Бензиновое бремя

24 декабря 2015

Бензиновое бремя

Стремительный рост цен на бензин в сибирских регионах продолжится, уверены эксперты.

Стремительный рост цен на бензин в сибирских регионах продолжится, уверены эксперты. Виной тому отсутствие реальной конкуренции на топливном рынке и диктат цен со стороны вертикально-интегрированных нефтяных компаний (ВИНК)

Лето 2015 года запомнится сибирским автомобилистам чуть ли не каждодневной сменой ценников на стелах АЗС. Всего за три месяца стоимость самого ходового бензина — АИ-92 — на новосибирских АЗС выросла на 7,5%, не менее впечатляющую динамику показал и АИ-98 (см. таблицу). С незначительными погрешностями ситуация характерна для всех регионов Сибирского федерального округа (СФО). У явления несколько причин, среди которых, конечно же, обесценивание руб­ля, зависимость отрасли от импортного оборудования, рост тарифов. Однако главная проблема, по мнению экспертов и продавцов нефтепродуктов, не в сложностях исторического момента, который переживает российская экономика, а в «ненормальных» правилах игры на внутреннем топливном рынке. Ситуация складывается так, что в последние пять–семь лет доля ВИНК в опте и рознице в Сибири неуклонно растет, а число частных АЗС — стремительно сокращается. Они просто не выдерживают конкуренции с «Газпром нефтью» и «Роснефтью», в чьих руках вся производственная цепочка — от скважины до заправочного пистолета.

Как на дрожжах

Наряду с захватывающим дух падением курса руб­ля по отношению к доллару и евро, взвинчивание цен на бензин в городах и весях страны стало одной из самых обсуждаемых тем этого лета. Давно же замечено: удорожание автомобильного топлива влечет за собой пересмотр цен на товары и услуги большинства отраслей народного хозяйства. Правда, обывателю невдомек, почему в стране, которая является одним из лидеров по добыче нефти, бензин постоянно дорожает, тем более что мировые цены на нефть упали до 47–48 долларов за баррель и продолжают стремиться вниз.

Каждый месяц лета-2015 бензин на автозаправках в Сибири дорожал в среднем на 2–2,5%. Если в середине мая марка АИ-92 в Барнауле стоила 29,5 руб­ля за литр, а АИ-95 — 32,25 руб­ля (это были самые низкие цены на автомобильное топливо в стране), то сегодня это 32 и 34,8 руб­ля — соответственно. В Иркутске июнь начинался со стоимостью 92-го бензина в 33,5 руб­ля, а 95-го — 35,6 руб­ля, сейчас это уже — 36,1 руб­ля и 38 руб­лей. По многолетней статистике, автомобильное топливо в Приангарье — одно из самых дорогих в Сибири, только за последнюю неделю его цена выросла на 60 копеек. Дороже бензин только в Кызыле и Чите (37,76 руб­ля за АИ-92). Самое же дешевое топливо продается в Кемерове — 31,8 руб­ля за литр 92-го. Несмотря на прописку в Омске крупнейшего в стране НПЗ, на городских АЗС литр бензина марки АИ-92 сегодня стоит 32 руб­ля, что только на 40 копеек дешевле, чем в Новосибирске. В Красноярске, который находится всего в 170 км от Ачинского НПЗ, цены каждую неделю бьют рекорды: АИ-92 — 34,5 руб­ля, АИ-95 — 36,6 руб­ля, АИ-98 — 39,3 руб­ля — это на рубль дороже, чем в Новосибирске. По словам президента Ассоциации независимых нефтетрейдеров «Сибирь — ГСМ» (объединяет шесть компаний Новосибирска и Бердска) Юлии Золотовской такого резкого и неоднократного повышения цен на бензин сибирский топливный рынок не переживал с 2010 года.

По словам президента Ассоциации независимых нефтетрейдеров «Сибирь — ГСМ» (объединяет шесть компаний Новосибирска и Бердска) Юлии Золотовской такого резкого и неоднократного повышения цен на бензин сибирский топливный рынок не переживал с 2010 года.

Рассмотрим основные факторы, которые влияют на этот процесс.

Благодатный Запад

Первый фактор напрашивается сам собой. Раз ВИНК зависимы от импортного оборудования, а их сбытовая политика в том числе ориентирована на экспорт, то санкции (под них, например, попали дочерние компании «Роснефти»), ослаб­ление руб­ля и инфляция неизбежно сказываются на их экономике. «Нефтетрейдеры привыкли получать выручку в валюте, поэтому, как только доллар скакнул, они тут же повысили оптовые и розничные цены. Свою ценовую политику они объясняют и тем, что в нефтегазовом секторе велика доля импортного оборудования, многие расходные материалы покупаются на Западе. Затраты возросли — цена пошла вверх», — делится своим мнением о ситуации на бензиновом рынке председатель совета директоров НПФ «Сибирский сберегательный», в прошлом известный новосибирский банкир Александр Лубенец.

Второй фактор: продавать бензин на Запад ВИНК побуждает и так называемый «налоговый маневр», который действует в стране с начала 2015 года. Этот инструмент для стимулирования увеличения глубины переработки нефти на НПЗ предусматривает снижение экспортных пошлин на бензин, дизельное топливо и другие светлые нефтепродукты при росте ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортной пошлины на мазут. В рамках «налогового маневра» ставка НДПИ на нефть и газовый конденсат увеличилась с 530 до 775 руб­лей за тонну, ожидается, что в 2016 году она достигнет 856 руб­лей, а в 2017 — 918 руб­лей. Вообще же доля прямых и косвенных налогов в стоимости бензина на АЗС достигает 60–65%, в то время как собственно нефти — только 10%, указывают эксперты.

«Безусловно, текущий рост цен на бензин связан с повышенной ставкой на НДПИ. Когда это снижение экспортных пошлин способствовало наполнению внутреннего рынка? Да никогда», — восклицает Юлия Золотовская. По ее словам, многим производителям нефтепродуктов сейчас гораздо выгоднее экспортировать топливо, чем продавать его на внутреннем рынке. В Европе бензин стоит минимум вдвое дороже, чем в России. «Свою ориентацию на экспорт ВИНК объясняют просто: у нас многолетние контракты с иностранными партнерами, мы не можем вдруг в одностороннем порядке пересмотреть эти договоренности», — делится мотивацией нефтепроизводителей Юлия Золотовская.

Впрочем, не в восторге от налога и сами нефтяники. По мнению главы «Роснефти» Игоря Сечина, «маневр» губительным образом сказывается на нефтяной отрасли, так как ведет к падению доходности предприятий. Если федеральная власть не пересмотрит налоговую политику, Россия столкнется с дефицитом бензина на внутреннем рынке до 5 млн тонн в год уже к 2017 году, предупреждает топ-менеджер. Для сравнения в первом полугодии 2015 года НПЗ страны произвели 19,3 млн тонн бензина.

Дефицит бензина в Сибири эксперты и участники рынка АЗС фиксируют уже сегодня.

Под завязку

«Спрос на нефтепродукты в Сибири растет с темпами, превышающими их производство. То есть летом АЗС действительно испытывают нехватку бензина. Особенно проблема обостряется в период ремонтов на НПЗ. Заводы в Омске и Ачинске уже объявили о планах модернизации своих мощностей грядущей осенью. Также стоит вопрос по реконструкции Ангарского предприятия», — отмечает Юлия Золотовская. «Дефицит топлива может возникнуть на ровном месте из-за сбоев в поставке бензина по железной дороге. Мы с этим сталкивались не раз. Приходилось в Омск отправлять собственные бензовозы. Ситуация безвыходная, в Новосибирске нет резерва топлива», — вторит коллеге председатель совета директоров новосибирской сети АЗС «Синтез» Геннадий Панкеев.

ВИНК жесткие требования к рентабельности: если АЗС продает в сутки меньше 10 тыс. литров, ее закрывают Фото: Михаил Кичанов

Проблеме создания в регионах Западной Сибири оперативного топливного резерва на случай ограничения или прекращения поставок бензина «Газпром нефтью» и «Роснефтью» было посвящено отдельное совещание, которое в начале августа прошло в Новосибирске. В обсуж­дении проблемы приняли участие представители ФАС России, компании «Газпром нефть», Российского топливного союза и розничных сетей АЗС. По мнению руководителя управления контроля ТЭК ФАС России Дмитрия Махонина, именно ВИНК должны формировать необходимый запас топлива, причем за свой счет. Вопрос этот должен быть решен до начала ремонтных работ, подчеркнул чиновник.

То, что резерв необходим, у экспертов не вызывает сомнений. «Создание резерва нефтепродуктов — логичный шаг повышения топливной безопасности Сибири и страхования рисков на случай возникновения дисбалансов на рынке, вызванных сезонными факторами, плановыми ремонтами НПЗ. Сейчас анализируется конфигурация проекта, определяются объемы топлива для резервного фонда», — говорит руководитель проектов практики «Инфраструктура» Консалтинговой группы «НЭО Центр» Михаил Товмасян. Однако как эта инициатива будет реализована на практике — большой вопрос. Например, в Новосибирской области у «Газпром нефти» четыре нефтебазы суммарной производительностью чуть больше 1 млн тонн в год — «Новосибирская», «Сокурская», «Евсинская» и «Коченевская». И, как рассказал «Эксперту-Сибирь» генеральный директор «Газпромнефти-Терминал» Павел Полищук, у ВИНК нет планов строительства в этом регионе новых нефтебаз. Более того, совсем недавно компания вывела из эксплуатации «Каргатскую нефтебазу», чья экономика не отличалась эффективностью. По данным Ассоциации независимых нефтетрейдеров «Сибирь–ГСМ», в 2014 году компания «Газпром нефть» закрыла в Сибири не менее трех нефтебаз.

«Развитие нефтегазового комплекса всегда следует за развитием АЗС. Новосибирск для нас — опорный регион, но мы пока не видим необходимости в строительстве здесь новых баз. Мы и без того хорошо представлены на этой территории. В планах только реконструкция «Сокурской нефтебазы», на которую бензин поставляется по нефтепроводу. И то эта перспектива не ранее 2018 года», — отметил Павел Полищук. Ближайшие же инвестиционные планы ВИНК — глубокая модернизация всех четырех баз в Кузбассе, а также «Барнаульской нефтебазы» в Алтайском крае. На эти работы «Газпром нефть» отводит 5–7 лет.

В то же время производство на Омском НПЗ неуклонно растет. В 2014 году предприятие сохранило первенство по объемам выпуска нефтепродуктов в России, переработав 21,3 млн тонн нефтяного сырья, что на 5,2% больше, чем в 2013 году. Это на грани физических возможностей НПЗ, установленная мощность переработчика — 21,4 млн тонн при глубине переработки — 93%. При этом доля омского завода на российском рынке нефтепереработки всего 7,4%. Впрочем, в своей истории Омский НПЗ достигал показателя переработки в 29 млн тонн, правда, было это 35 лет назад, когда требования к топливу были куда мягче, чем сейчас. После завершения в конце года реконструкции установки глубокой переработки мазута Омский НПЗ сможет полностью перейти на выпуск бензинов класса «Евро-5». Пока этому экологическому классу соответствует только выпускаемое на НПЗ дизельные топливо.

Ситуация на новосибирском рынке хранения горюче-смазочных материалов усугубляется недавно начавшимся банкротством нефтебазы «Красный Яр» (объем резервуарного парка — 135 тыс. кубометров), принадлежащей УК «Сибтрубопроводстрой». «В условиях отсутствия необходимых емкостей для создания регио­нального резерва нефтепродуктов можно было бы воспользоваться мощностями нефтебазы «Красный яр». Тем более что с резервуарами там полный порядок. Но сейчас, конечно, никто не рискнет привести туда продукт», — считает Юлия Золотовская.

Не менее сложная ситуация с наличием свободных мощностей для хранения ГСМ и в Алтайском крае. Как рассказал «Эксперту-Сибирь» председатель Алтайского топливного союза, депутат краевого Заксобрания Юрий Матвейко, самый большой парк емкостей в регионе у компании «Роснефть». «До недавнего времени у «Роснефти» было 18 нефтебаз, сегодня — порядка семи–восьми. Всего же в крае около 40 хранилищ нефтепродуктов. Даже если мы все их зальем под завязку топливом, то при существующем потреблении бензина, этого объема региону хватит не более чем на 10 дней. Для нормальной жизнедеятельности края существующих резервных мощностей недостаточно», — констатирует эксперт. По его данным, ежегодно Алтайскому краю требуется порядка 900 тыс. тонн нефтепродуктов.

Как рассказал «Эксперту-Сибирь» председатель Алтайского топливного союза, депутат краевого Заксобрания Юрий Матвейко, самый большой парк емкостей в регионе у компании «Роснефть».

Рынок оптовика

Третий, а по мнению ряда экспертов — главный, фактор, влияющий на рост цен на бензиновом рынке страны, — это монополизация отрасли. Причем, относится это как к опту, так и к рознице.

По сути, весь оптовый рынок нефтепродуктов Сибири поделен между двумя ВИНК. Западная Сибирь — преимущественно заправляется бензином с Омского НПЗ («Газпром нефть»), Восточная — с Ачинского и Ангарского НПЗ («Роснефть»). Именно эти госкомпании определяют, сколько должен стоить бензин на сибирских нефтебазах. И цена эта, как ни странно, последние три месяца росла вдвое быстрее, чем стоимость литра на АЗС (см. таблицу). Так, тонна бензина АИ-92 на нефтебазе «Газпром нефть» с начала лета выросла на 14,4% (+6,1 тыс. руб­лей), АИ-95 — на 10% (+4,1 тыс. руб­лей), АИ-98 — 15,1% (+7,2 тыс. руб­лей). Похожая динамика зафиксирована и в Алтайском крае. Если тонна АИ-92 на нефтебазе «Газпром нефти» в мае стоила 34,3 тыс. руб­лей за тонну, а АИ-95 — 35,9 тыс. руб­лей, то сейчас это 42,6 тыс. руб­лей и 43,7 тыс. руб­лей соответственно.

«Оптовая и розничная цена на сибирском рынке сейчас практически сравнялись, а учитывая операционные расходы АЗС, которые составляют порядка 2,5 руб­лей на каждый литр проданного бензина, экономика независимых нефтетрейдеров ушла в минус», — отмечает Юрий Матвейко.

«У новосибирских владельцев АЗС практически нет выбора, где покупать продукт. Только у ВИНК, — говорит Юлия Золотовская. — Теоретически независимые сибирские ритейлеры могут закупать автомобильное топливо на бирже, но на практике это крайне редко удается сделать. Поскольку ВИНК, как владельцы сетей АЗС, сдерживают розничные цены, и в СФО сегодня самая низкая стоимость бензина в стране, предложение на бирже с учетом затрат на логистику оказывается выше нашего рынка. Исключения бывают только зимой и весной, когда спрос на бензин снижается, и АЗС удается выходить в прибыль». Сейчас, по ее данным, литр бензина на бирже стоит на три–четыре руб­ля дороже, чем если его покупать на Омском НПЗ.

Впрочем, монополия на бензиновом рынке возмущает не только независимых трейдеров, но и регио­нальную власть. «Нефтепереработчики залезают в карман к населению, тем самым компенсируя свои потери от колебаний курса валют и роста цен на мировом рынке. Сегодня мы не знаем, что составляет цену бензина. Пока получается, что нефтепереработчики берут ее с потолка, когда хотят компенсировать свои потери», — поделился своим видением проблемы врио губернатора Кемеровской области Аман Тулеев.

Не хуже, чем в Европе

Какую именно долю розничного рынка ГСМ в сибирских регионах занимают ВИНК, независимые нефтетрейдеры доподлинно не знают, в открытом доступе таких цифр нет. Есть только экспертное ощущение. «Однозначно, доля рынка «Газпром нефти» в Новосибирске выше 35%, то есть того порогового значения, когда возможно применение закона «О защите конкуренции». По ощущениям нашей ассоциации, она больше и 50%. Думаю, в районе 55%. Мы видим, что объем потребления бензина растет, а продажи независимых нефтрейдеров год от года падают. Если где-то убыло, значит, где-то прибыло. И прибыло у «Газпром нефти», — считает Юлия Золотовская.

По данным Ассоциации независимых нефтетрейдеров «Сибирь — ГСМ», из порядка 330 АЗС в Новосибирской области, «Газпром нефти» принадлежат 120 комплексов. Примерно половина из них — в Новосибирске. Притом, что «Газпром нефть» владеет только третью всех АЗС региона, экономическая эффективность розничного бизнеса ВИНК в разы превышает показатели независимых ритейлеров.

«Если частная АЗС продает три тысячи литров бензина в сутки, то она вполне может сводить концы с концами. У ВИНК требования к экономике совершенно другие. Если АЗС продает меньше 10 тысяч литров, она считается нерентабельной, ее продают или сдают в аренду под шиномонтажку. За последний год «Роснефть» закрыла в Алтайском крае порядка восьми АЗС» — рассказывает Юрий Матвейко.

Несмотря на значительную долю рынка, ВИНК продолжают наращивать свое преимущество в регионах. Как рассказал «Эксперту-Сибирь» руководитель сети АЗС «Газпромнефть» в Сибири, генеральный директор «Газпромнефть-Новосибирск» Андрей Шимкив, общий объем инвестиций сети в регионы СФО в 2015 году составит порядка 1 млрд руб­лей. До конца года компания планирует построить и модернизировать семь объектов: пять новых АЗС появятся в Новосибирской области и Красноярском крае, два заправочных комплекса реконструируют в Омской области.

АЗС «Газпромнефть» сейчас в тренде, уверен Андрей Шимкив

«Сегодня на территории Сибирского федерального округа сеть АЗС «Газпром­нефть» состоит из 387 станций, из которых 336 собственные и 43 — арендованные. В планах компании — развитие в Красноярске и Барнауле, где пока мы не так хорошо представлены, как в Новосибирске или в Омске, — рассказывает Андрей Шимкив. — Одним из направлений перспективного развития сети АЗС станет строительство станций для транзитного транспорта на выезде из регио­нальных сибирских центров. Совсем недавно подобную станцию мы построили и открыли в Бердске (Новосибирская область). Ее отличительная особенность — стоянка на 50 фур, широкое предложение дополнительного сервиса, включая прачечную и охрану. Водитель фуры может спокойно отдохнуть, не боясь за сохранность грузов, которые перевозит».

По словам Шимкива, последние несколько лет реализация сети АЗС «Газпромнефть» в среднем росла на 7–10% в год. Наибольший прирост в выручке компании от продажи сопутствующих товаров и услуг зафиксирован в сегменте кафе. «Кафе для нас — это не только дополнительное предложение для клиентов, повышающее их лояльность к АЗС сети, но и настоящий бизнес. Здесь мы ничем не отличаемся от стран Европы и Америки, где продажа сопутствующих товаров приносит владельцам АЗС доход больший, чем от продажи бензина. Поэтому мы в тренде», — констатирует сибирский глава сети АЗС «Газпром­нефть».

«Имея хорошую прибыль на опте, ВИНК могут себе позволить вкладывать десятки миллионов в развитие. Независимые участники рынка уже давно забыли о развитии, все их мысли о том, как покрыть сезонные убытки и рассчитаться с банками по кредитам. Это уже давно низкодоходный бизнес», — с грустью замечает Юлия Золотовская.

Тренд на франшизу

Относительно новой тенденцией на сибирском розничном рынке нефтепродуктов стала конкуренция между ВИНК в отдельно взятых регионах. Например, еще несколько лет назад «Газпром нефть» была единственной ВИНК в Новосибирской области. Сейчас это уже не совсем так. В конце 2012 года развивать сеть АЗС в городе начала «Роснефть», построив с нуля заправки в Черепаново и Коченевском районе. «Сейчас у «Роснефти» в регионе три станции: одна — в Новосибирске, две — в области. Я думаю, приход «Роснефти» стал результатом договоренности между нефтяной компанией и регио­нальным правительством, которое заинтересовано в расширении предложения на оптовом рынке нефтепродуктов. Однако поставок с «Ачинского НПЗ» в Новосибирск до сих пор нет. Парадокс, но эта сеть АЗС покупает бензин на бирже. Поэтому тот эффект, на который рассчитывало правительство области, увы, не достигнут», — подчеркивает Юлия Золотовская.

Куда более серьезная конкуренция между ВИНК в Алтайском крае, где «Роснефти» принадлежит сеть из порядка 80 АЗС, а «Газпром нефти» — чуть больше 30 комплексов. Банкротство и уход с рынка частных АЗС открывают перед ВИНК хорошие шансы для развития. По данным Алтайского топливного союза, за четыре последних года количество АЗС в крае уменьшилось с 549 до 510. «Еще более 100 заправок находятся в процедуре банкротства, мы их тоже в скором времени можем не увидеть на рынке. Они просто не выдерживают конкуренции с «Роснефтью» и «Газпром нефтью», — замечает Юрий Матвейко. Причем закрытие частных АЗС далеко не всегда сопровождается приходом на их место ВИНК: «Ведь они тоже очень хорошо считают экономику. Они прекрасно развиваются в Барнауле, Бийске, Белокурихе, но в тех же Шипуновском или Шелаболихинском районах их нет, там нет такой прокачки, чтобы окупить вложения в заправочный комплекс стоимостью 80–100 миллионов руб­лей. Их задача — убить розницу в городах, райцентры им безразличны», — убежден Матвейко. Впрочем, по данным эксперта, экономика розничных сетей ВИНК также оставляет желать лучшего: в 2011 году убытки компании «Роснефть-Алтайнефтепродукт» составили 455 млн руб­лей, в 2013 году — 54,5 млн руб­лей, в 2014 году — 250 млн руб­лей.

Но если раньше ВИНК не только строили собственные АЗС, но и покупали сети конкурентов, то с недавнего времени их стратегия развития претерпела серьезные изменения. Теперь им интересно продавать франшизу и брать в аренду АЗС конкурентов. «Те, кто еще несколько лет назад успел продаться одной из ВИНК, считают, что события для них развивались наилучшим образом. Те же, кто отказался это сделать, сегодня сильно об этом жалеют. Рады бы сегодня продаться, но никто не покупает. «Газпром нефть» больше ничего не планирует покупать в Новосибирской области, да и «Роснефть» пока рассматривает вариант развития по франшизе», — делится знанием политики экспансии ВИНК Юлия Золотовская, по мнению которой Новосибирск перенасыщен АЗС.

Право низкой цены

Эксперты и участники рынка уверены: при существующих правилах игры на оптовом и розничном рынках нефтепродуктов еще несколько недель цена бензина продолжит ползти вверх. По прогнозам Юрия Матвейко, на оптовом рынке тонна АИ-92 вырастит на тысячу руб­лей — до 43,5 тысяч, что, конечно же, отразится на ценниках АЗС.

В условиях отсутствия в Сибири топливного резерва, ремонты на Омском НПЗ ставят под угрозу стабильное обеспечение западно-сибирских регионов автомобильным топливом Фото: Михаил Кичанов

Также эксперты прогнозируют рост некачественного бензина на рынке. «В России работает большое количество мини-НПЗ, которые производят продукты первичной переработки нефти. Их товар отличается низким качеством. Недобросовестные продавцы топлива покупают эти продукты, повышают октановое число разными присадками на собственных нефтебазах и затем продают на мелких АЗС, — рассказывает Михаил Товмасян из консалтинговой группы «НЭО Центр». — Важен тот факт, что продукты первичной переработки, которые покупаются на НПЗ, как правило, не облагаются акцизами. Поэтому мелкие АЗС могут продавать топливо по заниженным ценам».

Сколько именно некачественного топлива на рынке сибирских регионов — точных данных нет. По мнению Юрия Матвейко, в Алтайском крае доля суррогата от 20–25%. «Это серьезная проблема, которая бросает тень на частные АЗС. Конечно, далеко не все грешат торговлей некачественным продуктом, но таких продавцов немало. Недавно мы провели мониторинг цен на заправках края и увидели, что более 100 АЗС торгуют бензином АИ-92 по цене 28,5–29 руб­лей за литр. Это притом, что заводская цена — 31,5 руб­лей! А где можно купить дешевле, чем на заводе? Только на плохом заводе», — замечает эксперт.

Существенные перемены на рынке производства и продажи нефтепродуктов участники рынка связывают только с демонополизацией отрасли, чего, впрочем, в России не предвидится. «В мире уже давно придумали, как этот рынок должен работать. Там добыча, переработка и торговля — отдельные конкурентные бизнесы. Этот рынок жестко контролируется, мелких производителей бензина на него не пускают, потому что они не могут обеспечить стабильное высокое качество топлива. У нас же этот бизнес строится по принципу вертикали от добычи до заправки, контролировать и ограничивать его участников очень сложно. Да, он проще и понятнее, но несправедливее. Его участники — ВИНК — умеют прекрасно договариваться друг с другом», — отмечает Александр Лубенец.

Динамика оптовых и розничных цен на ГСМ в Новосибирске

Динамика оптовых и розничных цен на ГСМ в Новосибирске

 


Похожие статьи: