Тарифы: уравнение с переменными

26 июля 2018

Тарифы: уравнение с переменными

Эксперт-Сибирь

1 июля в России снова повысились тарифы на коммунальные услуги

«Как, опять?» — спрашивают жители страны, забывая, что повышение тарифов — это ежегодно повторяющаяся неизбежная процедура. Каждый год 1 июля в действие вступают новые цены на коммунальные услуги, утвержденные аж за полгода до — еще в декабре.

 

Планка по валу

Несколько лет назад в России изменились правила тарифного регулирования. Раньше Федеральная служба по тарифам устанавливала предельный индекс роста цен на каждую коммунальную услугу, поэтому тарифы теплоснабжающих и водоснабжающих организаций изменялись на разные величины. Правда, специалисты отмечали некоторую зависимость, связывая ее с четырехлетним электоральным циклом: в года «больших» выборов — президента, Госдумы, губернатора тарифы росли медленнее, в промежутках между — быстрее.

С 2016 года правительство устанавливает только единый для региона средний показатель роста платы за все коммунальные ресурсы, и задача местного органа регулирования - отрегулировать повышение цен на коммуналку таким образом, чтобы в среднем оно соответствовало разрешенному коэффициенту. Он, в свою очередь, привязан к официальным темпам инфляции, но для регионов различается: индекс учитывает особенности коммунальной инфраструктуры , необходимость реализации инвестиционных программ, исполнение концессионных соглашений.

Задача тарифного органа — соблюсти баланс всех интересов, чтобы в среднем рост платы за коммуналку не слишком отличался от установленного коэффициента.

 

С деньгами каждый сможет

Зачем вообще надо повышать тарифы? Во-первых, существует инфляция: материалы, товары, услуги все время дорожают. Официальный уровень инфляции в России по итогам 2017 года  — 2,5%. Многие с этим не согласны, мол, в действительности продукты, транспорт и все остальное подорожало больше. Каков бы ни был рост в процентах, это означает, что цены увеличились для всех: и для граждан, и для компаний.

Во-вторых, тариф повышается для того, чтобы, ускорить модернизацию производства или увеличить объемы ремонта: закупка нового оборудования или большего количества материалов требует и более существенного объема средств. Наличие инвестиционной программы может служить обоснованием повышения цены на услуги конкретной компании. Подразумевается, что сейчас тариф будет чуть повыше, чтобы обеспечить возврат вложений в инфраструктуру, а после, за счет того, что тепловое хозяйство работает с более высоким КПД, придержать рост.

Интересная ситуация сложилась в прошлом году в уже упоминавшейся Новосибирской области, где компания «Сибэко», крупнейший теплогенератор региона, рассчитала тариф на тепловую энергию с ростом сразу на 15% — энергетики обосновали это необходимостью модернизировать или отремонтировать большой объем теплосетей. Инвестпрограмма прошла все согласования — не только в региональном департаменте по тарифам, но и в федеральном Минэнерго и ФАС, однако губернатор области решение отменил. В итоге нынешним летом тариф «Сибэко» для новосибирцев поднимется на 3% — с 1231,75 рубля за гигакалорию до 1268,58. Хватит ли этого для поддержания работоспособности теплосетей, придется оценивать и решать уже новому губернатору и новому собственнику новосибирской теплогенерации: Владимира Городецкого сменил «молодой технократ» Андрей Травников, а активы «Сибэко» купила Сибирская генерирующая компания.

Выше всего в 2018 году разрешено поднять тарифы в Санкт-Петербурге – в среднем на 6%

 

В среднем по больнице

Как могут меняться тарифы на коммунальные услуги «вокруг» индекса повышения платы, можно рассмотреть на примере Томской области. Как сообщает региональная энергетическая комиссии, стоимость тепла в регионе повысится на 6,7% (с 1590,46 до 1697,02 рубля у крупнейшего производителя - АО «Томская генерация»), холодной воды — 5,6% (с 47,64 до 39,77 рубля), — 8,8% (с 25,65 до 27,39 рубля), электроэнергии в газифицированных домах — на 3,4% (с 3,25 до 3,36 рубля). При этом индекс роста платы граждан в регионе, установленный распоряжением правительства — 5,2%.

Или, например, в Алтайском крае рост тарифа определен на уровне 4,5%, в то же время стоимость тепла в Бийске на предприятии «Бийскэнерго» выросла на 6,9%, а в Рубцовске у основного теплогенератора «Рубцовский теплоэнергетический комплекс» — на 3,72%.

Любопытнее всего звучат сообщения из Омской области: там тарифы на тепло повысились для крупнейшего генератора всего на 0,85%, а в ряде районов Омской области даже были снижены еще в начале текущего года и оставлены без изменений. Как сообщают местные СМИ, «в основном это произошло благодаря изъятию экономически необоснованных доходов и расходов». Формулировка интригующая и наталкивает на мысль, что в следующие годы тарифы в Омской области вырастут существенно выше инфляции.

Самый низкий коэффициент из всех регионов Сибири — в Новосибирской области, там тарифы «в среднем по больнице» не должны вырасти больше, чем на 3%. В Красноярском крае коммунальные услуги должны подорожать в среднем не более, чем на 3,9%. Для остальных регионов СФО (кроме Бурятии и Республики Алтай) предельные индексы выше, и самый высокий — в Кемеровской области, 5,9%.

Разрешаю — это значит, можно

В общем-то, изменения тарифа почти всех теплогенераторов края осталось в пределах индекса 3,9%, хотя в отдельных территориях есть рост и на 10%, и даже больше. На некоторых теплоисточниках тариф не увеличился вовсе. Правда, в процентах это выглядит хорошо, а вот в абсолютных цифрах —не очень. Например, в ЗАТО Солнечный (Ужурский район) цена гигакалории тепла не выросла, так и осталась на уровне 5351,93 рубля. В соседнем Балахтинском районе, например, тепло стоит значительно дешевле: 2897,04 рубля. Отчасти такая разница в цене обусловлена использованием разных видов топлива: в Балахтинском районе топятся углем, а в ЗАТО Солнечный котельная работает на гораздо более дорогом мазуте.

Одни из самых высоких тарифов на тепло — в приангарских территориях. Так, в поселке Тагара гигакалория тепла стоит теперь 19361 рубль и четыре копейки. В Недокуре — 15008 рублей, в Заледееве — 17638 рублей без одной копейки. Это связано и с качеством теплоисточников: в малых поселках тепло вырабатывают не ТЭЦ, а небольшие, зачастую старые мазутные котельные; с отдаленностью населенных пунктов от крупных магистралей, а значит, и сложностями с завозом топлива и обслуживанием оборудования; и с количеством жителей (в Недокуре по данным 2017 года проживают всего 336 человек).

В самом Красноярске несколько теплоисточников и, соответственно, несколько тарифов: например, у ТГК-13 (Сибирская генерирующая компания) одна гигакалория тепла стоит с 1 июля 1617 рублей (до этого 1551,82 рубля). У «Краскома» гигакалория стоит 1572,79 рубля (было 1513,75), у КрасТЭКа — 1595,99 (было 1536,08).

С одной стороны, стоило бы порадоваться, что тарифы большинства ресурсоснабжающих организаций установлены с ростом не выше среднего значения для региона. С другой стороны, такая «уравниловка» несколько настораживает: учитывают ли повышающие коэффициенты реальное состояние коммунального комплекса? Скажем, в Алтайском крае в среднем по региону стоимость тепла повысилась всего на 3,5% (при том, что есть теплоисточники, которым подняли тарифы на 25-30%) при установленном коэффициенте 4,5%. Может, алтайские власти, столкнувшиеся с коммунальным коллапсом в нескольких городах, более реально смотрят на экономку вопроса, принимая точечные решения по конкретным городам и генерирующим мощностям, а не ковровым способом разрешают всем все?

Кстати, СГК, обещавшая, что тариф в Рубцовске, рассчитанный по новой модели, будет корректироваться не выше разрешенных показателей и максимум на 1% выше инфляции, свое слово держит: в этом году повышение составило только 3,72%.

Выводить на главной: 

Похожие статьи: