Образование на экспорт

26 февраля 2019

Образование на экспорт

Михаил Голубев
специально для Эксперт-Сибирь

Правительство РФ поставило задачу к 2025 году увеличить количество иностранных студентов в вузах страны с 280 тысяч до 750 тысяч человек

Число студентов, выезжающих на учебу в зарубежные вузы, растет во всем мире. По прогнозам экспертов, к 2020 году оно приблизится к 7,5 миллиона человек, еще 10 лет назад их было вдвое меньше. Все большее количество стран стремится не просто заявить о себе как об экспортерах образования, но и приблизиться к лидерам по уровню доходов

 

Новички с опытом

Ставка на экспорт образовательных услуг делается не только ради дополнительного дохода (хотя, например, средняя стоимость обучения для иностранцев в США приближается к 30 тысячам долларов), а больше в стратегическом плане — отечественным лидерам высшей школы важно повышать собственную узнаваемость в мире и интегрировать лучшие практики зарубежного образования в учебные процессы.

Во времена Советского Союза в относительно небольшой Томск с шестью вузами традиционно приглашали учиться выходцев из союзных республик, для иностранцев в этот период город был закрыт. Сегодня для большинства сибирских вузов выход за пределы географической сферы влияния — это и открывшаяся возможность, и необходимость: конкуренция за таланты в последние десятилетия значительно обострилась. В период, пока европейские вузы проводили активную рекрутинговую работу во всех регионах России, привлекая себе перспективных российских школьников, в странах СНГ усилился процесс снижения качества школьного образования. Одно­временно с этим росла и все большая ориентация школьников на получение высшего образования в Китае, Турции, Иране, а наиболее талантливых — в вузах Европы и США.

Однако сегодня благодаря смене политики у лидеров этого рынка — вузов Европы и США, где борьба за талантливых студентов сменилась жесткими ограничениями, — перед новичками на мировом рынке образования открываются новые возможности. Так, Томский государственный университет ставит целью в ближайшие пять лет довести долю иностранных студентов до 30%.

«Например, с этого года иностранные студенты должны платить французским вузам очень большой вступительный взнос (2 770 евро в бакалавриат и 3 770 — в магистратуру). Это решение французского правительства привело к тому, что ведущие университеты испытывают большие трудности — набрать ребят с сильной естественно-научной и физико-математической подготовкой в необходимых количествах практически невозможно», — говорит проректор по международным связям Томского госуниверситета Артем Рыкун.

По его словам, на рынке, изначально опиравшемся на интернационализацию, в последние несколько лет формируется устойчивый тренд: в США уже не так рады студентам из Китая, Индии и Вьетнама; прослеживается стремление, чтобы «чикагскими мальчиками» чаще становились «свои» или приезжие из культурно близких стран. Миграционный кризис в Европе усилил тренд и необходимость корректировки образовательного процесса: вузы стали вынуждены больше преподавать на национальных языках, чем на английском.

 

Азиатское цунами

За поведением лидеров рынка, получающих доход от иностранных студентов, который сопоставим с ключевыми статьями национального экспорта, с интересом наблюдают конкуренты. Ряд стран уже занял места в списке заметных и сильных игроков экспорта образования: Китай, Япония, Южная Корея, Индия и даже Саудовская Аравия.

«Еще три года назад никто всерьез не верил, что Китай может стать экспортером образования мирового уровня. Сейчас он уже им стал, — рассказывает Артем Рыкун. — Они дают очень много стипендий, которые покрывают стоимость обучения, перелет и проживание. При этом Китай сильно улучшает качество образования, привлекая иностранных преподавателей, ведущих ученых, обеспечивая им привлекательные условия для работы и для жизни».

Говоря о конкуренции России и Китая, проректор ТГУ подчеркивает, что борьба идет за студентов из Латинской Америки, Африки и Азии. Вузы Поднебесной завоевывают симпатии даже в тех странах, с которыми когда-то были напряженные отношения; яркий пример — Вьетнам. А в Индонезии и Малайзии китайские вузы могут позволить себе строительство кампусов за 60 миллионов долларов США, после двухлетнего обучения в которых иностранцы переезжают в Китай и гораздо быстрее адаптируются к новой среде.

И если, сравнивая Россию с Европой, абитуриент выбирает вуз по шкале цена-качество, то, соревнуясь с Китаем, отечественные вузы опираются на университетские традиции и уникальную академическую среду.

 

Экспорт онлайн

Еще одно «экспортное» направление, позволяющее вузам значительно повысить конкурентоспособность на мировом рынке образования — это онлайн-курсы. Только за 2017 год объем мирового рынка онлайн-обучения составил около 165 млрд долларов США, а его ежегодный рост составляет примерно 20%. Прогноз объема мирового рынка онлайн-образования на 2023 год — 287 млрд долларов. При этом согласно «Исследованию российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий», рынок онлайн-обучения в России к 2021 году вырастет до 53,3 млрд рублей.

О продвижении на международном рынке через интернет в Томском государственном университете задумались еще в середине девяностых и, ориентируясь тогда больше на ближнее зарубежье, создали Казахстанско-Российский университет дистанционного обучения. Сегодня томский вуз самостоятельно раскручивает онлайн-обучение и ориентируется на мировые тренды в этой сфере.

«С 2012 года дистанционное образование приобрело новый импульс в связи с развитием массовых открытых онлайн-курсов (МООК, англ. — MOOC. — Ред.), в процесс создания которых включились лучшие университеты мира и лучшие преподаватели этих университетов. Выросло качество обучения, выросло доверие населения к онлайн-обучению. С 2013 года мы приступили к созданию первых собственных МООК», — рассказывает директор Института дистанционного образования (ИДО) ТГУ Галина Можаева.

По ее словам, в настоящее время в университете создано более 65 онлайн-курсов, они размещены на шести платформах: Coursera, «Лекториум», «Образование на русском», Stepik, «Открытое образование» и OpenProfession. Слушателями онлайн-курсов ТГУ являются жители 183 стран, пользовательская аудитория превышает 340 тысяч человек. А в 2017 году на базе университета начал работу Томский региональный центр компетенций в области онлайн-обучения (ТРЦКОО).

«Попадание на Coursera позволило активно продвигать ТГУ на международной арене, — говорит Галина Можаева. — За первые полтора года наши онлайн-курсы уже пользовались спросом более чем в 170 странах мира, при этом около 55 процентов слушателей впервые узнали о существовании Томского государственного университета именно через наши онлайн-курсы».

Если говорить о лидерах онлайн-обучения, Томский госуниверситет устойчиво входит в десятку ведущих университетов России. По итогам 2017 года ТГУ вошел в топ-30 партнеров Coursera и удерживает эту позицию.

По словам Можаевой, результаты обучения на онлайн-курсах сегодня могут быть перезачтены студентам университета, слушателям программ дополнительного образования, а поступающие в магистратуру имеют право на дополнительные баллы. В планах — развитие смешанного обучения, использование лучших мировых практик в подготовке студентов и даже создание онлайн-магистратуры, — делится директор Института дополнительного образования ТГУ.

16-этажное общежитие «Парус» — это самое новое общежитие ТГУ, рассчитанное на 1 200 студентов. До сих пор оно остается очень сильным аргументом в пользу того, что именно в этом университете нужно учиться

 

Единственный «college town» России

С запуском проекта «5-100» Томск с шестью университетами, два из которых имеют статус национальных исследовательских, давно и прочно утвердился в роли одного из центров притяжения иностранных студентов в России. На сегодня только в Томском государственном университете общее количество обучающихся — без малого 16 тысяч, из них 2,7 тысячи приехали из-за рубежа. Вуз — не новичок в экспорте образования, и, по мнению проректора по международным связям Томского госуниверситета Артема Рыкуна, это продиктовано сутью самого города.

«Самое главное преимущество Томска в том, что мы единственный университетский город в России — то, что называется английским «college-town». У нас треть населения — люди, которые обучаются в университетах, работают в университетах или являются членами университетских семей. Концентрация образованных, толерантных, коммуникативно развитых людей выше, чем где-либо по России», — подчеркивает Артем Рыкун.

И если в пределах России и странах ближнего зарубежья об этом преимуществе знают, то новым рынкам эту информацию еще нужно донести. Здесь, с одной стороны, важны объективные данные международных рейтингов университетов, в которых Томский госуниверситет демонстрирует стабильный рост (в 2018 году 19-е место среди вузов стран БРИКС по версии британского агентства Quacquarelli Symonds). А с другой — реноме университета утверждают рекрутеры.

«Мы ездим в Китай, в Индонезию, во Вьетнам, в Лаос, в арабские страны. Сейчас мой коллега, декан факультета журналистики, поедет в Ливан с рекрутинговыми целями, — делится Артем Рыкун. — Кроме соотношения цена-качество у нас есть очень высокие научные показатели, хорошие истории успеха наших выпускников, и при этом цена образования не очень велика, потому что дотируется она государством».

 

Специальности-бестселлеры

Европейский по своей сути Томск включился в борьбу за азиатский рынок не только из-за своего географического положения, объясняет проректор по международным связям ТГУ. Как показывает прак­тика, студенты из Европы и Америки едут в Сибирь, но предпочитают обучение на старших курсах бакалавриата, в магистратуре и аспирантуре. При этом массовые потоки могут обеспечить те, кто интересуется основными образовательными программами.

«Нам нужны не просто массы, а студенты высокого уровня, которые смогут соответствовать требованиям наших факультетов, наших преподавателей. Мы обратили внимание на Вьетнам, где высок уровень естественно-научной и технической подготовки. Второй страной Индокитая, к которой проявляет интерес университет, стал Лаос. И сейчас у нас самая большая диаспора лаосцев в России — даже больше, чем на Дальнем Востоке», — поясняет Артем Рыкун.

Динамично развивающиеся страны Юго-Восточной Азии активно инвестируют в образование граждан и при этом охотно отправляют абитуриентов за рубеж. И если во Вьетнаме на руку отечественным вузам играет традиционное тяготение к России, то, например, в Индонезии достаточно высока популярность русского языка, что подтверждается на первом этапе отбора.

«Вступительные испытания иностранцев проходят в два этапа. Если речь идет о ребятах, которые обучаются на стипендии РФ, то первыми собеседования с ними проводят сотрудники Российских центров науки и культуры за рубежом. Дальше, как правило, организуются или выездные комиссии, либо ребята участвуют в олимпиадах, либо организуются скайп-экзамены и скайп-собеседование», — рассказывает проректор ТГУ.

По его данным, самые популярные у иностранцев направления обучения — международные отношения, экономика-менеджмент, компьютерные науки и русский язык как иностранный. С большим интересом абитуриенты из дальнего зарубежья также относятся к химии, физике, биологии, геологии и психологии. Выделить как самую востребованную категорию — гуманитарную, естественно-научную или техническую — крайне сложно.

Успех на международной арене фиксируется в экономических показателях томского вуза. Поступления от экспорта образования в дальнее зарубежье имеют положительную динамику. Имея такой стимул, ТГУ рассчитывает при господдержке по программе «5-100» основательно вложиться в строительство новых кампусов.

 

«Мягкая сила» инфраструктуры

Речь идет о многомиллиардных вложениях из федерального бюджета и возведении кампусов, сравнимых с построенным в 2013 году 16-этажным «Парусом» на берегу Томи. На сегодня это самое новое общежитие ТГУ, рассчитанное на 1 200 студентов — в первую очередь, иностранцев. И на сегодня в нем уже почти не осталось свободных мест.

«Поначалу «Парус» был очень сильным аргументом в пользу того, что к нам надо приехать. Ребята приезжали, видели, что — да, действительно, шикарные условия: по два человека в комнате, по три — в большой комнате, все новенькое, уровень высокий. Сейчас ситуация более сложная, и я боюсь, что это может сказаться на наших цифрах», — рассказывает проректор, отмечая, что очередное общежитие будет достроено лишь в 2020 году.

Меж тем, Правительство РФ поставило задачу к 2025 году увеличить количество иностранных студентов в вузах страны с 280 тысяч до 750 тысяч человек. В Томском государственном университете наметили планку — 5,5-6,5 тысяч, для достижения которой новые корпусы и жилье потребуются уже в 2023-2024 годах.

«Вот самый живой пример: химическому факультету нашего университета Северо-китайский технологический университет предлагает совместную программу по химии. И мы мгновенно уперлись в вопрос: ребят селить куда-то надо. Китайские коллеги готовы по 100 человек в год нам присылать, они очень хотят эту программу», — делится Артем Рыкун.

По словам проректора по международным связям, сейчас экспертным сообществом активно обсуждается идея привязать размер федерального финансирования капстроительства университетов к достижению планов по экспорту образования. Но не только уровень бытовой инфраструктуры оценивается потенциальными студентами. Важным критерием для иностранных студентов является включенность вуза в международные научно-образовательные консорциумы, инновации и сотрудничество с индустриальными партнерами. Именно за такую репутацию и борется ТГУ, стремясь стать элементом «мягкой силы» в геополитике.

Студенты из дальнего зарубежья — это не только вопрос зарабатывания денег. Россия как участник глобального рынка через выпускников вузов уже сейчас усиливает свое политическое, языковое и культурное влияние. Свою нишу в этом контексте занимает и Томский госуниверситет, где среди наиболее популярных у иностранцев факультетов оказывается исторический.

«Кроме того, что вообще иностранцев из дальнего зарубежья много, у них, на истфаке, есть ребята, представляющие национальные элиты, — рассказывает Артем Рыкун. — В том числе те, кому прак­тически гарантировано приличное дипломатическое будущее. Это будут в хорошем смысле «наши люди», закончившие наш университет и ставшие профессиональными дипломатами в своих странах — которые, я надеюсь, сохранят лояльность по отношению к России».

Выводить на главной: 

Похожие статьи: