Уникальные и невостребованные

03 декабря 2019

Уникальные и невостребованные

Сергей Спицын

«Технологии жизни» и life science — тренды нынешнего дня и ближайших десятилетий в биотехе. По каким траекториям будут развиваться данные направления и будет ли российский биотех влиять на эти траектории, определяли в наукограде Кольцово на площадке OpenBio

фото Антон Уницын

Отраслевой комплекс мероприятий OpenBio уже традиционно разделили на две части: конференция, наполненная научными докладами, и форум с дискуссионными площадками. Конференция в этом году работала три дня и была представлена четырьмя площадками: «Биофизика», «Биотехнология», «Молекулярная биология» и «Вирусология», на которых с докладами выступали молодые ученые. Экспертное жюри в каждой секции выбирало тройку самых интересных и проработанных исследований.

В форумной части центральное место и все внимание было отдано семичасовой пленарной экспертной сессии «Технологии жизни», в ходе которой обсуждались превентивная медицина, генетика, киборгизация и другие темы активного долголетия. Помимо экспертной части на форуме работала выставка продукции российских инновационных компаний и зона b2b-переговоров.

 

Кого и как поддержать

Одну из основных тенденций в области «технологий жизни» в своей презентации «Медицина будущего, активное долголетие и жизнь человека в 2045 году» привел Джин Колесников, эксперт Philtech Initiative, сооснователь московского филиала Университета Сингулярности. По его мнению, подавляющее большинство ведущих компаний в области lifescience не относятся к России. Этот постулат подтверждается недавним исследованием РБК, сделанным на основе доклада Dsight. В исследовании говорится, что венчурное инвестирование в биотехнологические разработки в России находится на последнем месте. Первая половина 2019 года показала наличие всего двух сделок на сумму в 5,1 млн долларов, в то время как в остальном мире за тот же период было 1,7 тыс. сделок с общей капитализацией в 21 млрд долларов. Причинами такой заинтересованности называют «чрезмерную рискованность проектов» и «огромные вложения, по сравнению с другими отраслями, на исследования и вывод продукта на рынок».

При этом Колесников не сделал вывода, что значимые разработки и идеи отсутствуют в России, он только отметил, что на слуху западные проекты вроде GDF11 от компании Elevian, усиливающего регенерацию клеток крови и внутренних органов и сенолитических препаратов Unity Bio, которые путем уничтожения стареющих клеток будут предотвращать развитие остеоартрита и других заболеваний, свойственных людям пожилого возраста.

О недоинвестированности российского биотеха говорилось в кулуарах OpenBio. Также многих инноваторов заботит поддержка и создания условий для благоприятного развития, внедрения разработок и последующей коммерциализации.

«Хочется видеть достаточную поддержку в виде займов, преференций для работы и одинаковых условий игры для всех. Сейчас компаниям вроде моей непросто пробиться на рынок. Существуют серьезные барьеры и при регистрации новых препаратов, и в проведении испытаний: любая, даже малейшая, ошибка может стать причиной для отказа в выдаче необходимых документов. Все это заставляет задумываться: стоит ли пытаться внедрять разработку на отечественном рынке? Еще больше сомнений от того, что европейским и американским венчурным инвесторам наши инновации интересны — идут предложения по сотрудничеству», — это, пожалуй, одно из наиболее ярких озвученных переживаний.

Хватает размышлений о мерах поддержки отечественных инновационных компаний и у опытных инноваторов. Заведующий лабораторией цитометрии и биокинетики Института химической кинетики и горения им. В.В. Воеводовского СО РАН Валерий Мальцев, разработавший принципиально новый анализатор крови, отметил, что участники круглого стола «Научное приборостроение для биологии, медицины, химии» так и не сошлись в едином мнении, какой должна быть поддержка.

«Каждый исходит из логики своей разработки и своих интересов, а не из нужд отрасли в целом. Мое мнение остается неизменным: мы слишком сильно распыляемся на малоизученные разработки вместо того, чтобы сосредоточиться на самом передовом и прорывном. Что нужно делать? Объединяться внутри отрасли, изучать нужды и потребности заказчиков и формировать общую стратегию развития. Это логичнее, чем ждать создания некоего фонда с привлечением частного капитала на принципах государственно-частного партнерства», — выразил свою мысль Мальцев.

фото Антон Уницын

Взамен, по мнению ряда экспертов, отрасль должна предлагать самостоятельные разработки. Так, по словам руководителя научно-инженерного центра горных машин и геотехнологий Института горного дела СО РАН Андрея Савченко, они занимаются экспертизой инновационных проектов и к работе подходят комплексно. «Важно понимать идею, как будет строиться разработка, кто потребитель, какое потребуется внедрение и насколько быстро будет коммерциализирован проект. Надо отметить, что за несколько лет нашей работы всего две или три разработки оказались несостоятельными: они так и не были воплощены после нескольких лет попыток. Можно констатировать, что сегодня в Новосибирской области существующие технологии и производственная база соответствуют научным идеям. Люди стараются исходить из имеющихся возможностей и понимания, какую можно получить поддержку», — говорит он.

По мнению представителя Института горного дела СО РАН, институты развития должны видеть потребности у разных групп инноваторов. «Кому-то необходимы разъяснения по патентной защите, кому-то — по авторским правам, а кто-то, как мы, зависит от взаимоотношений с китайскими партнерами, и там требуется помощь в экспорте. Радует, что на OpenBio эти вопросы так или иначе обсуждались», — пояснил Андрей Савченко.

 

Реальность и рынки

Российский экспортный центр, если обратиться к вопросу зарубежных поставок, готов оказывать адресную помощь, но только в случае проведения экспертизы. Подобно Савченко, который выясняет степень востребованности проекта на отечественном рынке, в РЭЦ консультируют на предмет понимания, приемлемости или неприемлемости продукта для конкретной страны. Елена Брагова, руководитель новосибирского подразделения РЭЦ, так прямо и указывала, что спроса за рубежом может и не быть в силу «особенностей страны, специфики данной отрасли, законодательных ограничений».

Помимо этого, Брагова отмечала, что для новосибирских инноваторов зачастую бывает открытием, что различные рынки предъявляют свои требования к одной и той же продукции.

«Это зависит от требований законодательства, тех стандартов, которые в этой стране присутствуют. Вполне обычная история, когда для Европы норма — это одно, а для постсоветского пространства — другое, а условному Казахстану требуются еще и дополнительные испытания, чтобы подтвердить, что данная продукция соответствует определенным требованиям и может быть использована в определенных условиях. Но и такие особенности не ставят нас как институт развития в тупик. У нас есть линейка продуктов, которые позволяют на каждом этапе жизненного цикла экспортного проекта предоставить определенный блок информации и консультации: это и помощь в выборе рынка, и вопросы, связанные с таможенным оформлением, с логистикой, консультирование по вопросам сертификации, продвижение продукции наших экспортеров за рубежом, и многое другое. Вариантов поддержки очень много, и они ограничены только одним требованием — товар обязательно должен быть несырьевым», — расставляла акценты Брагова.

Важно понимать, что на уровне федеральных министерств механизмы поддержки еще только в стадии разработки. Об этом упоминала в своем комментарии Татьяна Севостьянова, директор Департамента нормативно-правового регулирования Национальной ветеринарной ассоциации.

«Отечественная ветеринарная биофармацевтика развивалась долгое время в свободном русле. На нее никто не обращал внимания. Все предприятия, которые были созданы во времена СССР и действуют до сих пор, развивались по какой-то своей схеме. Совершенствование нормативно-правовой системы идет в направлении вспомогательных мер для удобства организации бизнес-процессов. Все делается для того, чтобы бизнесу было удобно и комфортно работать и сосуществовать с федеральными органами исполнительной власти», — пояснила Севостьянова.

Комфорт для ведения бизнеса — понятие все еще не до конца структурированное и каждым понимается по-своему. Дискуссия «Инновации: питание системы» показала, что комфортные условия, созданные федеральным Министерством экономического развития, видны далеко не всем инноваторам. По словам главы оргкомитета OpenBio Юлии Линюшиной, в ходе дискуссии был показательный момент. «Присутствовали институты развития, корпорации, инвестиционные фонды, предприниматели, исследователи. Когда речь зашла о помощи инноваторам, представитель Департамента стратегического развития и инноваций Минэкономразвития РФ говорила про пакеты мер по кредитованию под залог интеллектуальной собственности. Такие меры поддержки были созданы, но в ответ пришло ноль заявок, — делится глава оргкомитета OpenBio Юлия Линюшина. — Причем, о мерах поддержки никто не слышал — я дополнительно спросила аудиторию. Пока непонятно, где идет потеря информация, но есть запрос от министерства: «Почему никто не пользуется поддержкой?». Ведь бизнес обычно говорит: дайте нам меры. Вот и задача для нас, организаторов OpenBio, — находить провалы, стараться нивелировать и содействовать общению».

С окончанием OpenBio совпала публикация совместного доклада негосударственного института развития «Иннопрактики» с компанией «Аберкейд» о возможных точках роста российского биотеха. Исследователи выделили для прорыва органическое сельское хозяйство, производство кормовых биодобавок и ветеринарных иммунобиологических препаратов. «Сейчас наша страна является мировым лидером в поставке вакцин для профилактики особо опасных болезней животных и имеет дополнительный потенциал к наращиванию поставок иммунобиологических препаратов. Для этого требуется расширение производственного ассортимента в сегменте вакцинопрофилактики так называемых «коммерческих» заболеваний животных», — говорится в докладе, опубликованном на сайте «Иннопрактики».

фото Антон Уницын

И все же, несмотря на положительную динамику в некоторых направлениях отечественного сектора биотехнологий, доля России в глобальном рынке биотехнологий по-прежнему не превышает 1%. Так, объем индийского рынка биотехнологий составляет всего 2% от мирового, однако ежегодные темпы роста приближаются к 20%. Правительство Китая ежегодно инвестирует в данный сектор экономики порядка 40 млрд долларов. В России биотехнологии также определены как одно из ключевых направлений инновационного развития экономики страны наряду с IT и нанотехнологиями, однако только этого статуса недостаточно, чтобы преодолеть существующие стоп-факторы, но, как показали дискуссии форума, вопросов, а порой и претензий у бизнеса и власти друг к другу гораздо больше, чем конструктивных решений. Имея солидный потенциал уникальных научных разработок, отечественная биофарминдустрия пока может только лишь встраиваться в чью-то траекторию.  

Выводить на главной: 

Похожие статьи: