Открыть дело нехитрое

26 ноября 2019

Открыть дело нехитрое

Варвара Картинцева

Национальный проект «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» ставит перед собой романтические и крайне амбициозные цели. Доля МСП в ВВП страны к 2024 году должна составить 32,5%, а занятых в сфере малого и среднего бизнеса людей должно стать не менее 25 миллионов

Правительство активно запускает все новые инструменты, повышающие популярность предпринимательства как вида деятельности. Россияне подхватили тренд, число новооткрытых юридических лиц растет, важно, чтобы как можно больше из них выросло, а не закрылось после первого налогового периода.

 

2019 год прошел под знаком широкого изобилия бизнес-мероприятий разного масштаба, которые максимально популяризировали саму идею частного предпринимательства. Люди правительства и знаковые фигуры бизнеса со сцен, трибун и круглых столов перечисляли плюсы ведения собственного дела. И эта активность не прошла даром. На данный момент, исходя из данных Федеральной налоговой службы, в стране зарегистрировано 4 067 227 ИП и 3 761 362 юридических лиц. Впервые за очень долгое время мы видим, что число индивидуальных предпринимателей больше, чем консервативных юрлиц. Это, очевидно, связано именно с массовой популяризацией предпринимательства. А также с трендом на повсеместное оформление самозанятости. Так, только на начало августа текущего года в России более 162 000 граждан оформили для себя данный статус.

 «Налицо глобальная трансформация рынка труда. Россияне жаждут избавиться от офисного рабства, сменив его на ветер свободы частного предпринимательства. Среди главных причин, подталкивающих людей к своему бизнесу, я наблюдаю низкую социальную защищенность работников, снижение уровня доходов, наблюдаемое во многих регионах страны, и глобальную популярность ремесленных профессий. Виден следующий вектор: люди хотели бы сотрудничать с предприятием не в роли наемного сотрудника, а в статусе подрядчика», — комментирует Антон Репников управляющий партнер ANT Inc.

Но в реальности желанный ветер свободы бьет по новоиспеченным бизнесменам с силой арктического циклона. В 2018 году, по данным аналитической службы «Реального времени», закрылось 673 000 юридических лиц. Осенью 2019 года прошла информация о том, что за текущий год закрылось уже 700 000. Очевидны две тенденции: все больше юрлиц регистрируется, однако все больше их ликвидируется. «Большинство закрывающихся компаний относятся к микробизнесу. Предполагаю, что минимум 40-45 процентов из закрытых юридических лиц принадлежит именно к данной категории. Также отмечу, что малый бизнес закрывается чаще среднего. В чем проблема? Проблема заключается не только в низкой финансовой грамотности руководителей предприятий-малышей, но и больших системных сложностях в вопросах получения финансирования. Важно понимать, что компании-желторотику недоступно кредитование в банках, а МФО предлагают просто грабительские ставки. Какая должна быть маржинальность у бизнеса, чтобы покрыть драконовские проценты?» — рассказывает Сурен Айрапетян, управляющий партнер Rebridge Cаpital.

 

Все еще не клиенты

После внедрения стандартов «Базель-3» в банковском секторе России требования к капиталу компании-заемщика ужесточилось значительно. Риск-аппетит банков вырос. Удивительно, но на данный момент портфель кредитов, выданных малому и среднему бизнесу, не достиг докризисного 2014 года. При этом банками одобряется менее 20% сделок. При таком высоком проценте отказа не может удивлять тот факт, что объем банковского кредитования МСП не превышает 10% от совокупной выручки субъектов. Ясно, что даже те немногие среди «предприятий-малышей», которые могут претендовать на банковское финансирование, дотянуться до него не могут. Банки в большинстве своем продолжают быть недружелюбной структурой.

«Несмотря на снижение последние месяцы ключевой ставки ЦБ РФ, деньги госпрограмм являются для заемщиков сегмента МСБ наиболее дешевым источником финансирования. Если начиналась эпопея с господдержкой с поиска точек роста в стратегических областях промышленности и с условием инвестирования заемных средств, то сегодня на средства госпрограмм могут претендовать заемщики почти всего спектра экономической активности, причем на очень широкий круг целей. Сам процесс взаимодействия с госорганами в рамках программ по сложности и тяжести варьирует от института к институту, но надо отдать должное, с каждым годом механизмы становятся проще, прозрачней и дешевле для всех участников процесса», — комментирует Сергей Мартыненко, глава дирекции продаж транзакционных и кредитных продуктов малому бизнесу банка ТКБ.

Кстати, интересно отметить, что банковские продукты для МСП на данный момент в России существуют в урезанном формате, в частичной проработке. «Программы рефинансирования долговых обязательств среди субъектов малого и среднего бизнеса не развиты. При этом на рынке есть инструменты, позволяющие объединить два или несколько кредитов в один и платить по сниженной ставке одному кредитору. Но здесь не в чистом виде рефинансирование, а скорее реструктуризация задолженности», — рассказал Евгений Сивцов, эксперт по рефинансированию и финансовой грамотности.

Свое дело на свои деньги

Национальный проект, популяризирующий предпринимательство, предлагает ассорти программ государственной поддержки для различных категорий бизнесменов. Предполагается, что именно эти программы подарят лавине неокрепших бизнесменов-энтузиастов возможность развиваться и трансформироваться в меняющихся условиях внутреннего рынка, а также успешно заниматься экспортом. От федеральных институтов — это финансирование РФПИ, гарантии для стартапов от АО «Корпорация МСП», поддержка от Роснано, резидентство в Сколково. Также в центрах занятости желающие открыть свое дело могут подучить субсидию в размере 12-кратной максимальной величины пособия по безработице. Однако, помимо этого, каждый регион страны предоставляет свои собственные программы, направленные на поддержку местных предпринимателей. К примеру, существует гранатовая поддержка по программе «Начинающий фермер». В целом по стране средний объем грантовой поддержки составляет 3 млн рублей. К примеру, Татарстан делает упор на фермерство, так что в этом регионе размер субсидии начинающим фермерам может быть до 5 миллионов. В Сибирском федеральном округе работает субсидирование части затрат на покупку оборудования, по договорам лизинга и даже субсидирование затрат предпринимателей, осуществляющих деятельность в сфере бытового обслуживания. Но, несмотря на наличие пестрой гирлянды различных мер государственной поддержки, ее свет мало кого согревает. «По нашей аналитике в среднем процент отказов в получении государственного финансирования выше процента отказов на получение банковского на 13-15 процентов, — делится Сурен Айрапетян из Rebridge Cаpital. — При этом процент отказов на получение региональных субсидий ниже, а на получение федеральных — значительно выше. Больше того, я вижу, что каждая третья заявка на получение финансирования в банке, поданная представителем микробизнеса, встречает препятствия.

Так, создатели знаменитой детской коляски с электромотором Smart Kengoo до сих пор находятся в поисках достаточного объема средств, необходимых для адекватного развития компании. Другая история у ISS Art, базирующаяся в Омске. Компания занимается разработкой сложного программного обеспечения на заказ, такого как разработка AI, Computer Vision и ML алгоритмы и модели и их интеграция в любые решения. У государственных структур ISS Art финансирование получить не удалось. Компания обратилась за привлечением финансирования к частным инвесторам. И эта стратегия увенчалась успехом.

Еще одна особенность существующих государственных мер поддержки — это их несоответствие запросам малого бизнеса и вызовам трансформирующихся рынков. Россия, будучи родиной Ландау и Королева, сейчас не предоставляет МСП, работающим в сфере высоких технологий, адекватной помощи. Как результат — слова остаются словами, трансформируясь в дело очень медленно и не всегда. «Получить оплаченный стенд на крупнейших международных выставках можно при поддержке Российского экспортного центра. Однако календарь РЭЦ, из которого можно выбрать мероприятие для участия, зачастую не ориентирован на интересы малого бизнеса и не очень мобилен, приходится тратить много времени, чтобы включить или обосновать новые направления где необходимо представить отечественную продукцию. К примеру, отечественные производители оборудования для парков развлечений подали коллективную заявку РЭЦ на включение в список крупнейших выставок в США и Китае. В том числе IAAPA в Орландо, США является наиболее посещаемой и авторитетной площадкой. «В этом году мы летим туда за свой счет, однако в будущем рассчитываем на поддержку государства», — поделился Сергей Картинцев, директор по маркетингу Hello Computer.

«Общая статистика говорит, что в течение первых двух лет выживает менее пяти процентов компаний. В России очень агрессивная среда для малого и среднего бизнеса. Я вижу, что в последнее время растет популярность предпринимательства. Открывается много новых фирм, за многими стоят интересные проекты, идеи. Но сбыться суждено единицам. В России очень много молодых бизнесменов и мало возможностей по привлечению финансирования. В Китае, допустим, ситуация иная. Там предложения значительно больше, а спроса — меньше. Поэтому много отечественных компаний выходят на азиатский рынок. Это логично», — рассказывает Елена Астер, венчурный продюсер.

«Рынок Азии очень быстро растет: высокая покупательская активность, большое число клиентов. При этом культурное лицо азиатского клиента в значительной степени схоже с отечественным. Китайцы, к примеру, как и россияне, азартны и любопытны. Они любят все новое, очень ценят семейные развлечения. Нашей компании интересно развиваться на рынке Гонконга, Китая и Сингапура», — рассказывает Андрей Березенков, директор по развитию DGMA. Компания DGMA занимается разработкой и экспортом российских VR-игр.

Сегодня можно констатировать наличие двух факторов, которые будут оказывать значительное влияние на реализацию Нацпроекта популяризации предпринимательства. Первый: рынок труда уже находится в стадии глобальной трансформации, и эти процессы многих наемных работников буквально выталкивают из зоны комфорта. Они вынуждены искать себе применение, государство предлагает им интегрироваться в новое сообщество — сообщество предпринимателей.

Второй тренд — это крайне призрачная возможность получить институциональное финансирование для молодой компании. Банковское финансирование недоступно новичкам, а программы государственной поддержки все еще перегружены бюрократией и формализмом. Количество регистрируемых юридических лиц, конечно, увеличится, но вот многие ли из них смогут пройти хотя бы один налоговый период, это большой вопрос.

Выводить на главной: 

Похожие статьи: