Базовые стандарты: от рынка и для рынка

Даже само название — «базовые стандарты» — говорит о желании Банка России определить общие правила для микрофинансового рынка, не вмешиваясь в конкретные технологии предоставления займов и привлечения инвестиций. По отдельным вопросам так может осуществляться и регуляторная деятельность — через взаимодействие с саморегулируемыми организациями, созданными участниками рынка. А в деле защиты прав, как заемщиков, так и инвесторов, Банк России дополнительно учитывает и необходимость просветительской деятельности — ибо «кто предупрежден, тот вооружен».

Начальник управления регулирования Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг ЦБ РФ Алексей Чирков в интервью для «Эксперта-Сибирь» уточняет: «Базовые стандарты защиты прав и интересов физических и юридических лиц — получателей услуг микрофинансовых организаций» — это документ, который разрабатывается самими участниками рынка, но вступает в силу после его утверждения Банком России. Это достаточно гибкий инструмент — он готовится рынком и, в отличие от федерального закона, его можно по инициативе микрофинансовых организаций достаточно оперативно корректировать».

Представитель Банка России отмечает, что «базовые стандарты» и действующее законодательство обеспечивают защиту прав как заемщиков, так и инвесторов: «К специфическим средствам защиты инвестора можно отнести обязанность микрофинансовой организации информировать о рисках инвестирования в микрофинансовую компанию — например, о том, что такие инвестиции не входят в систему страхования вкладов».

Защите инвесторов служит и законодательное установление минимального уровня суммы займа, которую МФО может привлечь от инвестора — 1,5 млн руб­лей. Важно, что денежные средства физических лиц сегодня могут привлекать только микрофинансовые компании (МФК), для которых установлены более жесткие требования, направленные на защиту прав инвесторов — по уровню капитала, деловой репутации и квалификации.

«В стандартах регламентируется раскрытие информации, то есть и для инвесторов, и для заемщиков стандарт говорит, какую информацию необходимо раскрывать, в каком объеме — это главная функция стандарта. Кроме того, стандарты регламентируют ответ на обращение: если возникла какая-то проблема, то и инвестор, и заемщик в регламентированные сроки могут получить ответ от организации, а если ответ не устроил, то стоит обратиться в СРО или Банк России», — комментирует заместитель директора СРО МиР Андрей Паранич.

 

 

Невидимая рука… не рынка, но регулятора

Банк России использует широкий набор регулирующих воздействий, не мытьем, так катанием добиваясь своих целей. Это видно и по непрекращающейся борьбе за целевые показатели инфляции, и по реакции рынка микрофинансирования на действия по упорядочиванию взаимоотношения МФО и их клиентов. Так, председатель совета директоров ООО «Домашние деньги» Евгений Бернштам отмечает возврат к умеренному наращиванию портфеля микрофинансировых займов после агрессивной стадии его роста (19% за первые пять месяцев 2018 года против 34% в прошлом году). Это связывается с ограничительными мерами регулятора и постепенным уходом ряда крупных игроков от политики сверхактивного наращивания портфеля — таким образом, рынок возвращается к стабильно уверенному приросту. В компании утверждают: не снижающийся интерес потребителей к услугам МФО связан с постепенным улучшением экономической ситуации в России: потребление растет, и отчетливо прослеживается необходимость в заемных средствах.

Между тем Иван Меринов видит определенные риски роста, наблюдая много споров относительно того, как изменится рынок микрофинансирования после регулятивных воздействий ЦБ. Они направлены на последовательное ограничение суммы процентов за пользование займом — в 2018 году она не должна превышать сумму долга более чем в 2,5 раза, в 2019-м — в два, а в 2020 году — в 1,5 раза. Не исключено, что в 2019 году процентная ставка может снизиться до 1% в день. «Самый распространенный довод в поддержку микрофинансовой отрасли заключается в том, что после ужесточения регулирования МФО вынуждены будут проводить более тщательный скоринг заемщиков, чтобы обезопасить себя», — говорит руководитель компании, делая выводы — соответственно, уровень одобрения резко упадет, а те, кому заем не одобрили, обратится в теневой сектор.

«При введении новых правил может пострадать та часть населения, которая не имеет доступа к банковским услугам по разным причинам, а это ни много ни мало — 20 процентов населения России», — напоминает Иван Меринов. «Микрофинансовый рынок самодостаточен», — продолжает тему Марина Асаралиева. По ее мнению, люди, которые обращаются в МФО и банк — заемщики с разными финансовыми потребностями: «Средний заем в МФО для человека не превышает 10 тысяч руб­лей, в отличие от банковской розницы, где сумма кредита, как и срок оформления в разы больше. И МФО, и банки, в конечном итоге, работают на одном рынке — кредитном. Но микрозаймы не являются альтернативой банковским кредитам, а только их дополняют».

 

 

Микрофинансовый пирог: доля бизнеса

Возвращаясь к идейному основателю микрофинансирования Мухаммаду Юнусу, стоит еще раз вспомнить его принцип — финансировать не потребление, а производство. В этом основатель «Грамин-банка» видел гарантии возврата вложенных средств, считая, кстати, женщин более надежными заемщиками, чем мужчин. Именно на это, но без гендерной дискриминации, нацелена почти каждая восьмая микрофинансовая организация Сибири, предоставляющая займы малому и среднему бизнесу.

«В регионах Сибирского федерального округа около 50 МФО специализируются на займах для МСП. Многие из них являются государственными и созданы для оказания поддержки МСП. Они выдают небольшим компаниям займы, в среднем — 840 тыс. руб­лей, на один–три года под 9,25 процента годовых. При этом срок получения такого кредита — от 10 до 20 дней. Такие условия, при большей гибкости МФО в оформлении займов МСП, дают им конкурентные преимущества перед банками, а регионам — возможность поддерживать бизнес и развивать экономику», — дает краткую характеристику сибирского рынка Марина Асаралиева.

Исполнительный директор Фонда микрофинансирования субъектов малого и среднего предпринимательства Новосибирской области Александр Кангро знает, что во всей России их больше, чем две тысячи. МФО только около 10% — двести с небольшим — отнесены к МФО предпринимательского финансирования. При этом он высказывает свое видение рынка — толкование МКК/МФК на всех уровнях заемного бизнеса неоднозначное. «По нашему мнению, надо четко разделять МФО на МФО предпринимательского финансирования и МФО с уклоном на потребительские займы — это совершенно разные сегменты рынка», — считает Александр Кангро. Касаясь темы «базовых стандартов», он говорит: «В нашем понимании в этих стандартах опять перемешаны потребительские займы и займы для бизнеса — повторяюсь, это все же разный сегмент рынка».

Банк России в последнее время предпринял ряд мер для преимущественного развития предпринимательского микрофинансирования. Так, регулятором установлены повышенные нормы резервирования по займам «до зарплаты» и льготные — по займам субъектам малого и среднего предпринимательства. Таким образом, микрофинансовые организации стимулируют выдавать займы малому и среднему бизнесу вместо предоставления населению высокорисковых займов «до зарплаты» под очень высокие проценты.

«Только за прошлый год объем микрозаймов по стране для МСП увеличился в среднем на 32,6%, средняя сумма займа в сегменте выросла более чем в два раза», — добавляет Марина Асаралиева. Она уверена: то, что МФО включили в государственную архитектуру поддержки малого бизнеса, было абсолютно верным решением. «C 2005 года регио­нальные власти получили доступ к субсидиям по Программе развития государственных, в том числе регио­нальных или муниципальных, МФО, специализирующихся на кредитовании МСП по льготным процентным ставкам. Действует и Программа гарантийных фондов, которые предоставляют гарантии местным банкам, кредитующим МСП», приводит первый заместитель начальника Сибирского ГУ Банка России примеры взаимодействия государства и микрофинансовых организаций, специализирующихся на кредитовании бизнеса. «Почти треть занятых в экономике Сибири — работники малых и средних предприятий, и господдержка для них особенно важна вне зависимости от того, каким способом она оказывается», — убеждена Марина Асаралиева.

Выводить на главной: 

Похожие статьи: