«Мы стали зрителями увлекательного радиосериала»

26 августа 2015

«Мы стали зрителями увлекательного радиосериала»

Три последние недели главным политическим событием в Новосибирской области стала жесткая медийная атака известного теле- и радиоведущего Владимира Соловьева на губернатора Владимира Городецкого. Кажется, нападение закончилось, но что это было?

Сергей Козлов склонен видеть за медийной атакой на губернатора Городецкого влиятельного заказчика федерального масштаба

Атака на губернатора Владимира Городецкого — бывшего мэра Новосибирска, избранного главой региона в середине сентября — началась совершенно неожиданно. 11 ноября, через три дня после выступления с моноспектаклем в Новосибирске, популярный московский теле- и радиоведущий Владимир Соловьев в эфире своей программы «Полный контакт» на «Вести ФМ» (входящей в государственный холдинг ВГТРК) обрушивается с резкой критикой в адрес губернатора Новосибирской области. Назвав Городецкого «мой кумир», Соловьев заявил: «Я не знаю, правда это или нет, надо бы проверить, но, по некоторым данным, это человек, который много лет был мэром Новосибирска, сейчас стал губернатором. В последний день подписал 100 землеотводов. Красавчик, правда? <…> Вообще, мне кажется, что давно как-то не сажали их всех. Такой уровень наглого, омерзительного воровства, как происходит на местном уровне, на регио­нальном уровне — это что-то отдельное просто! Люди умудряются воровать на всем. Им наплевать, что в стране происходит, что с курсом руб­ля. Воруют, сволочуги».

Застигнутый врасплох, Владимир Городецкий ничего лучше не придумал, как заявить: «Я бесплатно не выделяю землю, не раздаю. Тем более, бесплатно. Есть порядок выделения участков, чем и занимается департамент земельных и имущественных отношений. Я знаю, что таких фактов не было — перед уходом что-то раздать. Это не мой стиль».

Ответ Городецкого только раззадорил эпатажного ведущего, который на протяжении трех недель посвятил Городецкому, его делам и команде аж девять транслируемых на всю страну радиоэфиров, артистично разворачивая перед слушателями нелицеприятное полотно корыстных чиновничьих деяний. Все, кому интересна новосибирская тема, узнали о «красавце» Сергее Боярском, бывшем вице-мэре, ныне министре строительства Новосибирской области, на которого многие в городе возлагают ответственность за непродуманную точечную застройку Новосибирска. Соловьев рассказал о связи Городецкого с преступной группировкой Александра Трунова, приговоренного к 22 годам лишения свободы, а также отцом и сыном Солодкиными — чиновниками, которые уже почти пять лет ждут суда в СИЗО. «А мэр — да мэр ничего не знал. Мэр — честнейший человек, он вообще не при делах. Да кто может подумать, да вы что? Прекратите, мы же понимаем, что даже слов таких не надо говорить», — ерничал в эфире Соловьев. Ведущий оказался и в курсе того, что сын Городецкого Дмитрий делает в городе дороги, якобы выигрывая муниципальные тендеры. Посвятил Соловьев внимание и скандалу с открытием, а потом закрытием по иску Ростехнадзора станции метро «Золотая нива»; безнаказанности бывшего начальника МУП «Управление заказчика по строительству подземных транспортных сооружений» Николая Хвана, который подозревался в хищении и нецелевом использовании средств, выделяемых на строительство метро. «Можно говорить уверенно о наличии регио­нальной мафии, где происходит тесное смыкание губернаторского, городского и правоохранительного уровня с криминальным в своих вполне конкретных целях», — завил Владимир Соловьев, имея в виду дело Хвана. Досталось и бывшему губернатору Новосибирской области, экс-полпреду президента в СФО, главе Красноярского края Виктору Толоконскому. Но ни слова в адрес бывшего губернатора Новосибирской области Василия Юрченко, скандально снятого президентом со своего поста в марте этого года. Уж его-то критика могла добавить немало сочных ярких красок в картину «коррупционного Новосибирска».

Уже в третьей программе Соловьев предложил Городецкому прийти к нему в студию, обещая создать губернатору «режим максимально достоверного общения с представителями губернии»: «Будет прямой эфир, вам будут звонить из Новосибирска, присылать sms. <…> Кстати, заодно расскажете, про деньги на пиар вашей избирательной кампании, про сына, про строительный бизнес, про развязки в городе. Вот вы рассказали, что бесплатно участки не раздаете, расскажете, за сколько раздаете, кому и как». Затем шоумен предложил Толоконскому и Городецкому пройти детектор лжи. «Вас интересует, кто заказчик? Я вам отвечаю четко и ясно — жители, которые устали от того, что вы сотворили с их городом. Анатолию Локтю (мэр Новосибирска. — Ред.) теперь предстоит разгребать хозяйство, оставшееся от вас. Приходите в прямой эфир на радио. Ответьте на вопросы! Не мои. Жителей! Ответьте за те года и подумайте, почему до сих пор расследование банды убийц продолжается», — настаивал Соловьев. Силы, которые стоят за Владимиром Соловьевым губернатор Владимир Городецкий назвал деструктивными. «Я думаю, мы все честь защитим, когда караван будет двигаться. Караван — это наша Новосибирская область, а движение будет в развитии», — объяснил Городецкий — Жизнь покажет. Время рассудит».

Но почти на протяжении трех недель повышенного внимания медийной персоны федерального уровня к главному регио­нальному чиновнику Новосибирской области честь и достоинство Городецкого ни он, ни его окружение защищать не спешили. На Соловьева чиновник в суд не подал, предпочитая пиар-стратегию: «собака лает — караван идет». И это удивительно, учитывая что Кремль благословил Владимира Городецкого в губернаторы совсем недавно — всего восемь месяцев назад. 14 сентября за Городецкого отдали голоса 64,9% избирателей, правда явка составила всего 30,7%. Итого, из 2,13 млн жителей Новосибирской области, имеющих право голоса, бывшего мэра поддержали всего 423,8 тыс. человек. Возможно, явка была бы больше, а результат Городецкого хуже, если бы в выборах принял участие бывший вице-мэр Иван Стариков — узнаваемая в регионе политическая фигура, но он не сумел преодолеть так называемый муниципальный фильтр.

Только сессия Совета депутатов Новосибирска 26 ноября решилась поддержать губернатора в условиях загадочной и очень жесткой медийной атаки и обратилась к генеральному директору ВГТРК Олегу Добродееву за разъяснением, на каком основании Владимир Соловьев критикует Владимира Городецкого, используя государственную «площадку». «Мы в этом обращении никого ни в чем не обвиняем. Мы просим руководство ВГТРК объяснить, на основании чего эти факты звучат в эфире. Есть ли какие-то доказательства, на которые опирается Соловьев? Если это делалось на правах рекламы, значит, в «углу» должна быть «приписочка» о том, что «мы не несем ответственности». А если это преподносится как факт, то тогда должны быть подтверждения. Я считаю, что Владимир Филиппович [Городецкий] просто обязан обратиться в суд о защите чести и достоинства. Но это уже не наши полномочия», — отметил тогда депутат Вячеслав Илюхин. И только 28 ноября на тему решил высказаться настоящий политический тяжеловес депутат Государственной думы Александр Карелин: «Учитывая, что манера ведения эфиров и, очевидно, избирательный мозг Владимира позволил ему эту информацию обернуть в радийный эфир, я повторю еще раз: подача однобокая, к сожалению. Очевидно, что источник грешит против истины, подавая все однобоко. Есть вопросы, но они не настолько критичны». Карелин заявил, что готов прийти к Владимиру Соловьеву в радиоэфир «и на цифрах и фактах доказать, что претензии к Городецкому необоснованны».

На просьбу прокомментировать «молчание» Соловьева Владимир Городецкий ответил так: «Я хочу на­деяться, что Владимир Рудольфович [Соловьев] объективно разобрался в реальной ситуации в нашей области. Надеюсь, что это так».

И вот 2 декабря в программе Соловьева на «Вести ФМ» ни Новосибирск, ни губернатор Городецкий впервые за три недели упомянуты не были. На просьбу прокомментировать «молчание» Соловьева Владимир Городецкий ответил так: «Я хочу на­деяться, что Владимир Рудольфович [Соловьев] объективно разобрался в реальной ситуации в нашей области. Надеюсь, что это так». Позже он добавил, что для него эта история «закончена».

О мотивах атаки на Владимира Городецкого, заказчиках, стоящих за Владимиром Соловьевым, а также влиянии жесткой критики деяний губернатора и экс-мэра на новосибирский истеблишмент в интервью журналу «Эксперт-Сибирь» рассказал декан факультета политики и международных отношений Сибирского института управления — филиала РАНХиГС при президенте РФ Сергей Козлов.

«Соловьев как никто подходит на роль»

— Сергей Васильевич, у вас есть предположение, кто стоит за медийной атакой Владимира Соловьева на губернатора Новосибирской области? Кому это было нужно?

— Сразу скажу, что точного понимания того, кому это нужно, у меня нет. Однако совершенно точно могу сказать, что силы, которые стоят за этим конфликтом, не новосибирского уровня. Сама по себе фигура Владимира Соловьева, как теле- и радиоведущего — очень масштабная, федеральная. Но мы видим, что он очень хорошо информирован относительно ситуации в Новосибирске и Новосибирской области. Не исключаю, что источником информации для него служат какие-то очень серьезные структуры, будь то силовые или какие-то иные, связанные с Администрацией президента или Правительством. В любом случае, речь идет о федеральном Центре. Вероятность того, что в Новосибирске есть кто-то, кто способен выйти на Соловьева и обеспечить его ресурсом такое давление, такую мощную информационную атаку, длящуюся не одну неделю, крайне мала. Мне лично такие фигуры не видятся.

— У многих наблюдателей сложилось впечатление, что Кремль уговорил Городецкого стать губернатором вопреки его желанию. Да и внешне после назначения исполняющим обязанности губернатора пожилой чиновник выглядел уставшим, явно не стремящимся к новому рубежу в политической карьере.

— Не соглашусь. У меня такого впечатления не было. Когда Городецкий оставлял пост мэра, видно было, что делал он это с большущим скрипом. По некоторой информации, Юрченко пришлось его не просто уговаривать, а серьезно на него давить. Владимир Филиппович настолько уже врос во власть, что когда перед ним открылась возможность пересесть в губернаторское кресло, он ни секунду не сомневался, что должен это сделать. Власть для чиновников такого уровня — как наркотик. С таких постов по доброй воле не уходят. Я уверен, внутренне он был готов занять кресло губернатора и с радостью это сделал.

— Есть мнение, что атака на Городецкого связана с низкой популярностью чиновника. Сколько-нибудь серьезных конкурентов на выборах против него выставлено не было, единственного узнаваемого в регионе претендента — Ивана Старикова — к выборам не допустили, явка низкая…

— Не согласен с этой точкой зрения. Ведь, собственно говоря, атаку на Городецкого устроили не те, кто голосовал против него на выборах, не те, кто ставит ему в вину непродуманную точечную застройку в Новосибирске, сугробы на улицах или связь с Солодкиными, а совсем другие люди. Совершенно очевидно, что Владимир Филиппович получил «добро» на участие в выборах от администрации президента, партии «Единая Россия» и лично от президента страны Владимира Путина. Когда не допустили к выборам Старикова, чтобы зачистить электоральное поле, никаких окриков из Кремля в ответ на это не последовало. Это значило, что Городецкий имел полную поддержку тогда. И не думаю, что наверху, в Кремле, заинтересованы в раздувании скандала сейчас. Но проблема в том, что то, что мы именуем «федеральным центром», не является монолитным. В Москве нашлись силы, которые недовольны поведением новосибирского губернатора, и единственным способом нанести ему сколько-нибудь существенный урон — это как раз инициировать медийную волну. И шоумен Соловьев как никто подходит на роль человека, способного донести нужную компрометирующую информацию до лиц, принимающих решения. Ведь как только человека избрали на пост губернатора, снять его с должности может только один человек — президент Путин. С моей точки зрения, задача, которую ставили перед Соловьевым заказчики, — это сделать медийную волну настолько мощной, чтобы она дошло до главы государства. Чтобы президент принял то же самое решение, которое он весной принял по поводу губернатора Василия Юрченко.

— В то же время Соловьев в своей критике затронул еще одного сибирского губернатора, Виктора Толоконского. На ваш взгляд, красноярский губернатор каким-то образом может пострадать от этой информационной атаки?

— Не думаю. Изложенные Соловьевым факты интересны сугубо новосибирской аудитории. Сомневаюсь, что из-за сказанного московским шоуменом позиции Толоконского в Красноярском крае пошатнутся.

«Городецкий просто растерялся»

— Почему Владимир Городецкий не обратился в суд с иском о защите чести и достоинства? Ведь на первый взгляд, такое решение кажется очевидным.

— Сложный вопрос. У меня такое ощущение, что Городецкий просто растерялся. Когда против тебя совершенно неожиданно выступает медийная фигура такого уровня, то весьма сложно сразу дать происходящему правильную оценку. То ли это инициатива самого журналиста, то ли сигнал сверху, то ли разовая акция, то ли начало кампании… А подать в суд — это еще больше раздраконить враждебные силы. Слишком много непонятного и потенциально опасного. Полагаю, что Городецкий и его окружение просто не знали, как реагировать на происходящее. Такое ощущение, что они просто решили наблюдать, чем все это закончится. Поэтому никто в течение двух недель ни из областного правительства, ни из окружения Городецкого Соловьеву ничем не возразил. Достаточно слабая попытка Городецкого что-то сказать в ответ — совершенно не в счет. Видно было, что он растерян, не понимает, с чем столкнулся.

— То есть, Городецкий повел себя в этой ситуации неправильно?

— Лучшее поведение в подобной кризисной ситуации — это выступление с опровержением. Причем выступать должен не сам Городецкий, а его окружение — заместители, министры, депутаты, регио­нальные СМИ и так далее. Есть правило антикризисных информационных кампаний: скажи все и сделай это немедленно. Чем быстрее удастся поднять волну против волны — тем лучше. Если уходишь в глубокую оборону, то и защиты не жди. Мы это и увидели. Только через три недели беспрерывных бомбардировок Городецкого со стороны Соловьева за него заступился Карелин. До этого губернатора не защищал никто. А раз нет ответа, значит бодро и весело можно бить дальше. И, кроме того, у наблюдателей возникает ощущение, что нападающий-то прав. Молчит губернатор — значит, сказать нечего, оправдаться не может, нечем крыть. Конечно, Городецкий выбрал совершенно проигрышную стратегию. Попытка пересидеть, переждать в подобной ситуации — ошибка.

— Не вмешалась и прокуратура, которая не увидела криминала в словах шоумена.

— Интересно, что и федеральный центр никак не отреагировал. Его отношение к происходящему остается загадкой.

— Соловьев заявил, что Городецкий летал в Москву, чтобы проконсультироваться, как ему вести себя в этой ситуации. И, вроде как, там чиновнику сказали: если Соловьев лжет — подавай в суд.

— Надо отдать должное таланту великого провокатора Владимира Соловьева, который блестяще владеет всевозможными риторическими приемами для того, чтобы из мухи сделать слона, а если уж дело крупнее мухи, то можно пустить гигантскую медийную волну. И мы стали зрителями своеобразного увлекательного политического радиосериала с новыми фактами, аргументами и действующими лицами. Все по законам жанра.

— Интересно, что фамилия Юрченко в критике Соловьева ни разу не прозвучала. Казалось бы, экс-глава региона хорошо выписывается в схему «бандитский Новосибирск».

— Соловьев ориентируется на те материалы, которые получил, на тот заказ, который отрабатывает. Совершенно очевидно, что эта атака не против Юрченко и не против власти Новосибирска, ему интересен один конкретный человек, о нем он и говорит.

Интересно, что фамилия Юрченко в критике Соловьева ни разу не прозвучала.

«Это удар по репутации территории»

— Недавно прошла информация о том, что Иван Стариков готовится к новым губернаторским выборам в Новосибирской области, которые пройдут в следующем году. Вы видите, что этот медийный скандал может привести к смене регио­нальной власти?

— Очень сложно сказать, чем все закончится. Ровно потому, что ключевое лицо, принимающее решения в этом деле,— все-таки президент. Как он прореагирует на эту ситуацию, сказать сложно. Что выгоднее сейчас для страны, для президента — замять этот скандал или, наоборот, раздуть его, продемонстрировав успешную борьбу с коррупцией? Если удастся раздуть скандал, губернатора отстранят от должности, и тогда новые губернаторские выборы окажутся неизбежны. Если нет, то все спустят на тормозах.

— Что вы думаете по поводу настроений элит в этой ситуации? Можно ли ожидать какого-то перераспределения влияния между политическими силами в регионе?

— Вряд ли. На самом деле чехарда, неразбериха и противостояние, связанные с первым лицом региона, сегодня не выгодны в Новосибирской области никому. Это удар по репутации территории, угроза для получения федеральных трансфертов, реализации масштабных проектов и так далее. Никакой сильной фигуры, которая могла бы воспользоваться атакой на Городецкого в регионе, чтобы устроить радикальный передел, сейчас нет. Единственной сколько-нибудь реальной силой в области являются коммунисты, но их лидер Анатолий Локоть уже занял кресло мэра. Стариков таким человеком не является, он не в состоянии возглавить оппозиционную коалицию. Настоящих, реальных претендентов на кресло губернатора, которые бы имели достаточные финансовые, медийные, административные ресурсы, сейчас нет.

— Но если бы Старикова допустили до выборов, то протестное голосование, возможно, вынесло бы его на вершину регио­нальной власти…

— Протестное голосование составляет порядка 20 процентов от принимающих участие в выборах. Голосуют-то в основном пенсионеры, а люди старшего поколения — это электорат действующей власти.

— Считаете ли вы ошибкой власти, что Стариков не участвовал в выборах?

— Если бы Стариков участвовал, то явка определенно была бы выше. Сыграл «эффект Локтя» (коммунист Анатолий Локоть победил на выборах мэра ставленника действующей власти — и.о. мэраВладимира Знаткова— Ред.), власть решила перестраховаться. Но я сомневаюсь, что Стариков выиграл бы у Городецкого. Ну, пришло бы на 10 процентов больше избирателей, ну и что? Ну, получил бы Городецкий процент чуть ниже, и что? Это во многом сельские выборы. Для жителей области Городецкий — это человек, который сделал Новосибирск блестящим, столичным, расцвеченным огнями городом. Значит, умеет, может сделать лучше и жизнь в области. Жители города, да, от Городецкого устали, это они сталкивались с нечищеными дорогами и хамством чиновников, это им в большей степени свойственно протестное голосование.

«Это, несомненно, прецедент»

— Соловьев в радиоэфирах критиковал и команду Городецкого, например, Сергея Боярского. Пойдет ли Городецкий под таким давлением на кадровые перестановки?

— Его нынешняя позиция — отгородиться глухой стеной и делать вид, что ничего не происходит. Скорее всего, все члены команды останутся на свои местах. Мол, говорит Соловьев, и пускай — это его личное мнение.

— Насколько значим для регио­нальной политической системы фактор по­пулярности губернатора, его рейтинга?

— Это важно только в период подготовки и проведения выборов. Полгода назад я принимал участие в крупном социологическом исследовании отношения общества к муниципальным и регио­нальным властям. Оно показало, что люди погружены в свои проблемы, и то, что собой представляет губернатор, пользуется ли он доверием, их особо не интересует. В межвыборный период для стабильности регио­нального политического режима совершенно не важно, 15 процентов поддерживают губернатора, 30 процентов или 70. Гораздо важнее позиция регио­нальных элит и контрэлит.

— Поднятая Соловьевым медийная буря обсуждается только в Интернете, ни один из федеральных каналов не подхватил разоблачение популярного ведущего. Это ведь тоже о чем-то говорит?

— Это говорит о том, что ресурсы людей, которые стоят за Соловьевым, ограничены. Они могут использовать только эфир федерального радио. Три первые кнопки российского телевидения вне этой игры, они явно не заинтересованы в раздувании скандала. Свежеизбранный губернатор — коррупционер? Как это может работать на Кремль? Тем более сейчас, когда власть стремится демонстрировать единство с обществом перед лицом внешних вызовов и угроз.

— Можно ли назвать эту историю прецедентом?

— Я не припомню, чтобы поддержанный Кремлем губернатор через пару месяца после выборов подвергся бы такой интенсивной медийной атаке. Так что это, несомненно, прецедент.

— Но прошло ведь гладко. На Соловьева в суд никто не подал. Это может быть сигналом для других регионов — губернатора можно клевать.

— Каждый случай уникален. И положение Соловьева тоже уникально. Он хорошо понимает, что неприкосновенен, что бы он ни говорил — ему ничего за это не будет.

— Эта история продолжается почти месяц, похоже, интерес к конфликту начал угасать.

— Да, полагаю, происходит затухание общественного интереса к происходящему. Когда «все снова да потому» — это перестает быть интересным, у обывателя возникает желание переключиться на что-то другое. Поддерживать интерес можно, только если обвинения Соловьева выйдут на новый уровень или Городецкий сможет что-то реально противопоставить своему оппоненту.

— Остановить эту атаку могут только те, кто ее начал?

— Думаю, да. Это точно не уровень региона. Соловьев никак не зависит ни от кого из персон регио­нального уровня. Он легко устроил «крестовый поход» против двух сибирских губернаторов, так что может, если надо, продолжить это делать, а может и остановиться.

 — Заказчики этой атаки станут со временем известны?

— Мы никогда не узнаем их имена. Никто из них не заинтересован в том, чтобы объявиться публично.

— Прошла информация, что местное руководство ГТРК договорилась с федеральным ГТРК, чтобы Соловьев прекратил позорить Городецкого на всю страну. Что думаете по этому поводу? Действительно этот конфликт можно решить на таком уровне?

— Я читал о таких договоренностях. Результаты мы узнаем в ближайшее время. Но я не убежден, что договоренность, которая заставит Соловьева прекратить свою атаку на Городецкого, будет достигнута именно на уровне руководства федерального ГТРК. Если договорятся, то более серьезные персонажи, на уровне высших чиновников государственно-административного управления. Заказчик-то — не ГТРК.

 


Похожие статьи: