Бизнес не по-детски

26 февраля 2020

Бизнес не по-детски

Андрей Шикарин

Справка: Максим Иванютенко, 30 лет. Предпринимательский стаж — с 2014 года. Соучредитель и директор Центра прогрессивного отдыха «Persona Camp».

             

 

 

— Максим, почему решили стать предпринимателем? В какой момент пришло желание либо осознание, что нужно заняться своим делом?

— Я с 18 лет работал в обычном детском муниципальном лагере. Работал я там восемь лет, и в какой-то момент мне просто надоело работать на кого-то, мне очень захотелось свободы. К тому моменту у меня было уже очень много практики в работе с детьми разных возрастов, в свое время я был и лучшим методистом России и лучшим вожатым России. Сформировалось даже какое-то количество клиентов — детей и, главное, родителей, которые знали, кто я и что умею. Было четкое понимание, что много знаю о сфере детского отдыха и нужно идти именно в эту сферу. Словом, главная цель — это ощутить свободу ото всех и не «на кого-то» работать, а делать свой продукт самому и на этом зарабатывать.

 

— Сколько прошло времени от возникновения идеи до начала работы? Сразу ли все задалось?

— На первом этапе у меня не было ничего — ни финансов, ни договоренностей с площадками. Первое, с чего решил начать, — это собрать команду. Это единственное, с чем не было проблем: я собрал 30 человек. Когда мы начинали, у нас были только амбиции, больше у нас ничего не было. Соответственно, и понимания, как это сделать бизнесом, тоже никакого не было. На первую смену мы выбрали неправильный сезон, стартовали с осенних каникул. Это не те каникулы, с которых надо начинать, потому что каникулы короткие, и дети в основном заняты секциями, кружками и курсами. Мы рассчитывали человек на сто, думали, у нас будет «вау!» и все полетит. А у нас было на первой смене всего 11 детей. И тогда команда задала мне вопрос: стоит ли делать смену на 11 человек? Я тогда крепко задумался. Несколько дней думал и пришел к выводу: если мы сейчас не начнем, то так никогда и не начнем. И мы сделали эту смену. Это была для нас самая дорогостоящая смена, мы потратили на нее много денег. Но главное — мы стартовали. И уже через два месяца — на следующие, зимние, каникулы — у нас было сто детей.

 

— Стартовать всегда сложно, но вот уже в ходе деятельности случались ли кризисные ситуации, когда приходилось крепко задуматься, тем ли вы занимаетесь?

— Дело в том, что я человек творческий, но финансово совершенно безграмотный. То есть я не умею считать деньги, и все, что связано с бухгалтерским учетом, для меня и подавно темный лес. Я понял, что мне нужен человек, который бы этим занимался. На старте я привлек своего знакомого. Он тоже работал в лагере, но занимался больше маркетингом. У него, однако, тоже не получилось. В общем, мы первый год отработали в минус. И проблема была в том, что мы просто не умели — ни я, ни он — считать деньги. Неправильными были расходы, доходы, ценообразование. Из-за этого мы вообще ушли в минус в первый же год.

 

— На первом этапе многие начинающие предприниматели уходят в минус и немногие из минуса возвращаются. Где вы искали выход из этой ситуации?

— Начали искать информацию, курсы, встречались с теми, кто мог нам дать дельный совет в этой сфере. Ситуацию выправили в довольно сжатые сроки, правильно выстроили ценообразование, разобрались с расходами. После этого начался следующий, не менее сложный этап, тонкая настройка. Нам нужно было поднимать стоимость: мы ведь стартовали прям «вау!», и задача была не сдать позиции, но при этом не сильно загнуть цену. У нас не любят, когда цена раз ни с того, ни с сего резко вырастает. Медленно, но верно мы начали выправлять ситуацию и выходить из минуса.

 

— Максим, работа с детьми — очень непростая сфера деятельности. Большую роль играет человеческий фактор. Как вы формируете свою команду?

— Команда у нас закрытая. Ребята приходят только по приглашениям и по рекомендациям. То есть просто так прийти и сказать: «Здрасьте, я хочу у вас работать» — не получится.

 

— Чем обусловлен такой подход к набору?

— Я видел, как набирают вожатых в муниципальные лагеря: берут всех подряд. Результат от этого был крайне невысокий. Я хотел от подобного уйти. У нас молодые люди не хотят и не горят желанием работать с детьми. Тем более двадцать четыре часа и семь дней в неделю. Мы ведь сразу поставили цель — работать на результат. Наша задача состояла в том, чтобы все дети, которые к нам приезжают, в последний день смены сказали: «Мы обязательно вернемся и друзей с собой привезем». Когда молодой человек приходит к нам, он год учится. Каждые выходные у нас проводится обучение, мы на него смотрим в деле. После этого он выходит работать на первую смену, мы снова на него смотрим и говорим либо «да», либо «нет». Кто-то сам отсеивается — понимает, что это не его. На данный момент у нас команда из 53-х человек. Есть ребята, которые работают с самого основания, то шесть лет, хотя они уже закончили университеты.

— Как бы вы оценили процедуры и инструменты поддержки предпринимателей в период, когда вы только начинали свой бизнес, по сравнению с тем, что есть сейчас? Достаточно ли проработан инструментарий поддержки компаний?

— Да у нас такая история, что мы особо никуда и не обращались — только кинули клич по знакомым. Дело в том, что такую деятельность, как наша, не видят как бизнес. Нет для нас инструментов поддержки ни у банков, ни у государства. У нас предпринимательство в чистом виде. Я слышал, что есть грантовые проекты, на которые выделяются бюджетные деньги. В нашей команде присутствуют ребята, которые сейчас учатся в магистратуре на менеджмент детского отдыха. И мы, конечно, думаем над тем, чтобы попробовать зайти в подобные грантовые программы. Но, опять же, это государственный заказ. Нужен ли он нам?

 

— Это тоже интересный вопрос. Почему он возник, что смущает?

— Смущает то, что это госзаказ — следовательно, кто-то посторонний говорит нам, что нужно провести, и указывает, как это провести. Выставляет критерии, которые, возможно с нашими не совместимы. Мы так не привыкли. Мы сами придумываем то, что делаем для детей.

 

— Судя по вашему рассказу и по общему впечатлению, вы, конечно, очень романтичны. Как считаете, предпринимательство — это романтичное дело?

— Ну, не знаю, насколько это может быть романтично. Это, безусловно, интересно и в то же время очень ответственно. И это ощущение свободы — когда ты не зависишь ни от кого. Оно того стоит, чтобы начать свое дело.

 

— Максим, по вашему мнению, в сегодняшней реальности предприниматель — это по-прежнему сапер, который идет по минному полю и в любой момент может подорваться? Или, все-таки, появилось гораздо больше информации или инструментов, которые позволяют на этом «минном поле» чувствовать себя уверенней?

— Нет, не сапер точно. Потому что сейчас реально получить любую информацию. Просто взять телефон — и у тебя абсолютно весь мир, так сказать, на ладони. В этом плане сейчас очень легко. Вдобавок ко всему, сейчас проводится много обучающих программ по бизнес-тематике. Если бы я сейчас начинал, то, наверное, не совершил (или совершил бы меньше) ошибок, особенно в плане финансового управления компанией, потому что тогда у меня не было верной информации — найти ее было гораздо сложнее. Сейчас все доступнее.

 

— Какие планы по развитию вашей компании вы строите на ближайший период? Каких высот хотите достичь?

— И у нас, конечно, есть планы. Мы хотим сделать сеть детских лагерей по России под нашим брендом. Когда, например, начинаются осенние каникулы по всей России, мы отправляем команды наших вожатых в разные города. В этом году, летом, будем пробовать проводить первую смену в Москве. И еще у нас есть цель на этот год — по окончании летнего сезона открыть городской центр досуга детей, чтобы занять месяцы между каникулами.

 

— Максим, в чем вы измеряете успешность бизнеса? Каковы ваши критерии успешности?

— Ну, в нашем случае это постоянный рост клиентской базы. За время работы нам удалось добиться большого процента возвращаемости. Есть дети, которые приезжают к нам на все каникулы. Еще один важный критерий — это профессиональный рост команды. Прибыль — это, конечно, здорово, но я лично не ставлю ее на первое место.

Я немного из другого теста. Мое дело для меня — это больше душа и самореализация.

 

 

/интервью подготовлено при поддержке  АНО "Центр содействия развитию предпринимательства Новосибирской области"/

 

Выводить на главной: 

Похожие статьи: