Котельная альтернатива

25 января 2016

Котельная альтернатива

Партнер проекта: 

Котельная альтернатива

Переход теплоэнергетики на метод альтернативной котельной сохранит баланс между бизнес-потребностями теплоснабжающих организаций и возможностями потребителей, обеспечив стабильный приток инвестиций в отрасль.

В конце декабря 2015 года в интервью газете «Коммерсант» министр энергетики РФ Александр Новак заявил, что есть вероятность принятия закона о внедрении метода альтернативной котельной до конца 2016 года, с перспективой появления к 2017 году «пилотных проектов в регионах, заинтересованных в развитии собственного теплоснабжения, которые при желании смогут принимать тарифные решения, отличные от социально-экономического прогноза». 

Идея перехода на метод альтернативной котельной как элемента реформы тепловой энергетики, обсуждается профессио­нальным энергетическим сообществом уже не один год. По сути, фундаментом для реформирования российской теплоэнергетики стал федеральный закон «О теплоснабжении», вступивший в силу в 2010 году. Но из-за опасения роста тарифов новая модель рынка тепла в России до сих пор не принята, хотя дорожная карта реформы теплоснабжения предусматривала принятие закона о либерализации цен на тепло в I квартале 2015 года. Сейчас правительство рассматривает сценарии, при которых метод альтернативной котельной будет как в качестве единственного способа регулирования рынка теплоэнергетики, так и одного из вариантов.

Как правило, под альтернативной котельной энергетики понимает объект мощностью в пределах 25–50 Гкал/ч. Это локальный источник теплоснабжения, которым потребители (ЖКХ, мелкие потребители) могут заменить сторонние теплоснабжающие организации. Тариф альтернативной котельной определяется как наименьшая цена на тепловую энергию у потребителя, при которой окупается проект строительства новой котельной, не зависимой от централизованных источников.

Новая модель предполагает появление в крупных городах единой теплоснабжающей организации (ЕТО), отвечающей за всю цепочку доставки тепла потребителю. Утверждаются единые правила и метод определения предельной цены: от подхода «от затрат» к подходу «сколько на самом деле стоит». Фиксируемая для ЕТО предельная цена на тепло определяется по принципу альтернативной котельной. Цель реформы — привлечь инвесторов в сферу, где износ оборудования и сетей достигает 80%, потребители уходят от центральной системы теплоснабжения на собственную генерацию.

Справедливый тариф

«Метод альтернативной котельной достаточно простой и понятный. По расчетам экспертов, он не повлечет за собой слишком резкого роста тарифов, которого все так боятся», — говорит директор дивизиона «Тепло» ООО «Сибирская генерирующая компания» (СГК) Игорь Максимов.

Если сегодня ценообразование строится исходя из затрат на производство и доставку теплоносителя, когда действует принцип «чем больше компания потратила денег в этом году, тем легче ей нарастить тариф на следующий» и за последние 10 лет энерготариф вырос более чем на 250%, то при внедрении метода альтернативной котельной во главу угла ставятся интересы потребителя. Расчет стоимости перехода потребителя на собственный источник теплоснабжения с учетом возврата кредита на строительство и эксплуатацию котельной позволяет определить потолок предельного уровня цены тепла, выше которой нельзя найти потребителя. При такой модели каждый поставщик ресурса определяет свою цену, но не выше значения альтернативной котельной. Предлагаемый метод позволяет скорректировать тарифы в каждом из регионов страны. Где стоимость тепла окажется выше уровня альтернативной котельной, она замораживается и не поднимается до тех пор, пока естественная инфляция не приблизится к этому потолку. А где ниже — растет в течение переходного периода, рассчитанного на несколько лет. В этом случае цена будет определяться по согласованию с местными властями.

По словам участников рынка теплогенерации, в Сибири есть регионы, где тарифы выше уровня альтернативной котельной, а значит, переход на новый метод позволит там заморозить тариф. «Внедрение новой модели в первую очередь обеспечит стабильный денежный поток в отрасли и тем самым позволит решить проблему ее длительного недофинансирования и, как следствие, со временем улучшить состояние системы. Она создаст простые и понятные правила игры. А также, в итоге, внедрение метода должно исключить с рынка неэффективные и дорогие теплоисточники, а тех, кто останется, стимулировать к постоянному повышению внутренней эффективности», — уверен Игорь Максимов.

Эксперт указывает на то, что существующая на данный момент система тарифообразования «затраты плюс» провоцирует лишь увеличение издержек, так как наибольший тариф получают те, кто больше тратит. «В такой ситуации котельные с более высокими тарифами вытесняют с рынка высокоэффективные ТЭЦ. Использование же метода альтернативной котельной как раз могло бы устранить данный перекос и обеспечить более справедливые условия для когенерации. Единые правила определения цены для всех участников рынка, во-первых, будут способствовать повышению внутренней эффективности теплоснабжающих организаций, а во-вторых, — стимулировать их вкладывать средства в развитие и улучшение системы теплоснабжения».

«В чистом виде метод альтернативной котельной очень хорош. Условия игры для любого инвестора и потребителя прозрачны и понятны на достаточно длительный период вперед. Поскольку фиксируются правила игры, то работать в этой сфере всем сторонам становится более понятно и прогнозируемо, — комментирует заместитель генерального директора по сбыту, член правления ПАО ТГК-14 Юрий Дорфман. — Сегодня же сфера теплогенерации зарегулирована настолько, что никто не может сделать шаг ни вправо, ни влево, но самая большая проблема, что правила игры меняются каждый день, новые постановления выходят буквально каждый месяц. Какую-либо долгосрочную стратегию сегодня строить невозможно, а без планирования нормальной работы нельзя выстраивать нормальный бизнес».

При безусловной поддержке идеи реформирования теплоэнергетики у сибирских участников рынка остается немало вопросов к тому, как на практике будет реализован метод альтернативной котельной. «В сложившейся экономической ситуации это, по сути, единственный способ сохранить инвестиции в создание новой теплогенерации на фоне тотального износа большинства ТЭЦ, построенных в советский период. Вместе с тем, модель требует детальной проработки. Так, непонятно, каким образом регио­нальные власти станут регулировать рынок и насколько это регулирование окажется долгосрочным. Неясно, как будет учитываться вес поправочных коэффициентов для комбинированной выработки по отношению к альтернативным котельным. Также неизвестно, насколько корректно метод альтернативной котельной учтет особенности условий работы теплоснабжающих организаций», — перечисляет «темные места» в реформе генеральный директор ООО «Первая Энергетическая Компания» (ПЭК — учредитель ООО «ИДК», управляющего Рубцовской ТЭЦ, которая обеспечивает 62% потребностей Рубцовска в тепле и горячей воде) Павел Грачев.

Очевидно одно — реализация политики альтернативной котельной позволит привлечь в отрасль инвестиции.

Привлекательность повысится

«Переход на метод альтернативной котельной — сегодня единственная возможность привлечения инвестиций в теплоснабжение, которое в них так остро нуждается», — считает директор дивизиона «Тепло» ООО «Сибирская генерирующая компания» (СГК) Игорь Максимов.

В настоящее время основным источником финансирования в энергетической отрасли являются тарифы на тепловую энергию, которые, по словам участников рынка, из года в год жестко сдерживаются государством, а потому не покрывают даже необходимых затрат. «Для привлечения инвесторов необходимо два условия. Первое — прозрачность средств и оценки эффективности их вложения. То есть, если инвестор будет понимать, что при инвестировании он гарантированно вернет свои вложения, без дополнительных вводных от тарифных регулирующих органов, он с большей вероятностью примет участие в проекте. Сегодня же складывается такая картина: если инвестор привлекает деньги в теплоэнергетику, в энергосбережение, то весь эффект, который от этого получается, региональная служба тарифов может использовать не для того, чтобы обеспечить ему возврат средств, а исключительно для того, чтобы снизить или не допустить рост тарифа по региону. Механизм возврата инвестиций должен быть обязательно закреплен каким-то законодательным документом», — убежден Юрий Дорфман.

По мнению Игоря Максимова, реализация концепции «альтернативной котельной» такие гарантии инвестору дает. «Законодательное закрепление принципов тарифообразования по данному методу дало бы возможность потенциальным инвесторам просчитать, сколько средств и за какой период они смогут получить на определенной территории, а значит, и планировать долгосрочные вложения», — объясняет Игорь Максимов. Чрезвычайно важным для потенциальных инвесторов, по его словам, является и утверждение схем теплоснабжения, которые обозначают перспективные направления развития городской энергетики и помогают наиболее точно определить объекты модернизации и строительства.

Вторым обязательным условием для притока инвестиций в отрасль, по мнению топ-менеджера ПАО ТГК-14, должна стать «большая информированность об этой сфере». Эксперт сетует на то, что к предприятиям теплоэнергетики у многих россиян сложилось негативное отношение. «В результате любой инвестор при вложении денег в тепловую генерацию сталкивается не только с финансовыми проблемами, но и негативным отношением ко всем своим предложениям со стороны социума. Здесь уже задача и СМИ, и руководства регионов, городов, муниципалитетов вести разъяснительную работу о важности, необходимости всех подобных мероприятий, инвестирования и так далее. Мне кажется, что при соблюдении двух этих условий инвестиционная привлекательность данной сферы повысится», — говорит Юрий Дорфман.

Павел Грачев предлагает для повышения инвестиционной привлекательности теплоснабжающих организаций «исключить из регулирования такие неэкономические понятия, как предельный индекс изменения платы граждан».

Лучше, когда одна

По мнению Игоря Максимова, утверждение единой теплоснабжающей организации, как того требует реализация стратегии альтернативной котельной, создает реальную конкуренцию между тепло­источниками: «Получая единый предельный тариф, теплоснабжающая организация будет закупать ресурс у тех, кто производит тепло дешевле. Дорогие производители, которым невыгодно продавать энергию по такой цене, просто уйдут с рынка. В итоге это скажется и на замедлении темпов роста тарифов». Существующую же конкуренцию на рынке тепла он считает неэффективной. Получая от регуляторов более высокие тарифы, конкуренцию на рынке выигрывают дорогие и неэффективные котельные. «Если они эту конкуренцию у ТЭЦ выиграют окончательно, то проиграют в первую очередь потребители, получив значительно более высокий тариф», — предупреждает Игорь Максимов.

«Мы однозначно стоим на позициях, что единая тепловая организация — это лучше, чем множество таковых. Когда система теплоснабжения сосредотачивается в единых руках, то есть возможность получить организацию, которая умеет обслуживать, эксплуатировать, ремонтировать, — соглашается с коллегой Юрий Дорфман. — Появляется перспектива снижения затрат за счет масштаба. Ведь затраты мелких организаций всегда больше, чем у крупной компании. Кроме того, это единый центр ответственности, в том числе социальной, перед жителями. Когда организаций много, пока разберешься, кто виноват, какой организации принадлежит дом — бегай потом, догоняй».

Выражая готовность стать единой теплоснабжающей организацией, а иначе и представить себе нельзя, в Иркутск­энерго внедрение метода альтернативной котельной связывают с ликвидацией порочной практики перекрестного субсидирования, которое сегодня заложено энергетических тарифах. «Перекрестное субсидирование, когда для населения и приравненных к нему категорий тарифы ниже экономически обоснованных затрат энергокомпаний и за них доплачивают промышленные предприятия — это нонсенс, подобной экономики нет ни на одном другом рынке. При внедрении метода альтернативной котельной неизбежно, что потребитель, получающий ресурс по теплосетям, будет платить больше, чем организация, «запитанная» с коллектора. И это справедливо, — подчеркивает заместитель генерального директора по продаже энергоресурсов ОАО «Иркутскэнерго» Максим Матвеев.

Без рисков не обойтись

Игорь Максимов считает, что власти сильно задержали реформирование отрасли: переход на альтернативную котельную должен был случиться еще несколько лет назад. «Время для реформы выбрано не­удачно, потому что поздно. Социально-экономические причины, на которые ссылаются власти, против изменений и нововведений будут всегда, но, если этого не сделать сейчас, через 5–10 лет мы получим полностью разрушенную систему теплоснабжения страны, восстановление которой потребует уже совсем других средств — в десятки–сотни раз больших», — предупреждает Игорь Максимов.

Не видит бизнес готовности к работе по «котельному» методу и со стороны регио­нальных властей. «Регио­нальные власти не будут готовы к этому никогда. Внедрение новой модели для многих предполагает рост тарифов, а это непопулярная мера, на которую власти всегда идут неохотно и пытаются всячески избежать. В целом ряде регионов есть и проб­лема аффилированности представителей власти с котельными, которые сейчас получают за счет этого высокий тариф, а с переходом на альтернативную котельную лишатся такой возможности и, скорее всего, уйдут с рынка. При такой ситуации местные элиты тоже не поддерживают новую методику», — сетует представитель СГК.

Участников рынка не радует, что переход отрасли на метод альтернативной котельной произойдет поэтапно, через создание пилотных проектов. «Основной риск связан с внедрением модели в пробной версии. Он категорически не подходит в данном случае, так как результаты нововведений можно будет оценить лишь через 10–20 лет. На начальном этапе можно будет увидеть лишь рост тарифов, который никому, кроме энергетиков, не понравится», — делает негативный прогноз Игорь Максимов. — Сейчас износ труб составляет порядка 70%, но даже если найти необходимые средства, их невозможно заменить в один момент. Но чем раньше на это появятся деньги, а значит, чем раньше энергетики смогут начать процесс замены, тем быстрее наступит тот момент, когда все потребители почувствуют результат». К тому же статус «пилотности», мягко говоря, не гарантирует, что практика альтернативной котельной задержится на рынке надолго, а следовательно, в любой момент может быть «свернута», что создает дополнительные риски невозврата вложенных средств.

Главным риском внедрения метода альтернативной котельной Максим Матвеев называет рост задолженности «неотключаемых потребителей» — бюджетных организаций перед производителями и поставщиками тепла. «Учитывая, что тариф на теплоресурс может вырасти, мы можем столкнуться с ростом дебиторской задолженности. И это проблема, потому что отключить МУПы и другие бюджетные организации от теплосетей практически невозможно, в законы прописаны очень серьезные ограничения. Но это тот риск, к которому мы готовы, учитывая, что в целом рынок становится более честным», — резюмировал топ-менеджер Иркутскэнерго.

preview_pic


Похожие статьи:




Спецпроекты: