Народные финансы для бизнеса

18 марта 2019

Народные финансы для бизнеса

Игорь Степанов
Эксперт-Сибирь

Быстро развивающийся рынок российского краудфандинга привлекает внимание как потенциальных заемщиков, так и будущих инвесторов

Любой бизнес в своем развитии ищет наиболее выгодные условия привлечения финансов, зачастую не ограничиваясь традиционным банковским кредитованием. Одни компании в поисках недорогих заимствований выходят на рынок облигаций, другие после тщетных попыток наладить взаимоотношения с банками обращаются к услугам микрофинансовых организаций, третьи находят денежные ресурсы вне официальных рынков. Спрос на финансирование бизнес-проектов порождал и будет порождать предложения самых разнообразных форм — в том числе с непривычными и трудно выговариваемыми названиями — например, краудфандинг.

Банк России обращает внимание на то, что общепринятое определение понятия «краудфандинг» отсутствует, поскольку этот термин не является юридическим. Используя подход IOSCO (Международная ассоциация комиссий по ценным бумагам), Банк России понимает под термином «краудфинансирование» способ публичного привлечения средств с целью реализации бизнес-проекта (продукта, проведения мероприятий, поддержки бизнеса, создания результата интеллектуальной собственности и др.) либо получения денежного займа для потребительских целей.

Российский регулятор финансовых рынков проводит мониторинг краудфинансирования в разрезе следующих сегментов:

 — краудфандинг с нефинансовым вознаграждением (Rewards) — привлечение финансирования в проекты физических лиц и юридических лиц и/или индивидуальных предпринимателей за нефинансовое вознаграждение (продукция и/или услуги, результат деятельности финансируемого проекта);

— краудлендинг — предоставление и привлечение займов физическим лицом и/или юридическим лицом и индивидуальным предпринимателем за финансовое вознаграждение (процент за пользование займом). При этом Банком России данные собираются по трем вариантам краудлендинга: р2р — person to person — финансирование физического лица физическим лицом, р2b — person to business — финансирование юридического лица физическим лицом и b2b — business to business — финансирование юридического лица юридическим лицом;

— краудинвестинг — привлечение финансирования юридическим лицом в обмен на долю в уставном капитале, конвертируемые займы такого юридического лица и т.д.

Генеральный директор и сооснователь российской крауд-платформы Planeta.ru Федор Мурачковский указывает на то, что, стартовав с творческих и социальных проектов, краудфандинг в России постепенно все больше тяготеет к бизнес-проектам. «В мировом краудфандинге пальма первенства у технологических проектов. И мы тоже постепенно идем к этому», — не сомневается в перспективах отечественного краудфандинга эксперт рынка.

«В отличие от краудлендинга краудинвестинг — более сложный продукт, и он чаще всего рассчитан на стартапы», — продолжает другой участник рынка, руководитель платформы «МодульДеньги» Леонид Шевченко. По его словам, крауд­инвестор получает долю в компании, а не проценты от вложенных денег, и готов ждать финансовой отдачи несколько лет. «Как правило, три-пять лет», — предполагает Леонид Шевченко, указывая на то, что краудинвестинг требует непростого управления — каждому инвестору надо юридически оформить его долю, потом рассчитывать и выплачивать дивиденды. Руководитель платформы вспоминает, что похожим способом привлекала средства, например, «Додо-пица».   

«А для действующего бизнеса больше подходит краудлендинг — это простые займы — альтернатива банковским кредитам, которые бизнесу как на развитие, так и под «оборотку» дают население или другие компании», — говорит Леонид Шевченко. Он объясняет, что в этом случае инвестор зарабатывает на процентах, которые могут быть в диапазоне от 20% годовых и выше.

 

Рост народных финансов

По данным Банка России, в настоящее время отмечается устойчивый рост объемов рынка краудфинансирования. Он составил 11,1 млрд рублей за девять месяцев 2018 года, а в аналогичном периоде 2017 года объем был равен 7,6 млрд рублей. Эти цифры пока невелики и составляют доли процента от общего объема банковского кредитования в России, однако относительные темпы роста краудфинансирования существенно превышают показатели отечественных кредитных организаций, что говорит о большом потенциале «народного финансирования».

При этом заметно перераспределение финансовых потоков среди крауд-сегментов, что отражает переменчивость настроения инвесторов. Так, по данным Банка России, рынок краудфандинга с нефинансовым вознаграждением (Rewards) демонстрирует боковой тренд с объемом сделок, заключенных за девять месяцев, свыше 100 миллионов рублей. По информации от участников рынка, число сделок растет при некотором снижении средней суммы средств, инвестируемых в один проект, риски сохраняются на невысоком уровне, участники рынка отмечают планомерное повышение качества проектов и рост квалификации инвесторов.

Объем заключенных сделок в сегменте р2р кредитования снизился до 104 млн рублей, что, вероятно, отражает невысокую привлекательность для инвесторов данного сегмента рынка, в том числе из-за существенных рисков дефолта заемщиков — физических лиц. А рынок финансирования субъектов МСП в сегментах р2b и b2b демонстрирует рост, суммарный объем сделок на этом рынке возрос примерно на 30% и превысил за девять месяцев 10 млрд рублей. В частности, объем рынка р2b за девять месяцев 2018 года составил 6,5 млрд рублей, в то время как в аналогичном периоде 2017 года этот показатель равнялся 905 млн рублей.

Со своей стороны, Федор Мурачковский отмечает, что за семь лет существования площадки Planeta.ru ее общий сбор площадки уже приближается к миллиарду рублей. «Только представьте, что эта огромная цифра — не грант, не инвестиция, не кредит. Ее достигли обычные люди, которые поверили в проекты других людей, часто незнакомых».

 

Краудфандинг: гореть идеей

Краудфандинг как явление корнями уходит в далекие века — так, в России несколько столетий назад на богоугодные деяния, такие, как строительство храмов, скидывались «всем миром», собирая средства «по подписке». Можно отметить минимум три «плюса» этой технологии для микро-, малого и среднего бизнеса: во-первых, это привлечение дополнительного финансирования на развитие своего проекта, во-вторых, это тест идеи, возможность проверить интерес людей к своему бизнесу, не вкладывая при этом больших средств, и в-третьих, это PR‑инструмент. «Краудфандинг — очень честный способ взаимоотношений автора и спонсоров — если деньги не собираются в установленный срок, они возвращаются обратно спонсорам», — объясняет Федор Мурачковский технологию привлечения средств, особо подчеркивая, что краудфандинг очень неудобен для мошенников — это не самый простой и очень публичный инструмент получения средств.

По сути, чистый краудфандинг может стать хорошим тестом для любого стартапа — его можно использовать не только в целях сбора денег, но и для оценки качества и перспективности заложенной идеи. По словам Федора Мурачковского, успешный проект на «Планете» — проект, собравший не менее 50% при условии, что автору хватает средств на реализацию проекта, и сама платформа берет свою комиссию только с таких проектов. При сборе от 50 до 99% комиссия платформы и платежных систем составляет 15%, а при сборе от 100% («пересборе») суммарная комиссия уменьшается до 10%.

 

Краудлендинг: занять, не кредитуясь

Изо всех крауд-технологий ближе всех к классическому банковскому кредиту стоит краудлендинг. Для этих финансовых инструментов характерны схожие понятия срочности, платности и возвратности денежных средств, но существенны и отличия. Если банковское финансирование предоставляется кредитными организациями, то краудлендинговые займы имеют внебанковское происхождение — кредиторами выступают физические и/или юридические лица.

«Банки довольно сильно ограничены регулированием — в отношении кредитов с повышенным риском действуют повышенные нормы резервирования. Поэтому значительной части микро- и малого бизнеса получить финансирование в банке сложно — у них нет залогов, а кредитное качество в силу объективных причин не дотягивает до банковских стандартов», — объясняет гендиректор сервиса «Альфа-Поток» Никита Абраменко привлекательность для бизнеса крауд-технологий. Его поддерживает и Леонид Шевченко, который видит, что существуют сферы малого бизнеса, которые не подпадают под стандартные банковские модели.

При этом оба эксперта представляют площадки, являющиеся дочерними банковскими структурами, что свидетельствует о поиске классическим банкингом прилегающих маржинальных полян.

Еще одно существенное отличие финансовых технологий банков и крауд-площадок — в стратегии оценки рисков, которые, в свою очередь значительно меняются от площадки к площадке. Так, потенциальным заемщикам сервиса «Альфа-Поток» необходимо иметь регулярный безналичный оборот по банковскому счету в размере более 100 тыс. рублей в месяц, а срок деятельности ИП или компании должен составлять не менее шести месяцев. «На одного контрагента должно приходиться не более 50 процентов оборота заемщика, при этом оптимально, если у компании более 5-6 контрагентов. Такая диверсификация повышает устойчивость бизнеса заемщика — если уйдет один контрагент, бизнес не пострадает», — приоткрывает риск-технологии своего сервиса Никита Абраменко. По его утверждению, у «Альфа-Потока» нет сложных банковских процедур и получить деньги значительно проще — этим сервисом клиенты Альфа-Банка пользуются активно. «При этом в отличие от банков у нас нет ограничений по отраслевой принадлежности заемщика. Но отраслевая структура наших заемщиков отражает структуру российской экономики: на первом месте — заемщики, занятые в оптовой торговле, далее — розничная торговля, третье место — сфера услуг», — добавляет Никита Абраменко.

Другая краудлендинговая площадка — «МодульДеньги» — демонстрирует несколько иной подход к оценке рисков, в частности, при работе на рынке госконтрактов. «Мы вообще не полагаемся на отчетность компаний, ведь любую отчетность можно нарисовать. Мы смотрим опыт по исполнению госконтрактов», — описывает риск-модель свей площадки Леонид Шевченко. По его словам, для оценки рисков инвестирования не используются цифры и данные, которые могут быть субъективными, и в этом является подспорьем публичность рынка госконтрактов. «У нас есть официальная информация с портала госзакупок, и если мы видим, что компания за последние три года успешно выполнила, например, пятьдесят контрактов, ее нет в черных списках БКИ и т.д. — то у нее явно нет оснований не исполнять следующий контракт», — считает руководитель платформы. При этом, по мнению руководителя «МодульДеньги», в краудлендинге важна открытость информации и аналитики для всех инвесторов, иначе решение за вас принимает площадка, а вы берете на себя весь риск.

Обратная сторона работы крауд-плащадок — взаимоотношения с инвесторами. По информации сервиса «Альфа-Поток», привлекаемые инвестиции распределяются между несколькими заемщиками независимо от размеров суммы. По мнению разработчиков, это позволяет снижать риски для инвесторов — при такой диверсификации шансы на возврат средств в полном размере максимальны.

«Также не обойтись без отлаженной процедуры коллекшена, так как отдельный инвестор в поле не воин», — напоминает Леонид Шевченко. Он рассказывает, что помимо работы софт-коллекшена уже на пятнадцатый день просрочки инвесторы автоматически переуступают площадке «МодульДеньги» права по займам, и уже ее специалисты занимаются дальнейшим сбором просрочки. «А в диапазоне просрочки один-два месяца крауд-площадка обращается в суд», — приводит руководитель примеры работы с задолженностью.

 

Крауд-будущее

Отдавая должное растущим объемам новых финансовых инструментов, Банк России находится в активном диалоге с участниками. Это подтверждает и Леонид Шевченко — по его словам, крауд-площадка «МодульДеньги» входит в группу экспертов, приглашенных Банком России для обсуждения будущего краудфандинга.

Так, по итогам совместного обсуждения ожидается принятие закона «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ», разработанного при участии Банка России, и подготовка площадок к соблюдению требований, запланированных в законопроекте. Предполагается, что он будет регулировать отношения по привлечению инвестиций коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с использованием информационных технологий посредством инвестиционных платформ, а также определит правовые основы деятельности операторов инвестиционных платформ по организации розничного финансирования (краудфинансовых площадок). По информации пресс-службы Сибирского ГУ Банка России, в законопроекте предусмотрена необходимость создания крауд­финансовыми площадками системы управления рисками.

Что же касается бизнес-будущего краудфинансирования, то ряд экспертов предрекают ему постепенный выход на территорию традиционного банковского рынка. Так, Федор Мурачковский верит, что для малого бизнеса краудфандинг действительно может быть альтернативой банковскому кредитованию, однако не считает, что со временем краудфандинг сможет полностью заменить кредитование. «У нас разные методы работы и разные цели», — поясняет генеральный директор и сооснователь российской крауд-платформы Planeta.ru.

«Нам кажется, первое время крауд-площадки будут работать с сегментами, на которые банки пока не сильно обращают внимание. Но позже краудлендинг придет и на поляну банков», — не сомневается Леонид Шевченко. Он предполагает, что на рынке появится много игроков, которые будут предлагать привлечение средств для моносегментов — ниш, которыми из-за специфики деятельности не занимаются банки.

«Это будут компании, которые профессионально разбираются в какой-либо сфере бизнеса: умеют управлять нестандартным залогом, контролировать денежные потоки клиентов и т.д.», — резюмирует руководитель платформы «МодульДеньги».

По информации пресс-службы Сибирского ГУ Банка России в 2019 году ожидается приход на рынок крупных игроков сегментов p2b и b2b, что может оказать существенное влияние на рынок в целом, но при этом надо учесть, что выход крупных игроков на рынок сдерживает правовая неопределенность в части привлечения займов через краудфандинговые площадки.

Выводить на главной: 

Похожие статьи: