Монголия пообещала рассмотреть рекомендации Бурятии по планируемому строительству ГЭС

05 апреля 2017

Монголия пообещала рассмотреть рекомендации Бурятии по планируемому строительству ГЭС

Таков основной итог завершившихся 31 марта в Бурятии общественных слушаний по обсуждению технического задания монгольских проектов «Шуренская ГЭС» и «Регулирование стока реки Орхон и строительство комплекса водохранилищ». Согласно подписанному протоколу, в ближайшие два года Монголия планирует завершить исследовательскую работу и подготовить новый вариант оценки воздействия на окружающую среду проекта строительства ГЭС.

Против монгольского Проекта по поддержке инвестиций в развитие инфраструктуры горнорудной промышленности (это его официальное наименование), резко выступила общественность Бурятии: всего за 10 дней на слушания собралось порядка 1300 человек. Эксперты поделились своими мнениями о том, какими экологическими бедами чревато строительство ГЭС на монгольской части реки Селенги.

Эколог и представитель Бурятского регионального объединения по Байкалу Наталья Тумуреева на свой странице в Facebook отмечает несколько негативных последствий реализации проекта. По ее мнению, строительство Орхонского водохранилища подразумевает безвозвратный «отток» воды Селенги в пустыню Гоби, а это значит, что река меньше воды принесет Байкалу, маловодие которого и без того беспокоит экологов несколько лет подряд. Кроме того, «при запуске Шурэнской ГЭС первые 3-6 лет будет наполняться водохранилище, т.е. и река Селенга будет перекрыта на это время. Затем, уже при работе ГЭС, летом также будут наполняться водохранилища, а зимой для большей выработки электроэнергии эти водохранилища будут спускаться». Для жителей Бурятии это значит, что летом река обмелеет, а зимой, наоборот, воды будет много, «что грозит заторно-зажорными явлениями — когда потоком воды выталкивает лед на пойму».

Другое опасение эксперта связано в первую очередь с территорией самой Монголии: по ее словам, при наполнении водохранилища в стране будет затоплена огромная площадь сельскохозяйственных земель и пастбищ. Затем эта грязь по Селенге потечет в Байкал.

Есть риск и исчезновения популяции омуля, который нерестится в Селенге: дело в том, что для того, чтобы из икры вылупились мальки, нужен определенный тепловой режим, «а он будет нарушен тем, что изменится внутригодовой сток реки Селенга». Кроме того, Наталья Тимуреева указывает на то, что при возможном прорыве плотины «поток огромного объема и скорости устремится в Бурятию». 

Корреспонденту ИА REGNUM эксперт рассказала о том, что общественные слушания были полезными — «хотя бы для того, чтобы монгольская сторона все-таки услышала мнение населения Бурятии». Однако она отметила, что представители Монголии подписывать протокол согласились не сразу, заявив, что не все пункты их устраивают.

Представитель Института общей и экспериментальной биологии СО РАН Дмитрий Матафонов схоже оценивает риски. На слушаниях он заявил, что строительство Монголией каскада ГЭС на Селенге приведет к сезонному перераспределению стоков этой реки в озеро Байкал и грозит выживаемости почти 650 видов растений и организмов, цитирует ученого Интерфакс. По словам Дмитрия Матафонова, сейчас трансграничная река Селенга формирует около 30% годовых стоков в Байкал, но в зависимости от сезона он может варьироваться от 11% до 60%.

«Со строительством ГЭС зимний сток Селенги в Байкал вырастет в пять раз, а летом, в самый засушливый период, упадет в два раза», — пояснил Дмитрий Матафонов.

По его словам, Селенга "является домом" для 650 видов флоры и фауны, в том числе для байкальского осетра и омуля. Как и Наталья Тимуреева, он подчеркнул, что последний считается эндемиком и заходит на нерест в Селенгу. Изменения в стоках, как пояснил ученый, может негативно сказаться на всех видах биоресурсов, в том числе рыбах.

Главный ветеринарный врач Нижнеангарска Валерий Нелюбин выразил опасения по поводу возможного распространения такого опасного инфекционного заболевания, как сибирская язва, сообщает «Восток-Телеинформ».

«Затопление рек приведет к затоплению скотомогильников — это распространение  инфекционных заболеваний, таких, как сибирская язва и других. В 1981 году я работал в Монголии, на ст. Маниту, и неоднократно видел павших животных, которые лежат и разлагаются на солнце. Я против строительства ГЭС в соседней стране», — пояснил свою позицию ветеринар.

С ним соглашается председатель правления фонда «Здоровье Бурятии» и член Байкальской экологической коалиции Светлана Будашкаева. В своем интервью бурятскому телеканалу «АТВ» она выразила протест строительству ГЭС на Селенге, однако призвала представителей двух регионов к диалогу.

«Техническое задание [монгольского проекта] предусматривает там кучу всяких разных параметров, но не учитывает множество таких, которые подняли сами жители. В частности, вот именно Селенгинский район поднял тему: «Что будет с скотомогильниками, захоронениями скота, которых в Монголии, к сожалению, очень много?». Ветеринарная служба в Монголии построена совсем не по типу советской или российской — там нет таких жестких требований по утилизации. И при потенциальном заполнении водохранилища ГЭС на Селенге вскроются все захоронения. А ведь споры сибирской язвы могут жить очень, очень долго», — пояснила она.

Общественница подчеркнула и то, что «строительство ГЭС в Монголии на притоках реки Селенги в первую очередь несет опасность для самой Монголии», причем, по ее словам, монгольская делегация узнала об этом только на слушаниях.

Монгольский эксперт по гидроэлектростанциям Г. Ёндонгомбо по итогам десятидневных слушаний заявил, что население имеет ложные представления, которыми его снабдили общественные экологические организации:

«На общественных слушаниях я понял, что у населения не было достаточной информации, например, по снижению уровня Байкала,  и оно думает, что это последствия  маловодья, которое неведомо когда закончится. Население даже не ознакомилось с вариантом ТЗ и не имело о нем никакого представления, но имело ложные и сомнительные представления, которыми его снабдила далеко не профессиональная общественная экологическая организация»,  — цитирует слова гостя «Восток-Телеинформ.

К концу мероприятия один из монголов отметил и другой факт: «Среднестатистический гражданин Монголии на свои потребности использует 5-6 л воды в сутки. При этом, по той информации, которую мы получили из открытых источников, граждане вашей республики в сутки используют где-то 500-600 л воды», — цитирует слова гостя издание «Номер один».

Подобные  высказывания монгольской делегации вызвали резкий протест со стороны присутствующих, однако конфликт удалось дипломатично уладить. Итоги мероприятия подвел и.о. министра природных ресурсов Бурятии Юрий Сафьянов:

«Мы поблагодарили монгольских коллег за то, что они очень внимательно относятся к исполнению своих международных обязательств, продолжают дружественные отношения между двумя государствами, за проведение процедуры в соответствии с международными стандартами», — приводят слова министра в издании «Номер один». 


Похожие новости: