«Отсутствие сепаратизма в Сибири — явление удивительное»

26 августа 2015

«Отсутствие сепаратизма в Сибири — явление удивительное»

Для Сергея Шаргунова сибиряк — это персонаж книг Джека Лондона

Один из самых популярных молодых российских писателей Сергей Шаргунов — о стереотипе образа сибиряка, школьном сочинении и китайской угрозе

На минувшей неделе в Новосибирске прошла встреча с популярным писателем, главным редактором интернет-издания «Свободная пресса» Сергеем Шаргуновым, под названием «Новосибирск в фокусе». Московский гость, которого когда-то другой известный писатель Захар Прилепин охарактеризовал как главного демократа среди патриотов и главного патриота среди демократов, ответил на десятки вопросов самого широкого спектра тем — от политики до литературы.

Поскольку крупный писатель — это всегда человек, который лучше других умеет схватывать суть явлений, происходящих в обществе, «Эксперт-Сибирь» решил послушать оратора, узнать его мнение о настоящем и будущем России вообще и Сибири в частности. Это тем более интересно, поскольку Шаргунов вот уже пару-тройку лет — фигура медийная, буквально не сходит с экранов телевизоров, оказываясь участником самых разных околополитических программ и скандалов. Писатель согласился ответить и на вопросы «Эксперта-Сибирь». Мы проводим наиболее яркие высказывания Сергея Шаргунова, человека, как он сам о себе говорит, с активной гражданской позицией, «свободомыслящего патриота».

«Суровый человек»

— Говоря о Сибири, принято цитировать Михайло Васильевича [Ломоносова], но мы и без того понимаем, что России просто нет без Сибири. Сибирь — это не только великие ресурсы и огромные пространства. Прежде всего, это особые люди. Это люди с особым темпераментом, яркой пассионарностью, с волевыми качествами, с выносливостью, с целеустремленностью. По крайней мере, мое общение с новосибирцами — и со студентами, и с учеными, и с людьми с гуманитарного склада, и с людьми, которые занимаются обычной работой, — так или иначе создало такой собирательный образ, фоторобот новосибирца. И если вглядываться в этот фоторобот, то это где-то джеклондоновский персонаж, человек из рассказа «Белый клык». Новосибирец — иногда суровый человек, но одновременно и душевный, это человек, который настроен на то, чтобы брать препятствия. И, может быть, это связано с ощущением гулких пространств, бескрайних просторов, которые так или иначе кристаллизуются в каждом отдельно взятом человеке.

«Свободная пресса»

— Мы сейчас живем в то время, когда зачастую отдельно взятый человек сам становится СМИ. Очень часто, чтобы статью прочитали, на нее нужно дать ссылку в блогосфере — в «Твиттер», «Фейсбук», «ВКонтакте».

Есть ли в России возможность отдельно взятому журналисту на чем свет стоит костерить те или иные силы? Да, такая возможность есть. У меня есть такое подозрение, что очень многое в журналистике зависит от личной смелости автора, от готовности дать слово тем или другим. И я, и мои коллеги — люди патриотических убеждений, но на «Свободной прессе» всегда есть место и колумнистам, и журналистам, с мнением которых я не согласен. Например, журналист Олег Кашин, который пишет на наш сайт два раза в неделю. Если кто-то считает, что мой журналист неправ, он всегда может возразить, и мы это обязательно опубликуем. Да, почти по-вольтеровски: «Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать».

Что касается телевидения, то я бы реформировал многие наши телевизионные передачи. Честно говоря, мне не хватает не только острых и содержательных дискуссией, мне не хватает разговора об истории, о смысле России. По-прежнему перебор в дебильных развлекательных шоу и идиотических сериалах, когда на тебя наставлено дуло.

«Заинтересовать литературой»

— Образование — вопрос фундаментальный. К сожалению, уже очень много утрачено от первоклассного советского образования. Если что-то и нужно было реформировать в образовании, то, разумеется, не в ту сторону, в которую сегодня уже все угнано. Но тем не менее многое зависит от семьи, в которой растет ребенок. Мы понимаем, что наши дети растут среди гаджетов, игр, мультиков и фильмов, и все это они должны обсуждать между собой.

По-хорошему, нужно ограничивать просмотр детьми телевидения и пребывание в социальных сетях. Я стараюсь заинтересовать своего ребенка чтением. Считаю очень важным, когда ребенок растет в окружении книг. Стоит протянуть руку — и вот перед тобой Николай Васильевич [Гоголь], и чтобы заинтересовать сына книгой, я сначала пересказываю трэшевое остросюжетное приключение Хомы Брута и его чудесную встречу с Вием. Ребенка это будоражит, и у него возникает желание самому прочитать повесть.

Очень рад, что вернули школьное сочинение, так или иначе — это проявление человеческой личности. Но сколько уже упущено! Например, вычеркивание из литературной программы писателей, которые в какой-то момент оказались слишком лояльными к советской системе. Великий писатель Алексей Николаевич Толстой. Ну «Детство Никиты» чем помешало? Алексей Максимович Горький. Можно по разному относиться к его богатому наследию, но «Детство», «В людях» и «Мои университеты» — это пронзительная, кристально чистая и яркая трилогия, которая чудесно читается в юном возрасте. А Валентин Петрович Катаев, чью биографию я сейчас пишу для серии ЖЗЛ! Слава богу, что «Сын полка» снова замерцал, правда, уже как внеклассное чтение. Но ведь есть еще «Белеет парус одинокий»…

Мне кажется, что чиновники, государственные деятели должны проходить определенный тест на знание литературы и отечественной истории. Поскольку люди живут в мире идей, история и литература — это вещи основополагающие, формирующие личность гражданина страны.

«Читаю и левых, и правых»

— Россия — литературоцентричная страна, здесь высоко ценится слово. Россия — страна мечты, больших проектов, государство, которое нацелено на развитие, на общее дело. Без этого никак. Именно об этом большая русская литература. Русская литература — сочная гуща слов, метафор, красок, но одновременно большая русская литература — это литература смысла, поиска правильного обустройства жизни.

С удовольствием назову несколько имен, которые сегодня определяют русскую литературу. Есть писатели, которые не очень медийны, но достойны большого внимания. Например, Михаил Тарковский. Это человек, который предпочел столичной праздной жизни пребывание в тайге. Одна из его лучших повестей — «Енисей, отпусти». Став сибиряком, он пишет превосходную прозу, где есть и прозрачный русский язык, и серьезные русские характеры. Писатель Александр Терехов — чудесный стилист. Его исторический роман «Каменный мост» полон пиетета к истории. Он заходит под своды советской цивилизации, говорит негромко, прислушиваясь, как гулко разносится его голос. Это захватывающая, искрометная проза.

Но, разумеется, есть в России писатели более заметные, нашедшие широкого читателя. Например, пермяк Алексей Иванов. Особенно я люблю его современную прозу, связанную с нашей жизнью. Это и последний роман «Ненастье» — написан отменено. Безусловно, это и мой товарищ Захар Прилепин, от которого я жду в ближайшее время новой книги — сборника рассказов. Это и Роман Сенчин. Его последняя вещь — своего рода ремейк распутинского «Прощания с Матерой». Он написал большой роман, посвященный русским северным рекам. Это и Герман СадулаевМихаил Елизаров. Для меня литература много­гранна, все, что талантливо, только обогащает отечественную словесность. Я с равным удовольствием читаю и левых, и правых.

«Держать ухо востро»

— Китайская угроза — проблема в значительной степени надуманная. Если посмотреть, сколько китайцев за 10 лет получили российское гражданство, то их количество можно сосчитать по пальцам двух рук. Более того, приток китайского населения резко сократился по сравнению с девяностыми.

Как я в целом отношусь к сотрудничеству с Китаем? Дико положительно! Вообще, БРИКС — это надежда России в преодолении тех трудностей, с которыми мы сегодня столкнулись. Конечно, в отношении с Китаем нужно держать ухо востро, помнить о ядерном паритете. Но если говорить, что китайцы тихой сапой небольшими партизанскими отрядами по полтора миллиона человек пересекают наши границы, — это скорее из области анекдотов.

«Соль и сила»

— Отсутствие сепаратизма в Сибири — явление удивительное, учитывая наши географические просторы, удаленность регионов. Везде русские — это русские: и в европейском Калининграде, и в Москве, и в Новосибирске, и во Владивостоке. Повсюду наше исконное раздолбайство, но вместе с тем и наша открытость, взаимовыручка, волевые качества. И это обнадеживает. Сколь бы ни была истерта метафора, что как капельки ртути русские земли и русские люди обречены собираться вместе, но это действительно так. Больше того, если говорить о Северном Кавказе, то абсолютное большинство его жителей хотело бы и дальше оставаться в составе Российской Федерации: никто не хочет кровавого хаоса, все понимают, на какое дно нищеты они сразу рухнут.

Да, центростремительные силы в России значительнее, чем центробежные, но сказать, что так будет всегда, — самонадеянно. Можно вспомнить, что происходило на заре девяностых. Если страна оказывается без царя в голове, если происходит размагничивание страны, то может начаться стремительный распад территорий. Мы с этим сталкивались, и не раз. Поэтому то, что кажется прочным, может в одночасье потерять соль и силу. Просто однажды кто-то за Уралом кинет клич: «Сибирь — наша земля, и богатства ее тоже наши! Почему мы должны с кем-то делиться?»

«Свежий ветер»

— Мне бы хотелось изменения нашей элиты, чтобы она впустила свежий ветер в протухшие коридоры власти. Если же она замкнется в себе, если это будет круговая порука, если разного рода чиновники будут ставить своих детей на ключевые позиции, если и дальше будет нарастать отчуждение между элитой и обществом, то, несмотря на отдельные достижения нашей страны, нам не избежать катастрофы. Если государство становится немодным и отсталым, у его властей нет будущего. Самое главное оружие в решении проблем — это открытость и инициативность, чего, собственно, не было в советском государстве. А то, что во власти должны быть лучшие, самые талантливые и дееспособные люди, для меня очевидно. Государство — это не проходной двор.

 


Похожие статьи: