Рискованная доступность

27 ноября 2018

Рискованная доступность

Игорь Степанов
Эксперт-Сибирь

Желание быстрой и высокой доходности — не худший, чем лень, двигатель прогресса. По крайней мере, в сфере финансовых технологий, где постоянно совершенствуются механизмы доступа как к классическим, так и к производным инвестиционным продуктам

В последние годы отечественный мегарегулятор в мире финансов — Банк России — уделяет повышенное внимание вопросам доступности финансовых продуктов, выделяя физический, ценовой, ассортиментный и даже ментальный аспект этого понятия. При этом в качестве одного из ведущих механизмов увеличения доступности рассматриваются дистанционные цифровые технологии. Они позволят решать проблему в физическом аспекте, обеспечив онлайн-обращение пользователей к банковским продуктам и услугам вне зависимости от их географического расположения, и в то же время уменьшат актуальность ценового аспекта, позволив финансовым учреждениям снижать свои издержки параллельно с удешевлением стоимости банковского обслуживания для конечного клиента.

Есть и еще один нюанс, характерный для большинства банковских и прочих финансовых предложений и оказывающий существенное влияние на возможность массового использования населением всего потенциала российского финансового сегмента. Это так называемый «порог входа» — сумма, ниже которой невозможно ни открыть вклад, ни взять кредит, ни, тем более, использовать более сложные финансовые инструменты. Экономический смысл такого порога очевиден — он ограждает «зону безубыточности» того или иного продукта от операций со столь незначительными суммами, что расходы на их проведение превышают доходы от их совершения.

Однако бизнес не был бы бизнесом, если бы не искал пути получения прибыли даже при мизерных доходах. Тем более что в данном случае направление движения вполне очевидно. Малый доход с одного человека? Надо наращивать клиентскую массу. Большие издержки обслуживания? Надо переходить в «цифру» и онлайн. И вновь современные информационные технологии порождают технологии финансовые — дистанционные цифровые каналы решают проблему недорогого наращивания объемов пользователей финансовых услуг, одновременно снижая для них «порог входа». Не­удивительно, что такими возможностями не преминули воспользоваться финансовые компании самого различного профиля — от классического банковского сектора до дерзких криптовалютных новичков. Как справедливо замечает ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман, технологии развиваются в стремлении быть ближе к широким группам потенциальных «малых» инвесторов — и не приходится удивляться или сетовать, что при всем разнообразии имеющихся инструментов появляются новые сервисы, не всегда совершенные.

Как ни странно, при этом комфортный интерфейс и простота совершения операций ввода/вывода денежных средств с появлением этих самых новых сервисов несколько затмили финансовую суть операций, совершаемых с деньгами «по ту сторону экрана». Российский пользователь оказался готов вкладывать свои средства практически в «черный ящик». Да и стоит признать: сегодняшние финансовые инструменты, их первые, вторые и последующие производные уже образовали столь сложную среду, что понимание законов ее деятельности доступно далеко не каждому.

«Отдельная категория бумаг (речь, в основном, о деривативах), по которым возможны существенные заработки, предполагает очень высокий уровень квалификации, которым подавляющее большинство инвесторов просто не обладает», — подтверждает аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев. И он же подмечает: как и в любом рискованном инструментарии, с новыми сервисами инвестирования в выигрыше остаются в основном высококвалифицированные специалисты технического профиля, способные самостоятельно создавать системы алгоритмической торговли и умело их эксплуатировать.

А его коллега, аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин, говоря о появлении неоинвестиционных цифровых сервисов как составной части финтеха, считает, что основной интерес для инвесторов представляет сочетание четырех факторов: низкие комиссии и расходы, удобство, в том числе с точки зрения низких временных затрат, и широкий выбор инструментов. «Классический банкинг и брокерские услуги не могут удовлетворить эти потребности в полной мере», — констатирует аналитик, замечая, впрочем, что доля неоинвестиционных сервисов пока очень невелика, хотя и быстро растет.

 

«Кэшбери» взял

Громко хайпнувший «Кэшбери» — пожалуй, самый известный на сегодня представитель сервисов неоинновационной сферы, использующих дистанционный доступ к приобретению тех или иных активов на минимально возможных уровнях. Условия, предлагаемые компанией с незатейливым девизом «С нами просто и прибыльно», просто-таки «шоколадные»: порог входа от одной тысячи рублей, доход по инвестициям — до 600% годовых. При этом в качестве объекта инвестирования предлагаются займы частным лицам и предпринимателям, биржевые активы, включая криптовалюты. Сервис «Кэшбери» — продукт современного финтеха, лишний раз показывающий, насколько велик может быть разрыв между информационными технологиями и реальными финансами. На запрос журнала «Эксперт-Сибирь» компания не ответила, а в середине октября сообщение на ее сайте гласило, что «во всех странах мира все операции временно приостановлены на всех платформах «Кэшбери», причин для переживаний нет, с 1 ноября сайт будет работать в штатном режиме». Однако начало ноября принесло лишь новые обещания: «Первый вывод возможен 1 декабря (процент вывода и график появится 1 декабря)».

«Этот сервис действительно дословно оправдывал свое название — «бери кеэш», — иронизирует Марк Гойхман и поясняет: — «Кэшбери» привлекал средства под 600 процентов годовых якобы для микрофинансовых займов, в реальности практически никуда их не размещая».

 

WebMoney идет на биржу

 Биржа INDX — яркий пример развития устоявшихся технологий в сторону современных возможностей. Как сообщили представители системы WebMoney, на этой бирже сегодня можно получать прибыль за счет роста курса криптовалют, добавив в свой портфель ноты инструментов, обеспеченных Bitcoin, Litecoin, Bitcoin Cash, Ethereum, Monero, Dash и Ripple, а также от торговых операций на бирже (продажа-покупка нот) и выплаты дивидендов по инструментам, обеспечением нот которых являются акции российских и международных компаний. В системе считают, что небольшие номиналы нот, отсутствие комиссий со сделок и платы за обслуживание счета — все это делает INDX эффективным обучающим ресурсом для новичков, а опытным трейдерам позволяет отрабатывать свои торговые стратегии с минимальными потерями.

Надо отдать должное системе WebMoney, ее биржа INDX честно указывает, что начинающий трейдер может воспользоваться двумя стратегиями: приобрести ноты инструментов и раз в несколько месяцев получать стабильные выплаты — дивиденды, или покупать и продавать ноты в зависимости от падения и роста их стоимости (играя на курсе акций). И не надо даже быть квалифицированным инвестором, чтобы понять: весь успех и риски по-прежнему остаются в руках трейдера. В других сервисах WebMoney — «Кредитной бирже» и WebMoney Debt. — инвестор самостоятельно оценивает все риски, связанные с выдачей кредитов. В сервисах представлена полная информация о заемщике (аттестационные данные, кредитная история, паспортные данные, цель получения кредита, гарантии), которая помогает кредитору оценить и минимизировать риски. По информации, предоставленной системой, биржа кредитов позволяет получать и выдавать коллективный кредит, когда каждый кредитор выдает только часть запрашиваемой суммы. Сервис Debt, в свою очередь, позволяет выстраивать долгосрочные кредитные отношения: лицо, давшее взаймы, открывает «кредитную линию», а заемщик может воспользоваться ею необходимое количество раз в рамках установленных лимитов.      

 

Yammi: сервис советов

 Еще один продолжатель дел классиков интернет-коммерции — сервис робо-эдвайзинга Yammi от Яндекса. Он, по информации представителя Яндекс.Денег, «берет на себя самую сложную часть с расчетами и мониторингом рынков». Кроме того, онлайн-инвестирование позволяет снизить издержки на содержание персонала, амортизацию офисов и прочее — робо-эдвайзинг доставляет индивидуальный инвестиционный портфель напрямую клиенту, добавляют в компании Яндекс.Деньги.

По мнению представителя Яндекс.Денег, сегодня среди сервисов микро-инвестирования можно выделить две технологии — самостоятельные вложения через онлайн-сервисы и приложения финансовых компаний и робо-эдвайзинг. В случае с робо-эдвайзингом вместо самостоятельного подбора портфеля клиент получает услугу управления благосостоянием — сервис подбирает индивидуальный портфель, подходящий под отношение клиента к риску, его цели и т.д. «Так, при первом знакомстве сервис Yammi предлагает пользователю калькулятор: он поможет рассчитать, сколько нужно внести сейчас, а сколько — в следующие месяцы, чтобы человек мог заработать нужную сумму. На основе расчетов Yammi предлагает подходящий инвестиционный портфель», — уточняют в компании Яндекс.Деньги технологию работы сервиса Yammi.

Однако Марк Гойхман видит и другие стороны работы сервиса, считая его главным недостатком огромные комиссии — 1,5% годовых от стоимости активов, но не менее 3,25 рублей в день. По мнению аналитика, это в разы больше, чем у брокерских компаний — при взносе 5 тыс. рублей только для того, чтобы «выйти в ноль», нужно заработать минимум 24% годовых дохода, поскольку комиссия составит 1 186 рублей. «Это маловероятно сделать на финансовом рынке без очень высокого риска. Кроме того, есть НДФЛ — 13 процентов, комиссия за вывод на банковский счет — 3,5 процента», — указывает Марк Гойхман. По его расчетам, даже более крупные вложения — 100 тыс. рублей — принесут лишь 7,2% «чистого дохода», что сегодня сопоставимо с уровнем доходности банковских вкладов.

 

«Поток» из кармана в бизнес

 Предыдущие сервисы, претендуя на максимальную доступность, предлагают невысокий порог входа — и это во многом обусловлено оптимизаций расходов на инфраструктуру за счет максимальной цифровизации технологий. Однако прямой корреляции здесь нет — несколько большая сумма начальных инвестиций не говорит о «ручной» отработке финансовых технологий. Скорее можно предположить, что за этим стоит желание работать с немного более квалифицированными инвесторами, не вкладывающими в доходные сервисы последние деньги.

К примеру, сервис «Поток», именуемый еще и «Альфа-Поток» — по имени банка-организатора, обозначает свой порог входа суммой 10 тыс. рублей при возможной доходности до 17,3% годовых — проценты не столь впечатляющие, но интуитивно куда более понятные, чем цифры с несколькими нулями. При вложении инвестиций в российский малый бизнес такая доходность не выглядит завышенной — особенно, если «Поток» занимается не только маршрутизацией финансов из карманов граждан на расчетные счета предпринимателей, но и осуществляет обещанный скорринг заемщиков, а также диверсификацию вложений — минимум по двадцати компаниям.

Заработать на инвестициях в бизнес предлагает и новосибирская компания «Юнисервис Капитал», организующая инвестиционные проекты широкого спектра. По словам генерального директора компании Алексея Антипина, минимальный порог инвестиций равен номинальной стоимости одной облигации и на данный момент составляет 50 тысяч рублей. «За эту сумму любой инвестор может купить одну облигацию интересующей его компании через своего брокера и получать купонный доход. В запланированных на ближайшие две недели новых выпусках предусмотрено снижение номинала до 10 тыс. рублей, то есть порог станет еще ниже», — уточняет руководитель финансовой компании.

У этих двух предложений, несмотря на различие технологий привлечения средств, есть — по крайней мере, декларируется — одно положительное общее: оценка рисков финансовых вложений. Конечно, это не заменяет уже привычные госгарантии по вкладам, но все же позволяет более взвешенно подойти к процессу инвестирования.

 

Нет чуда из ниоткуда

 Повышение доступности к сложным финансовым инструментам далеко не эквивалентно росту их прибыльности и надежности. «Соотношение риска и доходности от изменения инфраструктуры радикально не меняется», — подтверж­дает Тимур Нигматуллин, хотя и не исключает иного варианта: ставки по вкладам падают, недвижимость дешевеет, и сервисы неоинвестирования могут в любой момент «выстрелить», продемонстрировав рост на сотни процентов. «С другой стороны, не следует забывать, что доходность есть функция риска. Именно высокие риски на рынке цифровых денег способны обеспечивать доходности, несравнимые с традиционными финансовыми инструментами», — не забывает о теоретической возможности и Алексей Коренев.

Но все же, по убеждению Тимура Нигматуллина, мусорная облигация остается мусорной вне зависимости от того, как вы ее купите. Тем не менее, указывает аналитик, неоинвесттехнологии зачастую заметно снижают издержки, в т.ч. временные, и для клиента в конечном итоге это означает заметную экономию. Однако цена такой экономии — все инвестиционные риски, сполна принимаемые инвестором.

Финансовые законы, связывающие риск и доходность, не сдают своих позиций даже под натиском современных информационных технологий. Однако возможности сегодняшней цифровизации столь велики, что она — одновременно и равноуспешно — может выступать как в качестве экономического драйвера, так и маркетинговой приманки. А это кратно повышает риски потенциальных клиентов и ответственность технологов от финансов.

Выводить на главной: 

Похожие статьи: