Грибы на страже урожая

27 мая 2019

Грибы на страже урожая

Татьяна Елистратова
Эксперт-Сибирь

Последние два десятилетия фермеры по всему миру начали отмечать резкое сокращение урожая — до 10% плодов труда аграриев «съедалось» паразитами, однако эффективного решения проблемы не было до недавнего времени. Первопроходцем, сделавшим ставку не на химию, в этой сфере стала доктор биологических наук из Новосибирска, заведующая лабораторией микологии ГНЦ ВБ «Вектор» Тамара Теплякова. Еще в 70-х годах прошлого века она начала изучать биологические свойства хищных грибов-гифомицетов, которые могут победить распространение нематоды — круглых червей, паразитирующих на плодовых культурах.

Потенциал разработки профессора Тепляковой в 2013 году оценила команда «Инновационного центра Кольцово». И приступила к подготовке бизнес-плана. Спустя полгода напряженной работы появилось видение того, как из науки сделать бизнес, были предприняты первые шаги. Решение о создании компании было принято совместно с учеными, к лету родилось название «Микопро», осенью — и сама компания.

«Мы заразились идеей, увидели перспективу и поняли, как из этого сделать бизнес. На рынке много продуктов, связанных с защитой растений, но практически ничего в нашей нише. Проблема решалась севооборотом, пропариванием или жесткими ядами. То есть, по факту не решалась. У нас не было выбора, кроме как ввязаться в эту авантюру», — поясняет директор «Микопро» Анна Мишина, выпускница экономического факультета НГУ. По ее словам, глобальная цель компании — убрать химию с сельскохозяйственных полей и вернуть положительную репутацию биологическим препаратам. Сегодня препарат, производимый в наукограде Кольцово (Новосибирская область), является единственным биопрепаратом на рынке с доказанной эффективностью в 86%.

Больше, чем наука

Изучением хищных грибов-гифомицетов Тамара Теплякова начала заниматься еще с семидесятых: искала штамм, перспективный в качестве продуцента биопрепарата против нематод, изучала жизненные циклы, особенности поведения, взаимоотношения с другими микроорганизмами как в культуре, так и в почве.

За годы работы Тамара Владимировна сделала несколько проектов в рамках грантов в области биологической защиты растений. Так, в 2001–2008 годах на основе штамма хищного гриба было произведено более пяти тонн жидкой формы препарата, предназначенного для производственных испытаний в защищенном грунте. Был совместный проект с США (программа АФГИР (RBO-11029), — все это способствовало исследованиям, целью которых была разработка опытного образца. «К тому моменту, когда мы познакомились с Тамарой Владимировной, было несколько попыток коммерциализации данной разработки, однако они не увенчались успехом. С «живыми» препаратами, наукоемкими проектами не работают шаблонные схемы, здесь важна гибкость, чутье и умение перевести «науку» на понятный бизнесу язык. Так, в 2013 году, мы решили дерзнуть и создать компанию с целью коммерциализации разработки ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор», — рассказывает директор «Микопро».

Компания специализируется на разработках биологических препаратов для сельского хозяйства и животноводства, одна из разработок компании — нематицид «Нематофагин-Микопро», борющийся с круглыми червями — нематодами.

Нематоды живут в почве и повреждают корни растений — в год от действий паразита погибает до 10% урожая во всем мире. При этом яйца нематоды могут находиться в почве до десяти лет, легко переносятся техникой, животными, быстро заражают большие территории. «Еще несколько лет назад фермеры не понимали, насколько эта проб­лема глобальна, и не искали способов борьбы с ней. Так нематода начала распространяться. Сейчас по России очень много зараженных полей — паразит повреждает не только картофель, но и другие культуры», — сетует Анна Мишина. Многие годы с проблемой боролись только «дедовскими методами» — севооборотом, пропариванием, на рынке не было никаких профессиональных решений. В данный момент активно в сторону нематицидов повернулись международные компании, занимающиеся химическими средствами защиты растений. Так, в 2018 году был зарегистрирован химический препарат, направленный на борьбу с вредителем. Однако химия — не решение проблемы, констатируют в «Микопро». «Нематода становится устойчивой к ней, химикаты не убивают вредителя, а нейтрализуют его действие на какой-то короткий период — около 60 дней, — поясняет Анна Мишина. — Чтобы победить нематоду химическими препаратами, надо увеличивать нормы внесения препарата в почву в два-четыре, а то и в шесть раз, тогда возможен эффект, но это недопустимые нормы по химии».

В основе препарата «Нематофагин-Микопро» лежит природный механизм борьбы с нематодой. Нематода — естественная пища для гриба, поэтому он искореняет паразита полностью. «Хищный гриб, попадая в почву — естественную среду обитания, начинает расти, размножаться и строить ловчие клейкие сети, в которые и попадает нематода. Он выделяет в почву аттрактанты — вещества, которые приманивают паразита. Чем больше нематод, тем больше сетей-ловушек строит гриб, если нематоды нет, то гриб просто впадает в анабиозное состояние и активизируется, почувствовав паразита. Такой механизм действия обеспечивает высокую эффективность препарата, малый расход и действие на протяжении всего сезона», — рассказывает Анна Мишина.

 

Борьба за репутацию

Анна признается, что открытие компании не принесло разработкам быстрого признания и потока заявок. Основатели и ученые сосредоточились на вопросах создания промышленного образца, оттачивания технологии производства, масштабирования и вариантах применения препарата.

В 2014 году компания начала сотрудничать с Брянской областью (крупным предприятием в п.г.т. Погар) — около 10 кг препарата хозяйство взяло на тестирование. «Микопро» поставляла для испытаний сухой препарат, но технология внесения его при посадке оказалась несовершенной. Препарат не подходил для внесения в почву с помощью картофелесажалок, требовалось внедрять дополнительные линии опрыскивания либо проводить предпосевную обработку семян ручным трудом, что для крупных хозяйств, если говорить об объемах, не представляется возможным.

«Опыты показали, что продукт работает, но требовалась дополнительная отработка технологии внесения. Технология внесения — ключевой фактор, который влиял на решение хозяйства об использовании препарата. Люди привык­ли к простому, удобному и технологичному способу работы, — комментирует директор «Микопро». — Но проблема нематоды становилась все острее, и вскоре о нашей разработке в Брянске услышали другие фермеры. Так мы получили новые заказы на поставку опытных образцов».

Параллельно с испытанием препарата «Микопро» занималась его доработкой, отправляя на опыты разные формы и концентрации препарата, чтобы измерить эффективность на разных культурах, разработать более универсальную форму внесения. Исследовали ученые и совместимость препарата с другими средствами защиты растений, работали над увеличением срока годности.

В 2017 году «Микопро» стали победителями XI «Венчурной ярмарки», проходившей в рамках технологического форума «Технопром», и выиграли грант на 1 млн рублей. «Мы работали без своего собственного производства, и это стало первым кирпичиком для его создания и запуска. Если с 2013-го по 2017 год мы занимались наукой, сконцентрировались на усовершенствовании формулы, то теперь можем заняться отстройкой производственных процессов», — рассказывает директор компании.

Сейчас «Микопро» сотрудничают с 10 хозяйствами в центральной части России — опытные образцы препарата взяли на тестирование в Нижегородской, Брянской, Воронежской областях и Краснодарском крае. По словам Мишиной, компания начала сотрудничать с фабриками на тех площадях, где проблема гибели урожая от нематоды стоит острее, но в скором времени «Микопро» планирует сотрудничать и с хозяйствами в родном сибирском регионе. Препарат подходит не только для картофеля, но и других культур: огурцов, томатов, клубники. «Испытания уже подтвердили, что эффективность «Нематофагин-Микопро» составляет 86 процентов», — поясняет Мишина.

Основные конкуренты компании — европейские агрохимические холдинги: Bayer, DuPont, Syngenta и BASF. «Это компании с наработанным именем, к ним есть доверие, а на их продукцию — спрос. Мы же пока боремся с предвзятым отношением к биологическим препаратам, — делится Анна Мишина. — Основное продвижение на этом этапе строится с помощью опытных образцов, которые помогли запустить «сарафанное радио», выставки и ярмарки».

 

Калькулятор

Стартовые вложения в проект Анна оценивает в 6 млн рублей. Государственная регистрация препарата требует еще 4,5 млн рублей, а запуск собственной полноценной производственной линии обойдется в 40 млн рублей — для этого Анна надеется найти инвесторов, хотя первоначальные вложения были личными инвестициями учредителей компании.

Сейчас компания базируется в наукограде Кольцово, арендуя площадь в 350 кв. м. Стоимость аренды — 120 тыс. рублей в месяц.

Производство состоит из двух стадий — микробиологической (выращивание культуры гриба) и промышленной (получение конечной формы препарата). Для получения трех тонн препарата требуется около двух недель. После запуска технологической линии компания планирует увеличить эти объемы в пять раз и выпускать до 30 тонн сухого препарата в месяц. «Срок окупаемости уже вложенных средств — около одного сезона. И это даже при условии, что мы будем сотрудничать только с одной областью, препарат будут брать только для одной культуры и применять его на 30 процентах всех полей, — уверяет Анна. — Уже сейчас можно точно сказать, что после завершения всех полевых испытаний в крупных хозяйствах стоимость препарата увеличится в два-три раза, но цена все равно останется более чем конкурентоспособной».

Для сравнения: единственный сегодня на рынке химический препарат от нематоды стоит от 20 до 60 тысяч рублей на гектар в зависимости от нормы внесения, в то время как продукт «Микопро» — 6-10 тысяч рублей на ту же площадь. Маржинальность продукта — 60%.

 

Планы

По словам Анны Мишиной, проблема нематоды только набирает обороты, и пока рынок относительно свободен, его нужно скорее захватывать. «В этом году мы должны получить свидетельство регистрации, затем будем планировать постройку завода — это план на ближайшие три-пять лет», — делится Мишина. В первую очередь мощности завода будут покрывать спрос на препарат в России, в дальнейшем — ближайшего зарубежья: компания планирует экспорт «Нематофагин-Микопро» в Азербайджан и Казахстан, а также Китай. «Спрос в Китае обоснован тем, что их сельскохозяйственные земли уже истощены химией, они начинают разворачиваться в пользу биологических препаратов», — поясняет Анна. Кроме того, «Микопро» планирует поставки в Европу, но для этого надо пройти путь получения всех разрешительных документов.

Выводить на главной: 

Похожие статьи:




Спецпроекты: