Банки Сибири: Итоги 2011 года

Итоги 2011 года в банковском секторе Сибири — наконец превышены докризисные показатели. Однако в процессе консолидации региональных активов теряется контроль над кредитным рынком округа.

Открыть график в новом окне

После двух лет глубокой депрессии в 2011 году началось восстановление банковского сектора Сибирского федерального округа (СФО), причем с «низкого старта» — худших позиций среди всех федеральных округов страны. Главным драйвером его возрождения стала группа государственных и квазигосударственных банков, доля которой превысила две трети, а прирост за 2011 год составил более 70% прироста портфеля всего банковского сектора СФО. Сегодня эта группа кредитных организаций является главной «группой влияния» в банковском секторе как СФО, так и России в целом. Худшими последствиями такой диспозиции стало подавление конкуренции на лучших сегментах регионального рынка и стагнация развития малого и среднего регионального бизнеса (МСБ).

Главной тенденцией развития регионального бизнеса ведущих российских сетевых банков становится открытие не филиалов, а «удаленных офисов», а также трансформация в дополнительные офисы (операционные или кредитно-кассовые) филиалов, ранее работавших в российских регионах. В результате количество филиалов в регионах России заметно сократилось: за три с половиной года с начала кризиса — почти на пять сотен, в том числе почти на шесть десятков (с 390 до 321) — в банковском секторе СФО. Содержать «удаленные офисы» явно рентабельнее, чем филиалы. А контролировать региональный рынок можно и дистанционно.

В результате кредитный рынок Сибири стал существенно «шире» ее банковского сектора. И этот разрыв нарастает. Так, если на 1 апреля 2009 года спрос на кредиты, не удовлетворенный кредитными организациями, входящими в состав банковского сектора округа, составлял лишь 261 млрд рублей, то к началу 2012 года он достиг 443 миллиардов. Эти ссуды были получены сибирскими заемщиками от кредитных организаций, не зарегистрированных на территории СФО. Без вариантов, ими стали головные офисы ведущих федеральных банков — как универсальных/корпоративных, так и розничных.

Год восстановления

Как уже было сказано, 2011 год стал годом восстановления банковского сектора. Такой динамики кредитного портфеля (+29%) не ожидал никто. Определяющим стало II полугодие, когда национальный портфель рос темпами в 38% годовых (в банковском секторе Москвы — 43%, а «региональной России» — 30%). И хотя «локомотивом» выступили столичные банки, нарастившие свой портфель за 2011 год почти на 4 трлн рублей (+31%) и обеспечившие 3/5 национального прироста, свой вклад в общую копилку внесла и «региональная Россия» (+2,5 трлн и +25%).

Совокупная ссудная задолженность по национальному банковскому сектору за прошлый год выросла на 6 трлн 456 млрд рублей, достигнув почти 29 трлн рублей. С географической точки зрения кредитный портфель распределен чрезвычайно неравномерно. На 57% он сформирован банковским сектором Москвы, и лишь на 43% — банками всех остальных регионов России. При этом наибольший вклад в формирование портфеля «региональной России» внесли банковские системы Приволжского (9,9% национального портфеля), Северо-Западного (7,3%) и Центрального (без Москвы, 6,8%) федеральных округов. Портфель же банковского сектора СФО составил 5,9% от национального. Здесь также началось восстановление кредитования (+365 млрд или +27%), что тут же вдохнуло жизнь в экономику округа и позитивно сказалось на просроченной задолженности (см. график 2), которая к концу года сократилась даже в номинальном выражении (с 94 млрд на 01.04.2011 года до 84 млрд рублей на 01.01.2012 года). В условиях растущего рынка это тут же привело к быстрому снижению ее доли (с 6,6% до 4,9%) и заметно повысило аппетит сибирских банкиров к риску.

Активнее всего в 2011 году кредитные портфели росли в Новосибирской (+132 млрд) и Иркутской (+83 млрд) областях, а также в Красноярском крае (+61 млрд) и Кузбассе (+43 млрд рублей). И хотя в числе «депрессивных» при этом все еще оставались банковские системы республик Алтай и Бурятия, а также Забайкальского края, терявшие свой портфель в номинальным выражении, в силу эффекта масштаба их общие потери (-22,6 млрд) не слишком отразились на уверенном приросте кредитного портфеля банковского сектора всего федерального округа.

Группы влияния

Влияние на масштабы и тенденции развития кредитного портфеля банковского сектора СФО в различной степени оказывают не отдельные операторы, а их типовые группы, схожие по происхождению капитала и содержанию бизнеса. К этим типовым группам мы отнесли Сбербанк (в составе Байкальского, Восточно-Сибирского и Сибирского территориальных банков, а также Омского отделения Западно-Сибирского банка), группу «прочих» иногородних банков, МДМ Банк и группу «прочих» региональных кредитных организаций.

Стоит оговориться, что, несмотря на доминирование в банковском секторе всей Сибири, в составе банковских систем отдельных сибирских регионов Сбербанк испытывает довольно плотную конкуренцию со стороны других операторов. Так, в Новосибирской области его работающие активы и кредитный портфель вполне сопоставимы с работающими активами и портфелем «кустового» филиала Банка ВТБ24. В сегменте корпоративного кредитования серьезную конкуренцию ему составляет «кустовой» филиал Альфа-Банка, а в работе с ПБОЮЛ Сбербанк вообще кратно уступает «кустовым» филиалам банков «Интеза», ВТБ24, а также Промсвязьбанка. Да и в розничном сегменте по итогам 2011 года его портфель оказался в 2,2 раза меньше розничного портфеля того же ВТБ24. В Томской области в корпоративном сегменте Сбербанк испытывает серьезное давление со стороны регионального филиала Газпромбанка, а в Кузбассе — со стороны того же Газпромбанка, а также банков ВТБ и ВТБ24. В силу существующих правил учета в консолидированном балансе любого регионального банковского сектора бизнес Сбербанка учитывается лишь в своей региональной части, тогда как операции «кустовых» филиалов целого ряда сетевых банков — с учетом инорегиональных оборотов, что делает их сопоставление некорректным. Однако в рамках банковского сектора всего федерального округа все становится на свои места, и показатели «кустовых» филиалов, на балансе которых консолидированы их «всесибирские» активы, оказываются корректно сопоставимыми с консолидированными показателями всех сибирских отделений Сбербанка, действующих на территории всего округа.

Львиная доля совокупного портфеля «регионалов» (1/3) к началу 2012 года все еще приходилась на долю МДМ Банка, который лишь волей случая (и Игоря Кима, уже вышедшего из состава акционеров своего детища) остался в числе «региональных» в процессе объединения УРСА Банка и МДМ-Банка. Однако сами «регионалы» на протяжении кризиса последовательно теряли свое влияние — на фоне уверенного прогресса Сбербанка и группы «прочих» иногородних сетевых операторов. Так, если по итогам 2008 года на долю «региона­лов» приходилась 1/5 (20%) совокупного портфеля, то к началу 2012 года — лишь 11,6%. Такое сокращение было связано как с ощутимым сжатием «сибирского» портфеля МДМ Банка, доля которого за время кризиса упала с 8,4% до 3,9%, так и заметным сокращением доли остальных «регионалов» (с 11,2% до 7,7%). Несмотря на новосибирскую прописку, по содержанию своих операций МДМ Банк, несомненно, относится к группе не региональных, а федеральных сетевых банков. И с учетом его «сибирского» портфеля совокупный портфель группы иногородних сетевых банков к началу 2012 года составил бы более 92%. Именно эта группа кредитных организаций сегодня в подавляющей мере определяет масштабы банковского сектора округа и тенденции его развития. Именно она и стала объектом обзора.

Главной из причин, предопределивших уже подавляющее превосходство группы инорегиональных сетевых банков, стал хронический дефицит местных ресурсов, к которым в решающей степени «привязаны» банки региональные. В общем случае кредитный потенциал филиалов иногородних сетевых банков местными ресурсами не ограничен (см. «Ресурсная база» внизу страницы). В благополучные периоды именно такие банки во многом определяют масштабы и темпы развития кредитования в сибирских регионах (благодаря прежде всего межрегиональным трансфертам). Исключения из этого правила — Сбербанк, формирующий свою ресурсную базу в основном за счет местных источников; головной офис МДМ Банка, централизованно снабжающий деньгами свои региональные филиалы; ОТП Банк, более успешно привлекающий, чем размещающий ресурсы на сибирском рынке; Банк «Кедр», еще недавно входивший в число «регионалов» и наработавший в Сибири мощную ресурсную базу, а также БИНБАНК, Углеметбанк, РГС Банк, СОБИНБАНК и Межтопэнергобанк.

В неблагоприятные же периоды кредитная активность филиалов в регионах всецело зависит от положения их головных офисов на национальном банковском рынке и проводимой ими региональной политики. В таких условиях, резко сократив объем трансфертов своим филиалам, сетевые банки вполне способны обрушить региональный кредитный рынок, как это и произошло в СФО в 2009 году. Тогда, в наиболее тяжелый период кризиса (в IV квартале 2008-го и первой половине 2009 года), неоценимую поддержку региональному кредитному рынку за счет средств головных офисов оказывали «главные» госбанки — Сбербанк и Банк ВТБ.

Не слишком влияя на динамику развития регионального рынка в благоприятные периоды, в периоды нестабильности ведущие госбанки выступили в качестве его мощного стабилизатора. Но эта «стабилизация» привела к заметному переделу всего кредитного портфеля округа. Так, например, в наиболее тяжелый период кризиса произошло скачкообразное увеличение доли Сбербанка (с 34% по итогам 2008 года до 40% по итогам 2009 года), которая впоследствии уже не снижалась. Вполне вероятно, что подобную историю, хотя и в меньших масштабах, можно было наблюдать и в отношении Банка ВТБ. Так, например, в условиях сокращения портфелей почти всех региональных операторов в разгар кризиса ликвидности в IV квартале 2008 года этот госбанк всего за квартал в 2,4 раза нарастил свой кемеровский портфель (с 14 до 33 миллиардов), обойдя на корпоративном сегменте сам Сбербанк (около 24 млрд рублей). Правда, в отличие от Сбербанка, по завершении острой фазы кризиса кемеровский портфель этого банка постепенно вернулся к докризисной «норме» (порядка 10 млрд рублей).

Государственная глобализация

Банковский сектор СФО складывается из банковских систем 12 субъектов РФ, административно объединенных в рамках округа и качественно различных по своим масштабам. Так, если кредитный портфель банковского сектора Новосибирской области составляет более 32% портфеля банковского сектора СФО, Красноярского края — 15%, а Иркутской и Кемеровской областей — 14% и 11% соответственно, то, например, на долю Бурятии приходится лишь 2,1%, Хакасии — 1,4%, а Забайкальского края — 1,2%. Портфели Тувы и Алтая вообще малозаметны — меньше процента.

Но кратное различие портфелей банковского сектора экономически развитых регионов сегодня уже почти никак не связано с масштабами их экономик и существующим спросом на банковские кредиты. Приведем один пример. Хотя оборот кемеровской экономики за 2011 год в полтора раза превосходил оборот экономики новосибирской (1,82 трлн рублей против 1,26 трлн рублей), а задолженность кемеровских предприятий перед банками (около 260 млрд) была явно больше задолженности новосибирских предприятий (199 млрд рублей), корпоративный портфель банковского сектора Кузбасса на начало 2012 года оказался едва ли не втрое (!) меньше аналогичного портфеля Новосибирской области (108 млрд против 286 млрд рублей). Таким образом, по итогам 2011 года задолженность предприятий Кузбасса перед банками была покрыта региональным банковским сектором менее чем наполовину (менее 42%), тогда как корпоративный портфель банков Новосибирской области почти на 100 млрд рублей (на 50%) превосходил задолженность местных предприятий.

Непосредственно перед кризисом (на 1 октября 2008 года) задолженность новосибирских предприятий примерно совпадала с корпоративным портфелем регионального банковского сектора (почти 95%). Это значит, что консолидация сибирских банковских активов на балансе последнего хронологически совпала с развитием кризиса. В результате Новосибирская область стала единственным регионом Сибири, портфель банковского сектора которого явно превосходит масштабы местного кредитного рынка. Кредитный рынок остальных регионов, как это видно на примере Кузбасса, явно шире. И этот разрыв лишь нарастает.

Такое несоответствие сложилось в ходе консолидации банковских активов. Этот процесс в Сибири начался в 2008 году и интенсивно шел на всем протяжении кризиса (и идет до сих пор). Вслед за Альфа-банком в него включились и другие крупнейшие сетевые операторы. В региональные операционные офисы были преобразованы девять из 10 сибирских филиалов Банка ВТБ24, с переводом их оборотов на баланс расположенного в Новосибирске филиала № 5440 (в обзоре — «Сибирского филиала»). За ними последовали и Банк «Интеза», и Райффайзенбанк, и РГС Банк, и — в IV квартале 2011 года — Промсвязьбанк. Частичную консолидацию сибирских активов можно было также наблюдать у Банка Москвы и МДМ Банка, банков «Абсолют», «Зенит» и СОБИНБАНКа, и, наконец, «самого» Сбербанка (присоединение в начале 2011 года Алтайского территориального банка к Сибирскому). В текущем году к процессу консолидации региональных активов должны приступить и Восточный экспресс банк, и Банк ВТБ, пока располагающий самостоятельными филиалами в девяти регионах СФО.

И хотя ряд сетевых банков пока сохраняет сеть полноценных филиалов (РСХБ, Банк ВТБ, Газпромбанк, ТрансКредитБанк, УРАЛСИБ, Связь-Банк, НОМОС-банк), процесс консолидации продолжается. В итоге показатели банковского сектора любого из регионов становятся все более оторванными от показателей местного банковского рынка. В ходе преобразования региональных филиалов в операционные офисы их обороты «переходят» на баланс «кустовых» филиалов, в подавляющем большинстве случаев расположенных в Новосибирске (исключениями являются лишь РОСБАНК и Восточный экспресс банк, «кустовые» филиалы которых находятся в Красноярске). Таким образом, столица СФО, подобно Москве, быстро превращается в выраженный финансовый центр. Только не федерального, а окружного масштаба.

Однако более внимательный анализ показывает, что консолидация сибирских банковских активов не сводится к их концентрации на балансе банковского сектора Новосибирской области. Дело в том, что сама банковская система СФО из относительно автономной быстро превращается в открытую. Несмотря на консолидацию активов в Новосибирске, разрыв межу задолженностью сибирских предприятий перед банками и корпоративным портфелем банковского сектора округа к началу 2012 года превысил 327 млрд рублей, а темпы прироста задолженности предприятий (+28%) за 2011 год явно превысили темпы прироста окружного корпоративного портфеля (+22%). В чем-то подобное положение наблюдается и в розничном сегменте, где задолженность населения по итогам 2011 года оказалась на 116 млрд больше розничного портфеля банковского сектора федерального округа.

Это означает, что процесс консолидации банковских активов носит не региональный или окружной, а национальный характер. Причем эта тенденция, если сравнить задолженность заемщиков и портфелей банковского сектора, характерна для всех федеральных округов. Так, задолженность местных предприятий в Приволжье была покрыта окружным банковским сектором лишь на 85%, в Уральском ФО — на 83%, в Северо-Западном и Дальневосточном округах — на 71%, а в ЦФО (без Москвы) — всего на 57%. При этом портфель банковского сектора самой Москвы на 3,5 трлн рублей превысил задолженность столичных предприятий (154% задолженности юридических лиц с московской пропиской). Таким образом, портфель «региональной России» безнадежно отстал от ее же кредитного рынка, а банковский сектор столицы стал мощным концентратором региональных активов.

Целевая аудитория

«Главным клиентом» банковского сектора СФО в основном остается население, а также сегмент МСБ региона. Косвенным подтверждением тому являются явная синхронность развития (см. график 6) и совпадение темпов прироста этой части кредитного рынка (задолженности населения и МСБ) с темпами прироста окружного портфеля — как за «провальный» 2009 год (-7% против -8% годовых), так и успешный 2011-й (+28% против +27%). Таким образом, кроме незначительной части розничного сегмента, головные офисы универсальных/корпоративных столичных банков, несомненно, работают с наиболее крупным региональным бизнесом. Впрочем, трудно и представить, что крупнейшие российские банки, не располагающие развитой региональной сетью, «кинулись» бы кредитовать в провинции бизнес малый.

При анализе структуры кредитного рынка СФО выяснилось, что, несмотря на «малочисленность» крупного бизнеса, на его долю приходится около 70% портфеля задолженности всех сибирских предприятий (см. график 6). По темпам прироста задолженности в 2011 году этот сегмент кратно опережал сегмент МСБ (+34% против +15%). Такую динамику его развития невозможно объяснить успехами развития корпоративного портфеля банковского сектора СФО (+22%). Просто на начало 2012 года более чем 14% розничного и 27% корпоративного сегмента сибирского банковского рынка были сформированы кредитными организациями, в состав окружного банковского сектора не входящими. Не вызывает никаких сомнений, что этими кредитными организациями являются головные офисы крупнейших российских банков — как корпоративных, так и розничных.

И это не только банки, вообще не имеющие в Сибири своих филиалов. Контрпримером вполне может служить и региональный бизнес участвующего в нашем обзоре Альфа-Банка, располагающего «кустовыми» филиалами в Новосибирске и Красноярске. Дело в том, что весь розничный блок и часть корпоративного эта кредитная организация развивает не через филиалы, которые сохранились лишь в Новосибирске и Красноярске, а через сеть региональных кредитно-кассовых офисов, расположенных во всех экономически значимых регионах Сибири. Их обороты учитываются на балансе головного банка. Немало и других примеров. Так, значительная часть корпоративных кредитов, предоставленных сибирским предприятиям, например, банком «ЮниКредит», БИНБАНКом или СОБИНБАНКом, все еще приходится на долю головных офисов и учитывается на их балансе. В общем случае большинство головных офисов просто «не транслируют» региональным филиалам свои полномочия по выдаче крупных кредитов, а техническая возможность их обслуживания вполне обеспечена современным уровнем развития дистанционного сервиса либо наличием в регионе «удаленных» офисов (операционных, кредитно-кассовых, дополнительных). Еще одним наглядным примером операторов, «напрямую» кредитующих сибирских заемщиков, является головной офис розничного ХКФ Банка, показатели которого не учитываются на балансе банковского сектора СФО, но были в качестве примера включены в наши рейтинги.

Таким образом, даже не располагая сетью региональных филиалов, ряд крупнейших российских универсальных, корпоративных и розничных банков формирует значительную долю как корпоративного, так и розничного сегментов регионального кредитного рынка, минуя собственные филиалы (если они вообще в регионах есть). В результате в части крупного регионального бизнеса кредитный рынок развивается явно быстрее его «традиционной» части, за которую «отвечает» региональный банковский сектор (банки и филиалы, зарегистрированные в регионах). Таким образом, возникает обоснованная уверенность, что практически любой региональный (окружной) банковский сектор сегодня контролирует лишь кровно заинтересованный в его существовании МСБ и не самую значимую часть крупного регионального бизнеса. Учитывая размеры таких секторов, становится очевидным, почему развитие регионального МСБ в стране движется столь туго.

Остается добавить, что, получив от государства колоссальные преференции и ресурсы в разгар кризиса, крупнейшие государственные банки практически подавили конкуренцию на корпоративном рынке. Однако отсутствие конкуренции при этом выражается вовсе не в тотальном «захвате» региональных рынков. Целиком они госбанкам и не нужны. Они «положили под себя» их лучшие куски — наиболее доходный и наименее рисковый региональный бизнес, крупнейших и наиболее надежных заемщиков. Вполне закономерно на долю остальных операторов (читай «регионального банковского сектора») остаются меньшая доходность и большие риски. В благоприятных для экономики условиях это не дает головным офисам столичных банков решающих преимуществ, зато в кризисные периоды предоставляет превосходные шансы на радикальный передел лучшей части рынка . Достаточно сказать, что если в предкризисный период на долю банковского сектора столицы, в которой «прописаны» головные офисы крупнейших государственных банков, приходилось около половины национального портфеля (менее 52%), то к началу 2012 года — уже 57%.

Что касается банковского сектора СФО, то даже без учета «неподконтрольной» доли корпоративного рынка, принадлежащей крупному региональному бизнесу, в своем большинстве кредитующемуся не в региональных банках или филиалах, а напрямую в головных офисах столичных банков, к началу 2012 года доля филиалов госбанков (Сбербанка, РСХБ, Банков ВТБ и ВТБ24, ТрансКредитБанка, Банка Москвы, Связь-Банка), по нашим оценкам, достигла 66%. Таким образом, и без учета квазигосударственных кредитных организаций (Газпромбанка, СОБИНБАНКа) госбанки уже контролируют ровно 2/3 всего портфеля банковского сектора Сибири. Наихудшим последствием такого монополизма стала стагнация кредитования МСБ, субъекты которого не всегда экономически интересны операторам из главной «группы влияния» или не удовлетворяют их стандарту требований к заемщику. В условиях же дефицита банковского кредита рассчитывать на успешное развитие МСБ просто наивно. По большому счету, речь сегодня идет о бесперспективности предпринимательства, то есть «нормального», а не монополистического капитализма в России.